Перейти на главную страницу сайта
  УКР   |   РУС   |   ENG
 В НАЧАЛО
 
 
ИНДЕКС ПО АВТОРУ
 
 
ПО НАЗВАНИЮ
 
 
НАШИ РАБОТЫ И ПЕРЕВОДЫ
 
 
НАША БИБЛИОТЕКА
    Библеистика
       Герменевтика
       Библейское богословие
       Толкования ВЗ
       Толкования НЗ
       Женевская Библия
       Й.Даума о Ветхом Завете
       Толкования
Мэтью Генри

       Серия "Библия
говорит сегодня"

    Систематика
       Откровение
       Бог
       Творение
       Человек и грех
       Христос
       Святой Дух
       Церковь
       Эсхатология
    История церкви
       Ранняя церковь
       Средневековье
       Реформация
       Современная церковь
       Восточная Европа
    Завет
    Этика
    Дары Святого Духа
    Проповедование
    Проповеди
    Семья
    Общество
    Апологетика
    Миссиология
    Дар с неба
    Простые истины
 
 
ТЕСТЫ
 
 
АУДИО
 
 
ВИДЕО
 
 
РЕФОРМАТСКАЯ ЦЕРКОВЬ
    Церковный уклад
    Общая информация
    История
    Реформатские исповедания
       Введение в реформатское богословие
    Литургия
       Литургические формы
    Таинства
    Для детей
 
 
СЕМИНАРИЯ
    Видео-лекции
 
 
FAQ О РЕФОРМАТСКОМ БОГОСЛОВИИ
 
 
ССЫЛКИ
 
 
КОНТАКТ


Теги:
Августин апологетика арминианство библейское богословие Библия благодать Бог брак будущее вера вероисповедания Ветхий Завет Вечеря Господня герменевтика грех дары Евангелие жизнь завет Закон избрание искупление Кальвин кальвинизм крещение литургия Лютер миссиология молитва Новый Завет общество оправдание освящение откровение Пайпер пасторы политика постмодернизм православие предопределение проповеди проповедование пуритане ранняя церковь реформатская церковь Реформация Россия свобода воли Святой Дух спасение Средневековье таинства творение толкование Троица Украина харизматы Христос Церковь человек этика


© Йос Колейн, Дмитрий Бинцаровский


RSS

ПОИСК






   

Стремитесь к серьезному богословскому образованию?
Поступайте в Евангельскую реформатскую семинарию Украины!
Высокий академический уровень.
Бесплатно. Удобно. Полезно. Интересно.



Августин, "О благодати и свободном произволении"
Скачать в других форматах: DOC




 

DE GRATIA ET LIBERO ARBITRIO  (427-428)

 

1.1. Ради тех, кто свободное человека произволение так возвещает и защищает, что благодать Божию, через каковую бываем мы к Нему воззываемы и от заслуг наших злых увольняемы, через каковую же и добрые заслуги стяжаем, дабы ими улучить нам жизнь вечную, отрицать дерзает и упразднить тщится, много уже рассуждали мы изустно и письменно, сколько Бог благоволил нам даровать. Но поелику есть и такие, кто благодать Божию так защищает, что свободное произволение человека отрицает либо же полагает, будто свободное произволение отрицается, коль скоро благодать защищается, сего ради озаботился я написать нечто ко Братолюбию вашему, брат Валентин и иже купно с ним Богу служащие, побуждаемый взаимною братской любовью. Возвещено же о вас мне, братия, некими людьми из вашей общины и оттуда до нас пришедшими, через каковых мы сие и отослали, что об сном предмете есть среди вас разномыслие. И вот, достолюбезные, да не смущала бы вас темнота предмета сего, наказываю вам прежде всего, дабы за то, что разумеете, благодарили вы Бога; а все то, до чего не может пока достигнуть устремление ума вашего, молите у Господа, дабы уразуметь вам, и доколе Он Сам ке приведет вас к тому, чего покамест не разумеете, ходите в том, до чего достигнуть смогли. Сие наказывает апостол Павел, который, сказав, что сам не обрел еще совершенства, чуть позже рек: "Р1так, кто из нас совершен, так должен мыслить", то есть что таково совершенство наше, что далеко нам от него до совершенства, нам подобающего; и следом прибавил он: "Если же вы о чем иначе мыслите, то и это Бог вам откроет. Впрочем, до чего мы достигли, так и должны мыслить и по тому правилу жить)) (Филип. 3, 15, 16). Подлинно, мысля и живя по тому, до чего мы достигли, мы могли бы достигнуть и до того, до чего покамест не достигли (ибо, ежели мы о чем не так мыслим, Бог открывает нам сие), лишь бы не отступались мы от того, что Он уже прежде нам открыл.

 

1.2. Открыл же Он нам через Священное Свое Писание, что обладает человек свободным произволением воли. А каким образом открыл, напомню вам изречением не человеческим, но божественным. Ибо прежде всего в самих божественных заповедях не было бы пользы для человека, когда бы не обладал он свободным произволением воли, каковым, оные исполняя, достигает он обетованной награды. Даны же они были затем, чтобы не имел человек извинения от неведения; как говорит Господь в Евангелии об иудеях, "если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха, а теперь не имеют извинения во грехе своем" (Иоан. 15, 22). О каком грехе говорит, если не об оном великом грехе их, уже ведомом Ему наперед, когда Он говорил сие, в котором имели они предать Его смерти? Ведь и прежде, нежели Христос пришел к ним во плоти, были они не безгрешны. Тоже и Апостол говорит: [Рим. 1, 18-20]. Как же он говорит "не имеющие извинения", если не о том извинении, к каковому обыкла прибегать человеческая гордыня: "Ведал бы я прежде, соделал бы; потому не соделал, что не ведал" - или: "Ведать бы мне, я бы делал; потому не делаю, что не ведаю"? Сие извинение от них отымается, когда заповедь заповедуется или знание неподобности согрешения является.

 

2.3. Но есть люди, которые покушаются извинить себя, возлагая вину на Самого Бога, им же говорит апостол Иаков: "В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого. Но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью. Похоть же, зачавши, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть" (Иак. 1, 13 - 15). Так же отвечает помышляющим сыскать себе извинение в Самом Боге книга Притч Соломона: "Глупость человека извращает путь его, а сердце его негодует на Господа" (Притч. 19, 3). И книга Премудрости сына Сирахова говорит: [Сир. 15, 11 - 18]. Се, видим мы, неприкровенно изъявляется свободное произволение человеческой воли.

 

2.4. Что же это, что в столь многих местах повелевает Бог соблюдать и творить все заповеди свои? Как повелевает, ежели нет свободного произволения? Что оный блаженный, о котором говорит Псалом, что "в законе Господа воля его" (Пс. 1, 2)? Не довольно ли указует он, что волею своею пребывает человек в законе Божием? Далее, заповеди столь многие, как бы к самому имени воли взывающие, как то: "Не хоти быть побежден злом" (Рим. 12, 21) и иные подобные: [Пс. 31, 9. Притч. 1, 8; 3, 7, 11, 27, 29; 5, 2. Пс. 35, 4. Притч. 1, 29] и неисчислимые подобные божественные речения в Ветхих Книгах, - что обличают, ежели не свободное произволение человеческой воли? В Книгах же Новых, Евангельских и Апостольских, что иное изъявлено, когда говорится: "Не желайте собирать себе сокровищ на земле" (Матф. 6, 19), и [Матф. 10, 28; 16, 24. Лук. 2, 14. 1 Кор. 7, 36, 37; 9, 17; 15, 34. 2 Кор. 8, 11. 1 Тим. 5, 11. 2 Тим. 3, 12. 1 Тим. 4, 14. Фил. 14. Ефес. 6, 6. Иак. 2, 1; 4, 14. 1 Иоан. 2, 15], и прочее в том же роде. Поистине, там, где говорится "не пожелай" и "не посягай" и где на некое делание или воздержание от делания в заповеданиях божественных востребуется труд воли, свободное произволение бывает достаточно обнаружено. Потому никто да не обвиняет Бога в сердце своем, но каждый да вменяет себе, когда согрешает. Равно и когда нечто по Богу творит он, да не отлучает сего от собственной воли. Ибо когда человек таковое исполняет не против воли своей, тогда подобает именовать сие добрым делом, тогда подобает уповать на заслуги добрых дел перед Тем, о Ком сказано было: "Который воздаст каждому по делам его" (Матф. 16, 27).

 

3.5. Стало быть, если кому ведомы божественные заповеди, отымается у тех обыкновенное для людей извинение от неведения. Но не останутся без наказания и те, кто не ведает божественного закона. "Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону ОСУДЯТСЯ" (Рим. 2, 12). Ибо не мыслю, будто Апостол сказал сие с тем, чтобы изъяснить, что во грехах своих закона не знавшие имеют претерпеть нечто горшее, нежели знавшие. Так, представляется, будто погибнуть горше, нежели быть осужденну; но поелику сказывалось сие о язычниках и иудеях, ибо те без закона пребывали, а эти получили закон, то кто дерзнул бы утверждать, будто в законе согрешающие иудеи, затем что не уверовали они во Христа, не имеют погибнуть, коль скоро о них сказано: "По закону осудятся"? Ведь никто не может спастись без веры Христовой, и через то осуждаемы они так, чтобы погибнуть им. Если же у не знающих закона Божьего горшая участь, чем у знаюших, то как будет истинно реченное Господом в Евангелии: "Раб, который не знал волю господина своего и сделал достойное наказание, бит будет меньше; раб же, который знал волю господина своего и сделал достойное наказания, бит будет много" (Лук. 12, 48, 47)? В сем месте показывает Он, что более тяжко согрешает человек знающий, нежели незнающий. И, однако, не подобает сего ради укрываться под сенью неведения, дабы под оной всякий снискал себе извинение. Ведь иное - не знать, а иное - не захотеть знать. Подлинно, воля обвиняется в том, о ком говорится: "Не хочет он вразумиться, чтобы делать добро" (Пс. 35, 4). Но и оное незнание - не тех, что знать не желают, а тех, что как бы всесовершенно не знают, - никого не извиняет настолько, чтобы избавлен он был от огня вечного ради того, что не веровал, даже не слыхав, во что мог бы уверовать; разве что огонь жжет его ке так жестоко. Сказано же не втуне: "Пролей гнев Твой на народы, которые не знают Тебя" (Пс. 78, 6), - и что Апостол говорит: "В пламенеющем огне совершающего отмщение не познавшим Бога" (2 Фес. 1, 8). И однако же, дабы и самое веденье нам иметь и дабы всякий не говорил: "Не ведал, не слышал, не разумел", то сего ради к воле человеческой обращено увещание: "Не желайте быть, как конь, как лошак несмысленный" (Пс. 31, 9), хотя худшим выказывает себя тот, о ком говорилось: "Словами не научится раб, потому что хотя он и понимает их, но не слушается" (Притч. 29, 19). Когда же говорит человек: "Не могу исполнить, что заповедано, ибо похотью моею побежден", уже не имеет он извинения даже и от незнания, и не обвиняет он Бога в сердце своем, но зло свое в себе сознает и скорбит; однако ему говорит Апостол: "Не хоти быть побежден злом, но побеждай зло добром" (Рим. 12, 21). И уж коль скоро кому говорится "не хоти быть побежден", то сие, несомненно, обращено к произволению воли его. Ведь хотение и нехотение присущи собственной его воле.

 

4.6. Но надобно остерегаться, дабы все сии и всяческие иные (каковых, без сомнения, весьма много) божественные свидетельства в защиту свободного произволения не были поняты так, будто через это не оставляется места благодатному Божьему вспоможению для жизни благочестивой и добродетельной, коей подобает награда вечная; и также, дабы не дерзал какой-нибудь несчастный, когда ведет он жизнь добрую и творит добро (или, скорее, мнит себя ведущим жизнь добрую и творящим добро), хвалиться о себе, а не о Господе, и в себе самом утверждать упование на правое житие, так что достоит ему проклятие пророка Иеремии, говорящего: "Проклят человек, который надеется на человека и укрепляет плоть мышцы своей и которого сердце удаляется от Господа" (Иер. 17, 15). Уразумейте, братия, сие пророческое свидетельство. Ибо ведь не сказал пророк: "Проклят человек, который надеется на себя самого"; кому-то показаться могло бы, что "проклят человек, который надеется на человека" сказано затем, чтобы никто не надеялся на другого человека, а только на себя. И вот, дабы сделать ясным, что увещевал он человека с тем, чтобы тот и на себя не надеялся, для этого он когда сказал: "Проклят человек, который надеется на человека", то сейчас добавил: "И укрепляет плоть мышцы своей". Слово "мышца" поставил он вместо способности к деланию. Под именем же "плоти" надобно разуметь человеческую немощь. И потому тот укрепляет плоть мышцы своей, кто мнит, будто способности немощной и бессильной (то есть человеческой) для делания благого довольно ему, и не уповает на вспоможение от Господа. Вот почему он присовокупил: "И которого сердце удаляется от Господа". Такова ересь пелагианская, не древняя, но в не столь давнее время возникшая. И хотя против ереси той спор шел довольно долго, однако по нужде достиг он и до последних епископских соборов, откуда я к вам направил пускай не все, но кое-что, достойное чтения. Посему, благого делания ради да не станем мы уповать на человека, укрепляя плоть мышцы своей, и да не удалится сердце наше от Господа, но да речет Ему: "Будь помощником моим; не отвергни меня и не оставь меня, Боже, Спаситель мой" (Пс. 26, 9).

 

4.7. И подобно тому, возлюбленные, как вышепоказанными свидетельствами Священного Писания подтвердили мы, что для жительства доброго и делания правого есть в человеке свободное произволение воли, - так же рассмотрим мы, каковы суть божественные свидетельства о благодати Божией, без которой ничто доброе сотворить не можем. А для начала скажу я нечто о самом обете вашем. Ибо не собрала бы вас община сия, в которой живете воздержно, когда бы не презрели вы наслаждения жизни брачной. Но вот ведь, когда Господу на слова Его сказали ученики: "Если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться", Он отвечал им: "Не все вмещают слово сие, но кому дано" (Матф. 19, 10, 11). Разве не к свободному произволению Тимофея с увещанием обращался Апостол, говоря: "Восхоти сохранить себя чистым" (1 Тим. 5, 22)? И, в рассуждении предмета сего, показал он самовластие воли, сказав: "Не будучи стесняем нуждою, но будучи властен в своей воле, чтобы сохранить свою деву". Однако нее "не все вмещают слово сие, но кому дано". Ибо кому не дано, те или не хотят, или не исполняют того, что хотят; а кому дано, те так хотят, что исполняют то, что хотят. Итак, дабы слово сие, не всеми вмещаемое, иными из людей вмещено было, потребны и Божий дар, и свободное произволение.

 

4.8. Ибо ведь и о самом целомудрии жизни брачной тоже сказал Апостол: "Пусть делает, как хочет; не согрешит, если выйдет замуж" (1 Кор. 7, 37, 36); и все же сие есть также Божий дар, по слову Писания: "От Господа обрачивается жена мужу" (Притч. 19, 14). Потому Учитель язычников, в проповеди своей выставляя и целомудрие жизни брачной, коего ради прелюбодейного не творят, и воздержность, оное совершенством превосходящую, коей ради соединения плотского вовсе не ищут, изъяснил, что и то и другое есть дар Божий, когда в послании к коринфянам супругов увещевал, дабы не уклонялись они друг от друга; оных же убедив, прибавил: "Хочу же, чтобы все люди были, как и я", ибо ведь сам он воздерживался от всякого плотского союза; и затем присовокупил: "Но каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе" (1 Кор. 7, 7). Ужели столь многочисленные в законе Божием заповедания, да не творили бы блуд и прелюбодеяние, на иное что указуют, кроме свободного произволения? Ибо не заповедовалось бы сие, если бы не имел человек собственной своей воли, которая заповедям божественным была бы послушна. И все же ото Божий дар, без которого заповеди чистоты исполнены быть не могут. Почему и говорит муж оный в книге Премудрости: "Хотя знал я, что никто не может быть воздержным, если Бог не даст; и это само было делом мудрости, познать, от Кого этот дар" (Прем. 8, 21, по Септуагинте). С тем же, чтобы не исполнялись сии святые заповеди чистоты, "каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похотью" (Иак. 1, 14). Так что ежели скажет человек: "Хочу исполнять, но похотью моею побежден бываю", - то Писание отвечает его свободному произволению вышепомянутым: "Не хоти быть побежден злом, но побеждай зло добром". Однако, дабы стало по сему, благодать подает вспоможение; а если не подаст она вспоможения, то будет закон не иным чем, нежели силою греха. Ибо умножается похоть и через закон воспреющий обретает еще большую силу, - разве только дух благодати подаст вспоможение. Именно так говорит тот же Учитель язычников: "Жало же смерти грех; а сила греха закон". Вот отчего говорит человек: "Хочу исполнить заповедь закона, но силою похоти моей побежден". И когда приступают к воле его и говорят: "Не хоти быть побежден злом", - что поможет ему, ежели не свершится то через споспешествующую благодать? Сие же и сам Апостол прибавил следом; ведь сказав, что "сила греха закон", он сейчас присовокупил: "Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом" (1 Кор. 15, 56, 57). Посему и победа, каковой грех побежден бывает, есть не иное что, как дар Бога, подающего в брани сей помощь свободному произволению.

 

4.9. Сего ради и Небесный Учитель говорит: "Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение" (Матф. 26, 41). Посему пусть всякий, с похотью своею сражаясь, молится, дабы не впасть ему во искушение, то есть, дабы не быть ему оной увлеченну и обольщенну. Во искушение же не впадает он, если победит похоть злую волею доброю. Однако и произволения воли человеческой недостаточно было бы, когда бы не уступал Господь победу тому, кто молится, дабы не впасть ему во искушение. И подлинно, есть ли что более явное, нежели Божия благодать, каковая изъявляется, когда по молитве стяжаем взыскуемое? Ибо ежели сказал Спаситель наш: "Бодрствуйте, чтобы не впасть во искушение", то, мнится нам, только волю человека увещевал Он; когда же добавил "и молитесь", то показал, что Бог помогает, дабы не впал тот во искушение. Сказано было свободному произволению: "Сыне, научения Господня отвергнуть не пожелай" (Притч. 3, 11); Господь же сказал: "Я молился о тебе, Петр, чтобы не оскудела вера твоя" (Лук. 22, 32). Получает от благодати, стало быть, человек вспоможение, чтобы не втуне давалось воле его повеление.

 

5.10. Представляется, что когда говорит Бог: "Обратитесь ко Мне, и Я обращусь к вам" (Зах. 1, 3), то одно из сих - то есть дабы мы к Нему обратились - принадлежит к нашей воле, другое же - то есть дабы и Он тоже к нам обратился - к Его благодати. И могут думать пелагиане, что тут возобладало собственное их мнение, каковым руководствуясь говорят они, будто благодать Божия по заслугам нашим дается. Хотя сие сам Пелагий не дерзнул утверждать, когда на Востоке, то есть в провинции- Палестинской, где град Иерусалим, внимали ему епископы. Ведь среди прочего, что было выставлено против него, выставлено было и то, что говорил он, будто благодать Божия по заслугам нашим подается. Сие же кафолическому учению столь чуждо и благодати Христовой столь враждебно, что когда бы не предал он анафеме оное выставленное против него, то сам бы, анафеме преданный, оттуда ушел [Cf. de Gestis Pelagii, 30-37]. Но что анафематствовал он лицемерно, на то указуют позднейшие его книги, в каковых всячески защищает он то именно, что, дескать, Божия благодать по заслугам нашим дается. Посему выбирают они из Писания подобное приведенному мною чуть раньше: "Обратитесь ко Мне, и Я обращусь к вам", дабы выходило, будто за заслугу обращения нашего к Богу подается Его благодать, в каковой Он к нам и Сам обращается. И мнящим сие не внятно, что, если бы само наше к Богу обращение не было бы тоже даром Божьим, не говорилось бы к Нему: "Боже сил! обрати нас" (Пс. 79, 8), и [Пс. 84, 7, 5], и прочее в том же роде, что припоминать слишком долго. Ведь и придти ко Христу - не есть ли сие то же самое, что с верою к Нему обратиться? И, однако, Он рек: "Никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего" (Иоан. 6, 65).

 

5.11. Также и написанное во второй книге Паралипоменон: "Господь с вами, когда вы с Ним; и если будете искать Его, Он будет найден вами; если же оставите Его, Он оставит вас" (2 Пар. 15, 2), - и сие делает явным произволение воли. Но люди оные, говорящие, будто Божия благодать по заслугам нашим дается, толкуют сии свидетельства так, будто наша заслуга в том, что мы с Богом, а благодать Его за заслугу сию дается, дабы и Он пребывал с нами. Также будто в том еще наша заслуга, что мы ищем Его, за заслугу же сию Его благодать дается, дабы и Он найден был нами. И сказанное в книге первой: "К ты, Соломон, сын мой, знай Бога отца твоего и служи Ему от всего сердца и от всей души, ибо Господь испытует все сердца и знает все движения мыслей. Если будешь искать Его, то найдешь Его, а если оставишь Его, Он оставит тебя навсегда" (1 Пар. 28, 9) - также делает зримым произволение воли. Но те полагают, будто сие есть заслуга человеческая, на основании сказанного "если будешь искать Его"; и будто за заслугу сию дается благодать, на основании сказанного "найдешь Его". И усиливаются они всячески показать, сколько могут, будто благодать Божия по заслугам нашим дается, иначе говоря, будто благодать не есть благодать, то есть "благой д а р" (gratiam non esse gratiam). Ведь кому по заслуге воздается, тем "воздаяние вменяется не по благодати, но по долгу" (Рим. 4, 4), как совершенно ясно говорит Апостол.

 

5.12. Была же заслуга и у апостола Павла, но злая, когда он Перковь преследовал; поэтому говорит он: "Я недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию". И вот, хотя имел он злую сию заслугу, за зло воздалось ему добром; и потому следом прибавил он: "Но благодатию Божиею семь то, что есмь". А дабы показать и свободное произволение, сейчас присовокупил он: "И благодать Его не была тщетна, но я более всех их потрудился". Ибо обращается он с увещеванием к сему свободному человека произволению и в других, к которым говорит: "Умоляем вас, чтобы благодать Божия не тщетно была принята вами" (2 Кор. 6, 1). Для чего же он умоляет их, если так они благодать приняли, что собственную волю утратили? Однако, дабы не думали, будто воля сама по себе, без благодати Божией, способна к чему доброму, он, сказав: "Благодать Его не была тщетна, но я более всех их потрудился", продолжил, говоря: "Не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною" (1 Кор. 15, 9, 10), то есть не только я, но благодать Божия со мною. А стало быть, не только благодать Божия и не только он, но благодать Божия с шш заедино. А дабы воззвать к нему с небес и дабы обратился он ради призвания столь великого и столь действенного (Дели. 9) - на то была только лишь Божия благодать, ибо заслуги его велики были, но злы. И далее, в другом месте, говорит он к Тимофею: "Сострадай с Благовестием силою Бога, спасшего нас и призвавшего Своим призванием святым, не по делам нашим, но по Своему изволению и благодати, данной нам во Христе Иисусе" (2 Тим. 1, 8, 9). Также и заслуги свои, однако же злые, припоминая, он говорит: "Ибо и мы были некогда носмысленны, непокорны, заблуждшие, были рабы похотей и различных удовольствий, жили в злобе и зависти, были гнусны, нечавиделп друг друга". Что же причиталось сим заслугам, столь злы, кроме наказания? Но поелику воздает Бог за зло добром, то через благодать (каковая не по заслугам нашим даруется) сотворено было то, о чем он, в продолжение слов своих, говорит: "Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога, Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом, Которого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего, чтобы, оправдавшись Его благодатью, мы по упованию сделались наследниками вечной жизни" (Тит 3, 3 - 7).

 

6.13. Сими и подобными божественныли свидетельствами подтверждается, что благодать Божия не по заслугам нашим дается, коль скоро мы видим, что была она дана :-;е только безо всяких добрых, а даже и при многих злых преждебывших заслугах, и видим, что она ежеденко так подается. Но, разумеется, коль скоро она уже подана, то зачинают быть также и добрые нашь заслуги, однако через нее: ведь ежел-л она отступается, то человек оступается, не горе воздвигаемый, но долу низвергаемый свободным произволением. Поэтому человеку, когда начал он стяжать заслуги добрые, подобает приписывать оные не себе, но Бегу, Которому в Псалме говорится: "Ты был помощником моим; не оставь .меня" (Пс. 26, 9). Реченным "не оставь меня" указует он, что когда бы он был оставлен, то сам по себе не был бы способен ни к чему доброму. Оттого и сказано им: "Я говорил среди изобилия моего: не поколеблюсь вовек". Мнил же, будто ему принадлежит добро, каковым был столь изобилен, что не быть ему поколеблену. Но стоило благодати на малое время покинуть его, дабы показать ему, чьим достоянием стал он, как будто своим, похваляться, и он, вразумленный, говорит: "По благоволению Твоему, Господи, Ты укрепил гору мою; но Ты сокрыл лице Твое, и я смутился" (Пс. 29, 7, 8). Потому потребно для человека, дабы благодатию Божией не только нечестивый оправдывался, то есть из нечестивого становился бы праведным, получая воздаяние добром за зло; но дабы и тогда, когда он верою оправдан уже, сопутствовала бы ему благодать, он же на нее опирался бы, чтобы ему не упасть. Сего ради о самой Церкви писано в Песни песней: "Кто эта убеленная, что восходит, опираясь на своего возлюбленного?" (Песн. 8, 5). Ибо убелена та, которая сама по себе не могла бы белою быть. И кем убелена, как не Тем, Кто пророком глаголет: "Если будут грехи ваши, как багряное, - как снег убелю" (Ис. 1, 18)? Когда она, стало быть, убелена была, доброго ничего не заслуживала: ибо, уже бела став, во благе ходит, если только на Того, Кем убелена, опирается неуклонно. Почему и Сам Иисус, на Которого она, убеленная, опирается, сказал ученикам своим: "Без Меня не можете делать ничего" (Иоан. 15, 5).

 

6.14. Посему возвратимся к апостолу Павлу, который, как нашли мы доподлинно, безо всяких добрых заслуг, при злых же, напротив, столь многих, стяжал благодать от Бога, добром за зло воздающего, и увидим, что говорит он уже накануне страстей своих, обращаясь с посланием к Тимофею. "Ибо я, - говорит он, - уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало. Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил". Припоминает он уже особливо эти свои заслуги добрые - так что после добрых заслуг обретает венец тот, кто после заслуг злых обрел благодать. Вонмите, наконец, и следом рекомому: "Готовится мне, - говорит, - венец правды, который даст мне Грсподь, праведный Судия, в день оный" (2 Тим. 4, 6 - 8). Кому бы отдал венец праведный Судия, если бы прежде не даровал благодать Отец милосердный? И как бы пребывал сей венец правды, когда бы не предуспевала благодать, каковой нечестивый оправдан бывает? Как бы венец сей заслуженно воздавался, если бы прежде та благодатно, то есть даром, не даровалась?

 

6.15. Но когда утверждают пелагиане, будто одна только та благодать не по заслугам нашим дается, каковой человеку грехи отпускаются, оная же, каковая в конце подается, то есть жизнь вечная, воздается преждебывшим нашим заслугам, то подобает им изъяснить сие. Ибо ежели бы так разумели они заслуги наши, что признавали бы и их тоже дарами Божьими, то мнение таковое нельзя было бы осудить. Поелику же заслуги людей так они возвещают, что говорят, будто оные от себя самого человек стяжает, то Апостол весьма справедливо отповедует: "Ибо кто отличает тебя? Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил?" (1 Кор. 4, 7). И впрямь, человеку, такое возмнившему, истинно говорится: "Свои дары венчает Бог, не твои заслуги; ежели есть у тебя заслуги твои, которые от тебя самого, то они не от Бога". Ибо если они таковы, то они злые, их же Бог не венчает; а если они добрые, то они суть дарования Божий. Поелику, как говорит апостол Иаков, "всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов" (Иак, 1, 17). Почему и Иоанн, Предтеча Господа, говорит: "Не может человек ничего принимать на себя, если не будет дано ему с неба" (Иоан. 3, 27); и как с неба, откуда и Дух Святой сошел, когда Иисус горе вознесся, пленил Он плен, так дал Он дары человекам (Пс. 67, 19. Ефес. 4, 8). Посему, ежели добрые заслуги твои суть дары Божий, то венчает Бог заслуги твои не как заслуги твои, но как свои дары.

 

7.16. Сего ради рассмотрим и сами заслуги апостола Павла, каковым, по его же словам, воздаст венец правды праведный Судия, и увидим, суть ли заслуги его подлинно его собственные, то есть от себя игл себе уготованные, или же они суть дары Божий. "Подвигом добрым, - говорит, - я подвизался, течение совершил, веру сохранил". Прежде всего, дела сии добрые ничто были бы, когда бы не предуготовляли их помышления добрые. Вонмите, стало быть, что речет он о самих помышлениях, ибо в послании к коринфянам говорит он: "Не потому, чтобы мы сами способны были помыслить что от себя, как бы от себя, по способность наша от Бога" (2 Кор. 3, 5). Исследуем, далее, каждое по отдельности. "Подвигом добрым, - говорит, - подвизался". Взыскую ответа: подвизался ли силою, каковой обладал от себя самого, или же тою, что дана была свыше? Но не может статься, чтобы учителю столь великому был неведом закон Божий, заповеданный во Второзаконии: "Смотри... чтобы ты не сказал в сердце твоем: "Моя сила и крепость руки моей приобрели мне богатство сие", но чтобы помнил Господа, Бога твоего, ибо Он дает тебе силу приобретать богатство" (Втор. 8, 17, 18). А что пользы в подвиге добром, ежели не послсдствует победа ему? И кто, кроме Бога, дарует нам победу, о которой сам Апостол говорит: "Благодарение Богу, даровавшему нагл победу Господом нашим Иисусом Христом" (1 Кор. 15, 57). [Рим. 8, 36, 37]. После сказал Он: "Течение совершил"; но сказал сие тот, кто в другом месте говорит: "Итак, помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего" (Рим. 9, 16). Сия же .мысль никоим образом не может быть так обращена, чтобы сказано было: "Не от Бога милующего, но от желающего и от подвизающегося". Ибо всякий, кто дерзнул бы сказать подобное, оказал бы себя явственно Апостолу прекословящим.

 

7.17. Наконец, сказал он: "Беру сохранил"; но сказал сне тот, кто в ином месте рек: "Получил от Господа милость, дабы быть Ему верным" (1 Кор. 7, 25). Ибо не сказал он: "Получил милость, потому что был верным", но "дабы быть верным", являя тем самым, что даже саму веру нельзя обрести без милости Еожней и что вера есть дар Божий. Каковое учение он излагает яснейшим образок, говоря: "Благодатью вы спасены через веру,, и сие не от вас, Божий дар". Ибо могли бы сказать они: "Потому снискали мы благодать, что уверовали", как бы себе веру присваивая, Богу же - благодать. Вот почему Апостол, сказав "через веру", продолжал: "И сие не от вас, Божий дар". И дабы не говорили они, будто заслужили таковой дар делами своими, он вслед за тем прибавил еще: "Не от дел, чтобы никто не хвалился" (Ефес. 2, 8, 9). Не потому, что отрицал он пли тщетными почитал добрые дела, ибо говорит же он, что воздаст Бог каждому по делам его (Рим. 2, 6), но потому, что дела от веры, а не вера от дел. А стало быть, от Того дела наши праведные, от Кого и сама вера, о ней же сказано: "Праведный своею верою жив будет" (Авв. 2, 4).

 

7.18. Люди же, не разумеющие реченного самим Апостолом: "Мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона" (Рим. 3, 28), мнят, будто им сказано было, что человеку довольно веры, хотя бы вел он дурную жизнь и добрых дел не имел. Но не может статься, чтобы так мыслил он, сей Сосуд избрания, который, сказав в одном месте: "Ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание", сейчас же добавил: "Но вера, действующая любовью" (Гал. 5, 6). Это та самая вера, каковая верных Богу от нечистых демонов отделяет, и сии, по словам апостола Иакова, "веруют и трепещут" (Иак. 2, 19), однако добра не творят они. Посему нет у них оной веры, каковой жив праведный, то есть веры, действующей любовью, дабы воздал ей Бог жизнь вечную по делам ее. Но поелику и сами дела добрые от Бога у нас, от Которого и вера в нас, и любовь, то по причине сей реченный Учитель язычников также и самое жизнь вечную благодатию нарицал.

 

8.19. И отсюда берет начало вопрос немалый, его же, с помощью Господней, разрешить нам подобает. Ибо если жизнь вечная за дела добрые воздается - как ясно говорит Писание, поелику Бог "воздаст каждому по делам его" (Матф. 16, 27), - то каким же образом жизнь вечная есть благодать, коли благодать не делам воздается, но благодатно, то есть даром, подается, по слову самого Апостола: "Воздаяние делающему вменяется не по благодати, но по долгу" (Рим. 4, 4)? - и опять: "По избранию благодати, - сказал он, - сохранился остаток" - и сейчас прибавил: "Но, если по благодати, то не по делам; иначе благодать не была бы уже благодатью" (там же, 11, 5, 6). Так каким же образом жизнь вечная, каковая от дел приготовляется, есть благодать? Или, может быть, не сказал Апостол, что жизнь вечная есть благодать? Напротив, сказал, и так, что отрицать сего отнюдь невозможно; и не толкователь изощренный был потребен ему, но только внимательный слушатель. Ведь когда сказал он, что "возмездие за грех смерть", то затем прибавил: "А благодать Божия - жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем" (там же, 6, 23).

 

8.20. Представляется мне посему, что вопрос сей никоим образом разрешен быть не может, покуда не уразумеем, что и сами дела наши добрые, которым жизнь воздается вечная, принадлежат ко благодати Божией, - ради реченного Господом Иисусом: "Без Меня не можете делать ничего" (Иоан. 15, 5). И когда сказал сам Апостол: "Благодатию вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар; не от дел, чтобы никто не хвалился", то видел он, что люди возмнить могут, будто сказано сие так, как если бы уверовавшим не было нужды в делах добрых, но довольно было им только веры; и что, напротив, могут похваляться добрыми люди делами, словно бы для совершения оных довольно им было себя самих. И посему он тут же прибавил: "Ибо мы Его создание, сотворены во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять" (Ефес. 2, 8 - 10). Что же знаменует сие - то, что сказал он, представляя свойства Божией благодати: "Не от дел, чтобы никто не хвалился"? Почему сказал сие, основанием выставляя то, что "мы, - как он говорит, - Его создание, сотворены во Христе Иисусе на добрые дела"? Как же тогда "не от дел, чтобы никто не хвалился"? Но вонми и уразумей: сказано "не от дел" - не от твоих, каковые у тебя от тебя самого суть, но от тех дел, на которые Бог тебя создал (fmxit), то есть сотворил (creavit) и образовал (formavit). Ибо вот рек он: "Мы Его создание, сотворены во Христе Иисусе на добрые дела", - не тем творением, через каковое мы, люди, получили бытие, но тем, о котором тот, кто уже, несомненно, был человеком, говорил: "Сердце чистое сотвори во мне, Боже" (Пс. 50, 12) - и о котором говорит Апостол: "Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое. Все же от Бога" (2 Кор. 5, 17, 18). Создает нас, стало быть, Бог, - образует, то есть, и сотворяет - "на добрые дела", каковые не от нас самих уготованы, но каковые "Бог уготовал нам исполнять". Итак, возлюбленные, коль скоро жизнь наша праведная есть не иное что, нежели Божия благодать, то, несомненно, и жизнь вечная, каковая праведной жизни воздается, также есть Божия благодать; и дается она даром же, поелику и та, которой сия даруется, даром дана. Но та жизнь, которой воздается, есть только благодать; сия же, которая оной как вознаграждение воздается, есть благодать на благодать (gratia est pro gratia), как награда за праведность, дабы истинно было (ибо сне истинно), что воздаст Бог каждому по делам его.

 

9.21. Вопрошаете вы, быть может, встречалось ли нам где в Священных книгах слово "благодать на благодать". Но возьмите Евангелие от Иоанна, ясностью столь великой просиявающее, где Иоанн Креститель говорит о Господе Христе: "И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать" (Иоан. 1, 16). От Его, стало быть, полноты восприняли мы, по мере своей, как бы малые наши уделы, дабы вести нам жизнь добрую, "по мере веры, какую каждому Бог уделил" (Рим. 12, 3). Ибо "каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе" (1 Кор. 7, 7); и сие есть благодать. Но сверх того примем мы и благодать на благодать, когда воздастся нам жизнь вечная, о которой сказал Апостол: "Благодать Божия жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашел!", тогда как прежде сказал он: "Возмездие за грех смерть". Возмездие же сие - заслуженное, ибо воинству дьявольскому воздается как должное смерть вечная. И хотя в том месте мог сказать он, и по праву сказать: "Воздаяние же за праведность жизнь вечная", однако предпочел сказать: "Благо дать Божия жизнь вечная", дабы отсюда уразумели мы, чго не по заслугам нашим, а по милости своей приводит нас Бог в жизнь вечную. О Боге говорит в Псалме человек Божий, обращаясь к своей душе: "Он венчает тебя милостью и щедротами" (Пс. 102, 4). Ужели не ради дел добрых венец воздается? Но поелику сами дела добрые в людях добрых Тот сотворяет, о Ком сказано: "Ведь это Бог производит в вас и хотение и действие, по Своему благоволению", то сего ради и сказано в Псалме: "Венчает тебя милостью и щедротами". Ибо Его милостью творим мы добро, за которое нам венец воздается. И не следует думать, что поелику сказал он: "Ведь это Бог производит в вас и хотение и действие, по Своему благоволению", - то си упразднил он свободное произволение. Ибо будь это так, не сказал бы он выше: "Со страхом и трепетом совершайте свое спасение" (Филип. 2, 13, 12); ибо когда отдают повеление совершить нечто, то к свободному произволению прибегают. Но для того "со страхом и трепетом", дабы люди, приписывая себе творимое ими добро, делами добрыми, словно своими собственными, не похвалялись бы. Стало быть, Апостола как бы искушали и говорили ему: "Почто рек "со страхом и трепетом"?" Он же изъяснил причину сих слов, говоря: "Ведь это Бог производит". Ибо ежели страшитесь вы и трепещете, то не похваляетесь добрыми делами, будто своилш собственными, потому что ведь это Бог производит их в вас.

 

10.22. Итак, братия, должно вам и по свободному произволению не творить злого, а творить доброе; ибо сие заповедует нам в Священных книгах, Ветхих и Новых, закон Божий. Но прочтем и, с помощью Господней, уразумеем сказанное Апостолом: "Потому что делами закона не оправдается перед Ним никакая плоть, ибо законом познается грех" (Рим. 3, 20). "Познается" сказал, не "истребляется". А ежели, когда познает человек грех, благодать не подает ему помощи, дабы избежать ему познанного, то воистину закон производит гнев, что в другом месте говорит сам Апостол, его же слова суть: "Закон производит гнев". Сказал же он так потому, что горше Божий гнев на преступника, через закон грех познавшего и, однако, оный творящего: таковой человек подлинно законопреступник, как и говорит в другом месте Апостол: "Потому что где нет закона, нет и преступления" (там же, 4, 15). Сего ради в ином месте рек он: "Чтобы нам служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве", ибо хотел он, чтобы под ветхой буквой разумелся закон, под обновлением же духа - что, как не благодать? А дабы не сочли, будто обвиняет он или порицает закон, то сейчас же задал себе вопрос, говоря: "Что же скажем? Неужели от закона грех? Никак". А затем прибавил: "Но я не иначе узнал грех, как посредством закона" (там же, 7, 6, 7), то есть то, что сказал прежде: "Законом познается грех" [Рим. 7, 7-13. Гал. 2, 16].

 

11.23. Как же быть с тем, что пелагиане, люди суетнейшие и лукавейшие, называют законом благодать, помогающую нам убегать греха? Как быть с тем, что говорят сии несчастные, которые, ничтоже сумняшеся, прекословят Апостолу столь великому? Тот говорит, что через закон грех стяжал себе силу противу человека; и что через заповедь, хотя бы и святую, и праведную, и благую, грех убивает его; и что через доброе причиняет ему смерть [Рим. 7, 8 - 13], от которой не было бы человеку спасения, если бы дух не животворил того, кого буква убивает, как сам Апостол говорит в другом месте: "Буква убивает, а дух животворит" (2 Кор. 3, 6). Сии же не поддающиеся вразумлению люди, слепые к свету Божьему, глухие ко гласу Божьему, говорят, будто животворит буква убивающая, а духу животворящему - прекословят. "Итак, братия, - дабы воспользоваться мне лучше словами самого Апостола для назидания вашего - мы не должники плоти, чтобы жить по плоти: ибо если живете по плоти, то умрете, а если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете". Сказал же я сие, дабы словами апостольскими свободное ваше произволение от злого отвратить, а к доброму наставить; и, однако, когда живете вы не по плоти, но духом умерщвляете дела плоти, не подобает вам сего ради хвалиться о человеке, то есть о себе самих, а не о Боге. Ибо чтобы те, кому говорил он сне, не превозносили себя, возмечтав, будто все сии столь великие добрые дела могут творить они своим духом, а не Божиим, то для сего, когда сказал он: "А если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете", прибавил следом: "Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божий" (Рим. 8, 12 - 14). Посему когда духом умерщвляете вы дела плоти, дабы были вы живы, то Того славьте, Тому возносите хвалу и благодарение, чьим Духом ведомы вы, дабы вам сие одолеть и дабы сынами Божьими себя оказать. "Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божий".

 

12.24. Посему, все люди, духом своим водимые и на силу свою полагающиеся, заручась единственно вспоможением от закона, без вспоможения от благодати, - не суть они сыны Божий. Таковы те, о ком реченный апостол говорит, что, "не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией" (там же, 10, 3). Сие сказал он об иудеях, которые, возлшив о себе, отвергли благодать и сего ради во Христа не уверовали. Свою ведь праведность, говорит он, усиливались поставить они, праведность же сия от закона; не потому, что ими закон установлен, но потому, что в законе, который от Бога, поставляли они свею праведность, когда уверены были, будто оный закон своими силами могут исполнить, не разумея праведности Божией, не той праведности, каковой Бог праведен, но той, каковая у человека от Бога. И дабы познать вам, что говорил он о сей их праведности, которая от закона, и сб оной Божпей, которая у человека от Бога, вонмпте тому, что говорит он в другом месте, о Христе ведя речь: "Для Него я от всего отказался и все почитаю за сор, чтобы приобресть Христа и обрестись в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая через веру во Христа, с праведностью от Бога по вере" (Филип. 3, 8, 9). Что же означает сие "не со своею праведностью, которая от закона", если сам закон ке его, а Божки? - не то ли, что карек он своею праведность, хотя была сия от закона, потому что мнил он, будто возможет закон исполнить своею волею, без вспоможения от благодати, подаваемого через веру Христову? Потоу когда сказал он: "Не со своею праведностью, которая от закона", - то следом прибавил: "Но с тою, которая через веру во Христа, с праведностью от Бога по вере". Оной же не разумели те, о ком говорит он: "Не разумеющие праведности Божией" (то есть той, что от Бога, ее же дарует не буква убиваюшая, но дух животворящий), и: "усиливающиеся поставить собственную праведность" (каковую сам он назвал праведностью от закона, говоря: "Не со своею праведностью, которая от закона") и "не покорились праведности Божией", то есть благодати Божией не покорились. Ибо под законом ходили они, не под благодатью, и потому над ними властен был грех, от какового человек не законе;,! освобождается, но благодатшо. Сего ради в ином Аресте говорит он: "Грех не должен над валш господствовать; ибо вы не под законом, ко под благодатью" (Рим. 6, 14), - не потому, что в законе зло, но потому, что под законом суть те, кого делает он виновными, повеление отдавая, вспоможения же ке подавая. Благодать же подлинно помогает, дабы всякий был закона исполнитель, без каковой благодати он, под законом ходящий, будет только закона слышатель (Рим. 2, 13). И вот говорит он людям таким: "Вы, оправдывающие себя законом, отпали от благодати" (Гал. 5, 4).

 

13.25. Кто может быть столь глух к словам апостольским? кто из людей, которые не ведают, что говорят, столь безрассуден, безумен даже, что утверждать дерзает, будто благодать есть закон, хотя тот, который ведал, что говорил, вопиет: "Вы, оправдывающие себя законом, отпали от благодати?" А ежели благодать не есть закон, поелику бессилен закон пособить, дабы самый закон творился, но только благодать пособляет, то ужели благодать будет природою? Пелагиане ведь и сие утверждать осмеливались: что благодать есть природа наша, в каковой сотворены были мы так, чтобы обладать нам умом мысленным (mentem rationalem) и через то - способностью к разумению; в каковой же созданы мы по образу Божьему, чтобы властвовать нам над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всякими скотами, по земле рыскающими. Но сие не есть благодать, каковую Апостол изъясняет через веру во Иисуса Христа. Ибо достоверно, что природа сия у нас общая с людьми нечестивными и неверными, благодать же, которая через веру во Иисуса Христа, у тех только есть, у кого есть сама вера. "Ибо не во всех вера" (2 Фес. 3, 2). Наконец, подобно тому, как людям, которые, помышляя оправдаться законом, отпали от благодати, истинно говорит он: "Если законом оправдание, то Христос напрасно умер" (Гал. 2, 21), так и тем, кто мнит, будто благодать, сообщаемая и улучаемая верою Христовой, есть природа, истинно говорится: "Если природой оправдание, то Христос напрасно умер". Ибо вот был закон, но не оправдывал, была и природа, но не оправдывала; и Христос пото.пу не напрасно умер, что и закон исполнен был через Того, Кем возвещено было: "Не нарушить закон пришел Я, но исполнить" (Матф. 5, 17),-и природа, через Адама погибшая, восстановлена была через Того, Кто возвестил о Себе, что "пришел взыскать и спасти погибшее" (там же, 18, 11 и Лук. 19, 10); а что грядет Он, в то веровали даже и древние праотцы, Еога любившие.

 

13.26. Говорят они также, будто благодать Еожня, которая дарована через серу во Иисуса Христа и которая не есть ни закон, ни природа, обладает к тому только силою, чтобы прошлые грехи отпускаемы нам бывали, а не чтобы грехов предстоящих мы убегали пли же оные в противоборстве превозмогали. Но когда бы сне было истинным, то в молитве Господней, сказав: "Остави нам долги наша, яко и мы оставляем должником нашим", - не прибавляли бы мы: "И не введи нас во искушение" (Матф. 6, 12). Ибо оное говорим, дабы были грехи нам отпущены, а сие - дабы от них оберечься нам или их победить; последнее же от Отца, сущего на небесах, без основан;:л мы бы испрашивали, когда бы сплою воли человеческой могли совершать таковое. Побуждаю же Братолюбие ваше и весьма увещеваю к тому, чтобы писанную Блаженным Кнпрпаиом книгу "О молитве Господней" прочли вы со тщанием и, сколько поможет вам Господь, оную уразумели и в памяти удержали. Там вы усмотрите, каким образом он так взывает к свободному произволению тех, для назидания которых писана им сия проповедь, дабы показать, однако, что в молитве у Бога испрашивать подобает то, что в законе Бог исполнить повелевает. Спе же, конечно, напрасным было бы, когда бы для исполнения оного достаточно было вели человеческой, без божественного вспоможения.

 

14.27. Но когда убедили сих свободного произволения не заступников, но надмевателей и ниспровергателей, что ни знание закона божественного, ни природа, ни само по себе грехов отпущение не есть та благодать, каковая через Господа нашего Иисуса Христа даруется, но что сама она учиняет и закона исполнение, и природы освобождение, и владычества греха прекращение; так вот, когда во всем вышереченном убедили их, за то они принимаются, чтобы потщиться показать каким-нибудь способом, будто по заслугам нашим благодать Божия подается. Ибо говорят они: "Хотя и не дается она по заслугам добрых дел, коль скоро через нее мы творим добро, однако подается она по заслугам доброй нашей воли, поелику, - говорят, - прежде является воля молящего, дабы по сим заслугам следовала благодать от Бога внемлющего".

 

14.28. Впрочем, о вере, то есть о воле уверовавшего, я уже рассуждал выше (см. 16 - 18), доказывая, что принадлежит она ко благодати, - и до того даже, что не сказал Апостол: "Я получил от Господа милость, ибо был Ему верным", но сказал: "Я получил милость, чтобы быть верным" (1 Кор. 7, 25). Существуют также иные свидетельства [Рим. 12, 3. Ефес. 2, 8; 6, 23]. И то место, где говорит он: "Потому что вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него" (Филип. 1, 29). И одно, и другое, стало быть, до благодати относится: и вера верующих, и терпение страждущих, ибо, по его словам, то и другое даровано нам. Особенно же то место, где он говорит: "Но имея тот же дух веры" (2 Кор. 4, 13). Ибо не сказал он "знание веры", но "дух веры"; сие же затем рек, дабы уразумели мы, что вера, даже и не быв испрошена, даруется, дабы ей, просящей, прочее даровалось бы. Ибо "как призывать Того, - говорит он, - в Кого не уверовали?" (Рим. 10, 14). Посему дух благодати творит в нас веру, дабы, веруя, мы просили молитвенно, чтобы возмочь нам исполнить повеленное. Сего ради сам Апостол неукоснительно предпоставляет веру закону, так как не обладаем мы силою творить от закона повеленное, разве только через веру испросим в молитве мы, чтобы иметь нам силу исполнить оное.

 

14.29. Ведь если вера ко свободному только произволению принадлежит, а не от Бога даруется, то почему же молимся мы о тех, которые веровать не желают, дабы уверовали они? Сие же мы и впрямь творили бы втуне, когда бы не были мы неложно уверены, что даже лукавую и вере враждебную волю обратить может Бог всемогущий, дабы уверовала. Правда, когда говорится: "О, если бы вы ныне послушали гласа Его: Не пожелайте ожесточить сердца вашего" (Пс. 94, 7, 8), то побуждается сим свободное человека произволение. Но если бы не мог Бог отвести даже и ожесточение сердечное, то не сказал бы через пророка: "Возьму от них сердце каменное и дам им сердце плотяное" (Иез. 11, 19). Было сие пророчествованием о Новом завете, что достаточно показал Апостол, когда сказал: "Вы наше письмо, написанное не чернилами, но Духом Бога живого, не на скрижалях каменных, но на плотяных скрижалях сердца" (2 Кор. 3, 2, 3). Каковое, полагаем мы, не затем было сказано, дабы по плоти жили те, которым по духу жить должно; но поелику нечувствителен камень. каковому сердце жестокое уподоблено было, то чему, как не плоти чувствующей, надлежало сердцу разумеющему быть уподоблену? [Ср. Иез. 11, 19, 20]. Ужели, стало быть, можем сказать мы, иначе как в последнем помрачении, что добрая заслуга доброго расположения воли в человеке явилась прежде, чем было исторгнуто из него сердце каменное, коль скоро само "сердце каменное" знаменует не иное что, нежели волю ожесточеннейшую и во вражде своей к Богу всецело непреклонную? Ибо где предуспевает воля добрая, там уже нет сердца каменного.

 

14.30. Ведь и в другом месте Бог через того же пророка яснейшим образом изъявляет, что не ради некиих добрых заслуг их творит Он сие, но имени Своего ради [Иез. 36, 22-27]. Кто же столь слеп, чтобы не узреть, кто столь твердокаменен, чтобы не восчувствовать, что благодать эта не по заслуге доброго расположения воли даруется, согласно слову Господнему и свидетельству: "[Не для вас] Я сделаю это, дом Израилев, а ради святого имени Моего ?" Зачем сказал он: "Я сделаю, но ради святого имени Моего", ежели не затем, чтобы не мнили они, будто сделается сие ради заслуг их добрых (как не стыдятся утверждать пелагиане)? А что сие на только никоими добрыми их заслугами не предуготовлялось, но даже и злыми заслугами предварялось, изобличает Он, говоря: "Но ради святого имени Моего, которое вы обесславили у народов". Коку же не внятно, что обесславить святое имя Господне есть зло ужаснейшее? И, однако, ради сего, говорит, святого имени Моего, а не ради вас Я сделаю вас добрыми; "и освящу, - говорит. - великое имя Мое, бесславимое у народов, среди которых вы обесславили его" (Иез. 36, 22, 23). Говорит, что освятит имя Свое. которое прежде назвал святым. Вот о чем, стало быть. УЮЛИМСЯ мы в молитве Господней, говоря: "Да святится имя Твое" (Матф. 6, 9), дабы и меж людей ОСЕЯТИЛОСЬ воистину прпсносвятое имя Его. Далее следует: "И узнают народы, что Я господь, говорит Господь Бог, когда явлю в вас святость Мою" (Иез. 36, 23). Посему, хотя Он Сам присносвят, однако освящается в тех, кому расточает благодать свою, отымая у них сердце каменное, каковым имя Господне они обесславили.

 

15.31. А дабы не думали, будто при этом сами люди через свободное произволение ничего не совершают, то для сего в Псалме говорится: "Не ожесточите сердца вашего" [Иез. 18, 31, 32. Пс. 79, 4 и 85, 5. Рим. 4, 5]. Вспомним, что слова "сотворите себе новое сердце и новый дух" (Иез. 18, 31) Тем изречены, Кем сказано: "Я дам вам сердце новое, и дух новый дам вам" (там же, 36, 26). Как же, стало быть, Он, говоря "сотворите себе", и сие говорит: "Дам вам"? Зачем повеление отдает, если Сам приготовляется даровать? Зачем дарует, если человеку предстоит совершить? Не затем ли, что когда получившему повеление Он подает вспоможение, дабы оное тот исполнил, то дарует Он повеленное? Воля же в нас всегда свободная, да не всегда добрая. Ведь либо свободна она от праведности, когда греху служит, и тогда она злая; либо свободна она от греха, когда праведности служит, и тогда она добрая. А благодать Божия всегда добра, через нее же соделывается, дабы стал человеком воли доброй тот, кто прежде был человеком злой воли. Через нее сотворяется также, дабы и сама воля добрая, каковая начала уже быть, приумножалась и столь великою становилась, дабы возмочь ей исполнить заповеди божественные, какие хотела, коль скоро хотела она всецело и сильно. Ибо для того и было написано: "Если захочешь, соблюдешь заповеди" (Сир. 15, 15, по Септуагинте), - чтобы человек, восхотевший и не возмогший, сознал, что не вполне еще восхотел, и молился, дабы возыметь ему таковую волю, каковой достало бы для исполнения заповедей. PI конечно, подается ему вспоможение так, чтобы совершил он повеленное. Ибо хотеть не бесполезно тогда, когда мы можем; а мочь не бесполезно тогда, когда мы хотим; ведь что проку, ежели того хотим, чего не можем, или же того, что можем, не хотим?

 

16.32. Полагают пелагиане, будто ведомо им нечто великое, когда говорят они: "Не давал бы повеления Бог, зная, что оное не может быть человеком исполнено". Да кому же сие неведомо? Но с тем заповедует Он то, чего мы не можем, чтобы познали мы, чего надлежит нам испрашивать от Него. Ибо в том состоит сама вера, каковая мольбою испрашивает, что закон предписывает. Оный же самый муж, рекший: "Если захочешь, соблюдешь заповеди", - говорит несколько позже в той же книге Премудрости сына Сирахова: "Кто даст мне стражу к устам моим и печать благоразумия на уста мои, чтобы мне не пасть через них и чтобы язык мой не погубил меня!" (там же, 22, 31). Уж, конечно, приял он заповедь: "Удерживай язык свой от зла и уста свои от коварных слов" (Пс. 33, 14). Посему, коль скоро истинно сказанное им: "Если захочешь, соблюдешь заповеди", - зачем взыскует он стражу для уст своих, подобно мужу, который в Псалме говорит: "Поставь, Господи, стражу к устам моим" (Пс. 140, 3)? Почему не довольствуется заповедью Божьей и волею своею, коли если захочет, то соблюдет заповеди? Противу гордыни имеются столь многие заповеди Божий; несомненно ведает оные; ежели захочет, соблюдет их. Почему тогда говорит он далее: "Господи, Отче и Боже жизни моей! Не дай мне возношения очей"? Уж сказано ему от закона: "Не вожделей" (Исх. 22, 17); так пусть же захочет и исполнит, что повелено, ибо если захочет, то соблюдет заповеди. Почему же продолжает он и говорит: "Вожделение отврати от меня"? Противу сладострастия Бог столь много дал заповедей; пусть исполнит сии, ибо, ежели захочет, соблюдет заповеди. Что же взывает он к Богу: "Пожелания чрева и сладострастия да не овладеют мнрю" (Сир. 23, 4 - 6)? Если бы мы сие говорили ему в лицо, он бы, по справедливости, ответил нам и сказал: "Из оной молитвы моей, в каковой все то у Бога испрашиваю, уразумейте смысл сказанного мною: "Если захочешь, соблюдешь заповеди"". Ибо достоверно, что соблюдаем мы заповеди, если хотим; но коль скоро приготовляется воля от Господа, то у Него испрашивать подобает хотения столь великого, какового достало бы, дабы исполнить нам по своему изволению. Верно, что когда хотим мы, то сами хотим; однако Тот учиняет, дабы хотели мы доброго, о Ком сказано было то, что привел я чуть выше: "Приготовляется воля от Господа" (Притч. 8, 35, по Септуагинте); о Ком сказано было: "Господо утверждаются стопы человека, и Он благоволит к пути его" (Пс. 36, 23); о Ком сказано: "Бог производит в вас и хотение" (Филип. 2, 13). Истинно, что когда исполняем :лы заповеди, то сами исполняем; но Тот, сообщая воле нашей силы содетельные (vires efficacissimas), учиняет, дабы исполняли мы заповеди, Кто рек: "Сотворю то, что вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и творить" (Иез. 36, 27). Когда говорит Он: "Сотворю то, что будете творить", разве не говорит тем самым: "Возьму от вас сердце каменное", коего ради не исполняли вы заповедей, "и дам вам сердце плотяное", коего ради вы исполняли бы их? Что означает, без сомнения: "Возьму от вас сердце жестокое, ради которого не исполняли вы заповедей, и дам сердце послушливое, ради которого вы их исполняли бы". Тот сотворяет, дабы творили мы, Кому говорит человек: "Поставь, Господи, стражу к устам моим". Ибо это значит сказать: "Сотвори, чтобы поставил я стражу к устам моим"; сию же милость Божию уже стяжал тот, кто сказал: "Поставил я стражу к устам моим" (Пс. 38, 2, по Септуагинте).

 

17.33. Посему, кто хочет творить заповедь Божию и не может, у того уже есть воля добрая, но малая еще и немощная; возможет же, когда будет у него воля великая и сильная. Ибо когда мученики творили оные великие заповеди, то творили их подлинно, великою волею, то есть любовию великою, о каковой любви речено Самим Господом: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Иоан. 15, 13). Отсюда и Апостол говорит: "Ибо любящий другого исполнил закон. Ибо заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай чужого, и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя. Любовь не делает ближнему зла; итак, любовь есть исполнение закона" (Рим. 13, 8 - 10). Такой любви не было еще у апостола Петра, когда он, страха ради, трижды отрекся от Господа (Матф. 26, 69 - 75). Ибо "в любви нет страха, - как говорит в послании своем Иоанн Евангелист, - но совершенная любовь изгоняет страх" (1 Иоан. 4, 18). И, однако же, пускай малая и несовершенная, но все-таки была у него любовь, когда говорил он Господу: "Я душу мою положу за Тебя" (Иоан. 13, 37); ведь он думал, что может, ибо чувствовал, что хочет. От кого же произошло дарование этой, пусть малой, любви, ежели не от Того, Кто волю приготовляет и содействием довершает то, что действием зачинает? Поелнку хотение в нас созидает, зачиная его, Тот, Кто нам, восхотевшим, содействует, завершая сие. Для того Апостолом сказано: "Будучи уверен, что начавший в вас доброе дело будет совершать его даже до дня Иисуса Христа" (Филип. 1, 6). Посему хотение наше без нас производит Он, а когда восхотим (и так, чтобы исполнить хотение), купно с нами действует; без Него, однако, хотение наше производящего пли хотению нашему содействующего, для добрых по благочестию дел мы не пригодны отнюдь. О Нем, учиняющем, дабы мы восхотели, сказано было: "Ибо Бог производит в вас и хотение". О содействующем же, когда мы уже восхотели и хотение свое исполняем, сказано: "При том знаем, что любящим Бога все содействует ко благу" (Рим. 8, 28). Что значит "все", если также и не самые страдания, жестокие и ужас внушающие? Воистину оное бремя Христово, для малодушия тяжкое, для любви в легкое обращается. Ибо сказал Господь, что бремя Его легко (Матф. 11, 30) для таких, каким был Петр, когда пострадал за Христа, - не каким он был, когда от Христа отрекся.

 

17.34. Изъясняя сущность этой любви, то есть воли, божественным огнем пламенеющей, Апостол говорит: [Рим. 8, 33-39. 1 Кор. 12, 31-14, 1. Гал. 5, 13, 14. Рим. 13, 8. Колос. 3, 14. 1 Тим. 1, 5]. Когда же говорит он к коринфянам: "Все у вас да будет с любовью" (1 Кор. 16, 14), то в достаточной степени изъясняет сим, что даже порицание, представляющееся порицаемым суровым и горьким, творить надлежит с любовью. Потому когда сказал он в другом месте: "Порицайте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем", - то здесь же прибавил: "Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло" (1 Фес. 5, 14, 15). Посему и когда бесчинные порицаемы бывают, то не злом за зло воздается, а скорее добром. Что же, как не любовь, соделывает все это?

 

17.35. [1 Пет. 4, 8. Иак. 2, 8. 1 Иоан. 2, 10; 3, 10, 23; 4, 21; 5, 2, 3. 2 Иоан. 5].

 

17.36. Также и сам Господь Иисус говорит, что на двух заповедях - любви к Богу и любви к ближнему - утверждается весь закон и пророки (Матф. 22, 40). [Марк 12, 28-31. Иоан. 13, 34, 35].

 

17.37. Все же сии заповедания любить Бога и ближнего, то есть заповеди любви (толикие и таковые, что о чем бы ни мнил человек, будто ко благу творит, все то никоим образом не ко благу творится, ежели творится без любви), - сии, стало быть, заповеди любви втуне давались бы людям, лишенным свободного воли произволения. Но коль скоро заповедуются они и Ветхим законом, и Новым (хотя только в Новом явилась благодать, обетованная в Ветхом, а закон без благодати есть буква убивающая, в благодати же - дух животворящий), то откуда в людях любовь к Богу и к ближнему, если не от Самого Бога? Ведь если не от Бога, но от людей, то одержали пелагиане победу; а если от Бога, то мы победили пелагиан. Посему, пусть воссядет судией между нами и ними апостол Иоанн, и пусть скажет он нам: "Возлюбленные, будем любить друг друга". Когда же при сих словах Иоанновых начнут они похваляться, говоря: "Для чего нам сие заповедуется, ежели не для того, что от нас самих возымели мы в себе любовь друг к другу?" - то сейчас продолжит тот же Иоанн и, посрамляя их, скажет: "Ибо любовь от Бога" (1 Иоан. 4, 7). Не от нас, стало быть, но от Бога она. Так зачем же сказано: "Будем любить друг друга, ибо любовь от Бога", если не затем, что свободное произволение наставляемо было заповедью к тому, чтобы искало оно стяжать себе Божий дар? Хотя сие и впрямь не принесло бы плода, если бы прежде оно не восприняло толику любви, дабы искать приумножить ее в себе и через то заповеданное исполнить. Когда говорится: "Будем любить друг друга", - се есть закон; когда говорится: "Ибо любовь от Бога", - се благодать. Подлинно Премудрость Божия "закон и милость на языке носит" (Притч. 3, 16, по Септуагинте). И потому написано в Псалме: "Ибо и благословение даст, давший закон" (Пс. 83, 8, по Септуагинте).

 

17.38. Посему, братья мои, пусть никто не введет вас в заблуждение, ибо мы не любили бы Бога, если бы прежде Он не любил нас. Тот же Иоанн яснейшим образом изъявляет сие, говоря: "Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас" (1 Иоан. 4, 19). Благодать делает нас законопослушными, сам же закон, без благодати, - только законопреступными. И сказанное Господом к ученикам Его: "Не вы Меня избрали, но Я вас избрал" (Иоан. 15, 16) - не иное что для нас знаменует. Ведь ежели бы мы возлюбили прежде, дабы по заслуге сей и Он нас возлюбил, то прежде мы Его избрали бы, дабы и от Него избрания удостоиться. Но Он, Который есть Истина, иное глаголет и сей людской суетности явственно прекословит: "Не вы Меня избрали", - говорит. А ежели не избрали вы, то, без сомнения, и не возлюбили: ибо как бы избрали того, кого не любили? "Но Я, - говорит, - вас избрал". Ужели же после сего не избрали и они Его и всем благам века нынешнего не предпочли? Но избрали они, потому что избраны были; не потому избраны были, что избрали они. У людей же, избирающих Бога, никоей заслуги не было бы, если бы их, избирающих, не упреждала бы Божия благодать. Потому и апостол Павел, благословляя фессалоникийцев, сказал: "А вас Господь да исполнит и преисполнит любовью друг к другу и ко всем" (1 Фес. 3, 12). Благословение сие, чтобы любить друг друга, от Того нам дано, от Кого нам прежде был дан закон, чтобы мы возлюбили друг друга. Наконец, в другом месте, обращаясь к ним же (ибо, без сомнения, в ком-то из них уже было то, что он благословлял их обрести), говорит: "Всегда по справедливости мы должны благодарить Бога за вас, братия, потому что возрастает вера ваша и умножается любовь каждого друг к другу между всеми вами" (2 Фес. 1, 3). Сказал же сие, дабы от столь великого блага, каковое мы снискали от Бога, ненароком не возгордились мы, как если бы иели оное сами от себя. Посему должны мы, как говорит он, Бога за вас благодарить, что возрастает вера ваша и умножается между вами любовь каждого друг к другу, а не вас восхвалять, как если бы вы имели это сами от себя.

 

18.39. И к Тимофею говорит он: "Ибо дал нам Бог духа не страха, но силы и любви и целомудрия" (2 Тим. 1, 7). Должно остерегаться нам, дабы из сего подлинно апостольского свидетельства не заключили мы, будто не восприняли дух страха Божьего, каковой есть воистину великий Божий дар, о каковом же говорит пророк Исайя: "Почиет на нем дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия, дух страха Господня" (Пс. 11, 2, 3). Восприиняли мы не того страха дух, коего ради Петр от Христа отрекся, но того, о котором сам Христос говорит: "Страшитесь Того, Кто имеет власть и душу и тело сгубить в геенне: ей, говорю вам, Того страшитесь". А сказал сие, дабы оного страха ради, какозым Петр смущаем был, не отрекались бы мы от Него. Страх же этот пожелал Он от нас отвести, сказав прежде того: "Не страшитесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать" (Лук. 12, 5, 4). Сего страха дух не восприняли мы, но восприняли дух силы, и любви, и целомудрия. О каковом духе тот же Апостол к римлянам рек: "Хвалимся скорбямл, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам" (Рим. 3, 5). Итак, не через нас, но через Дух Святой, данный нам, самою любовью (которая есть, как показывает он, Божий дар) учиняется, чтобы скорби не отнимали у нас терпение, а, напротив, рождали оное. К ефесяна же говорит он: "Мир братиям и любовь с верою". Блага немалые, но пусть скажет, откуда они? "От Бога Отца, - говорит, - и Господа Иисуса Христа" (Ефес. 6, 23). А стало быть, блага сии великие суть не иное что, нежели Божьи дары.

 

19.40. Но не дивно, ежели свет во тьме светит и тьа его не объемлет (Иоан. 1, 5). В Иоанне глаголет свет: "Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими" (1 Иоан. 3, 1). А в пелагианах глаголет тьма: "Любовь наша в нас от нас самих". Если бы они обладали той истинной, то есть христианской, любовью, знали бы и откуда она у них, подобно как знал Апостол, говоривший: "Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога" (1 Кор. 2, 12). Иоанн говорит: "Бог есть любовь" (1 Иоан. 4, 16). А пелагиане говорят, что и Самого Бога имеют не от Бога, но от самих себя; и хотя признают они, что знание закона у нас от Бога, однако им хочется думать, что любовь от нас самих. И не внемлют они Апостолу, говорящему: "Знание надмевает, а любовь назидает" (1 Кор. 8, 1). Есть ли что более вздорное, бредоумное даже, и самой святости любви более чуждое, нежели исповедовать, что от Бога знание, которое, будучи лишенным любви, надмевает, от нас же - любовь, которая отнимает у знания возможность надмевать? Равно как и тогда, когда Апостол говорит о "превосходящей ведение любви Христовой" (Ефес. 3, 19), - есть ли что более безумное, нежели полагать, будто от Бога ведение, которое должно быть подчинено любви, а от человеков любовь, которая ведение превосходит? Вера же истинная, учение же здравомысленное утверждают, что и то, и другое от Бога, ибо написано было: "Из уст Его ведение и разум" (Притч. 2, 6, по Септуагинте); и написано было: "Любовь от Бога" (1 Иоан. 4, 7). Ибо читаем мы: "Дух ведения и благочестия" (Ис. 11, 2); и читаем мы: "Духа силы и любви и целомудрия" (2 Тим. 1, 7). Однако любовь есть более великий дар, нежели ведение: ведь когда в человеке есть ведение, то потребна любовь, дабы не надмевался он; любовь же "не завидует, не превозносится, не надмевается" (1 Кор. 13, 4).

 

20.41. Полагаю, что довольно вел я брань словесную против тех, кто неистово ополчается на Божию благодать, каковою воля у человека не отымается, но из злой обращается в добрую и, уже добрая, вспоможением подкрепляется; и что в словопрении сем не столь много я, а наипаче само Писание вещало к вам очевиднейшими свидетельствами истины. Сие же Божественное Писание, ежели вникнуть в него со тщанием, являет, что не только добрые людей изволения (voluntates), каковые Бог Сам из злых созидает и (через Него - уже добрые) к деяниям добрым и к вечному животу наставляет, но что также и изволения, прилежащие мирскому и тварному, до того Богу подвластны, что Он, когда ни пожелает и куда ни пожелает, наклоняться их понуждает, - для того ли, чтобы милостью кого взыскать, для того ли, чтобы казни кого предать, как Сам присуждает Своим, хотя и таинственным, но, без сомнения, праведнейшим судом. Ибо находил! мы, что согрешения некоторые суть вместе и наказания другим грешникам: подобно сосудам гнева, уготованным, как сказано Апостолом, в погибель (Рим. 9, 22); и подобно ожесточению фараонову, которого и причина называется: чтобы явить на нем силу Божию (Исх. 7, 3 и 10, 1); и подобно бегству израильтян от лица врагов из града Гая: ибо сотворен был в душе их страх, чтобы бежали они, и сотворено сие было, дабы покарать согрешение их - и так, как и подобало покарать оное. Потому говорит Бог Иисусу Навину: "Сыны Израилевы не могли устоять пред лицем недругов своих" (Нав. 7, 4, 12). Что же это: "не могли устоять"? Почему не устояли свободного произволения ради, но, со смущенною страхом волею, бежали, - не потому ли, что властвует Бог и над волей людей и, когда разгневан, повергает в ужас, кого захочет? Ужели не по воле своей воевали враги с народом Божиим, предводительствуемым Иисусом Навином? И, однако, глаголет Писание, что "от Господа было то, что они ожесточили сердце свое и войною встречали Израиля, чтобы были истреблены" (там же, 11, 20). Ужели не по воле своей сын Вениамитянина, человек нечестивый, царя Давида хулил? И, однако, что рек Давид, исполненный истинной, возвышенной и благочестивой мудрости? Что рек он тому, кто хотел поразить мечом злоречивого? "Что мне и вам, сыны Саруины? - сказал он. - Оставьте его, пусть он злословит, ибо Господь повелел ему злословить Давида. Кто же может сказать ему: зачем ты так сделал?" И дальше Божественное Писание возвещает нам царево рассуждение уже вполне, как бы возобновляя оное от иного приступа, и говорит: "И рек Давид Авессе и всем слугам своим: вот если мой сын, который вышел из чресл моих, ищет души моей, тем больше сын Вениамитянина; оставьте его, пусть злословит, ибо сказал ему Господь; может быть, Господь призрит на уничижение мое, и воздаст мне Господь благостию за теперешнее его злословие" (2 Цар. 16, 5 - 12). Каким же образо сказал Господь сему человеку злословить Давида, - кто будет мудр и уразумеет? Ибо не в повеление сказал Он сие (ведь тогда послушание в похвалу бы тому вменялось); но поелику волю его, злую по причине присущего ей порока, склонил Он к сему греху судом Своим праведным и таинственным, то сказано сего ради: "Сказал ему Господь". Ведь ежели бы оказал он повиновение Богу, дающему повеление, то больше заслуживал бы он похвалы, нежели наказания; на деле же, как нам ведомо, был он после за грех сей наказан. Не умолчано и о причине, почему таким вот образом сказал ему Господь злословить Давида, то есть сердце его злое в грех сей ввел или впасть попустил: "Чтобы Господь призрел, - говорит, - на уничижение мое и воздал .мне благостью за теперешнее его злословие". Вот каким образом доводится ясно, что и сердцами людей злых пользуется Бог для прославления добрых и для подмоги им. Так употребил Он Иуду, Христа предающего; так употребил иудеев, Христа распинающих. И сколь .многие блага уготовал отсюда народам, каковые уверуют! Он и дьявола самого - наихудшего, к наилучшему - употребляет для упражнения и испытания веры добрых людей и их благочестия - не ради Себя, ведающего все прежде, нежели свершится оно, а ради нас, нуждавшихся в том, чтобы Он с нами так поступал. Ужели не по воле своей избрал Авессалом совет, которым себе повредил? И, однако, он потому сделал сие, что Господь отцу его внял, молившему, чтобы сие сделано было. Для сего говорится в Писании: "Так Господь судил разрушить добрый совет Ахитофела, чтобы навести Господу бедствие на Авессалома" (2 Цар. 17, 14). Называет оно добрым совет, каковой в тот час был на потребу делу, ибо на пользу Авессалому был, во вред же отцу его, противу которого он возмутился, так что мог бы он того одолеть, когда бы не разрушил Господь данный Ахитофелом совет, сердцу Авессалома внушив побуждение совет таковой отвергнуть, иной же, не удобополезный ему, - избрать.

 

21.42. Кто же не убоится божественных сих судеб (judicia), каковыми Бог в сердцах людей злых вершит, что ни пожелает, воздавая им, однако, по заслугам их? Ровоам, сын Соломонов, пренебрег спасительным старцев советом, что давали они ему, чтобы не поступал он жестоко с народом; и охотнее слова сверстников своих принял он, чтобы ответить с угрозою тем, кому с ласкою должен был он отвечать. Откуда же сие, ежели не от собственной воли его? Ко по сей причине отложились от него десять колен Израиля, и поставили над собою иного царя, Иеровоама, дабы исполнилась воля прогневленного Бога, как и наперед Им было предвозвещено. Ибо что говорит Писание? "И не послушал царь народа, ибо так суждено было Господом, чтобы исполнилось слово Его, которое изрек Господь через Ахию Силомляшша Иеровоаму, сыну Наватову" (3 Цар. 12, 3 - 20). Конечно, сие через волю человеческую совершилось, однако так, как от Господа суждено было. [Августин разбирает также ряд других примеров того же рода из Св. Писания: историю разорения Иудеи филистимлянами и аравитянами (2 Пар. 21, 16, 17); историю царя Амаспи, послушавшегося совета пророка (там же, 25, 7, 8), но позже лишившегося Божьей помощи и не внявшего увещаниям царя Иоаса (4 Цар. 14, 9, 10 и 2 Пар. 25, 20); историю заступничества Есфири (Есф. 3, 4 и 5, по Септуагинте). В заключение он приводит тексты из Ветхого завета (Притч. 21, 1. Пс. 104, 25) и из посланий апостола Павла (Рим. 1, 24, 26, 28. 2 Фес. 2, 10, 11)].

 

21.43. Сими и подобными же свидетельствами речений божественных, каковые все припоминать слишком долго, вполне, сколько .могу судить, явлено, что действует Бог в сердцах человеков, склоняя воления (voluntates) их, куда бы ни пожелал Он - к доброму ли, ради милосердия Своего, к злому ли, ради заслуг их, - по суду Своему, иногда явному, а иногда тайному, всегда, однако же, правому. Ибо должно быть утверждено в вашем сердце незыблемо, что нет у Бога неправды (Рим. 9, 14). И посему, когда читаете вы в Писании истинном, что введены люди в соблазн Богом или что ожесточились сердца их и очерствели, то не усомнитесь, что упреждали сие заслуги их злые, так что по правде претерпели они таковое, дабы вам и самим оной притче Соломоновой не подпасть: "Глупость человека извращает пути его, а сердце его негодует на Господа" (Притч. 19, 3). Благодать, подлинно, не по заслугам людским дается, иначе благодать не есть уже благодать (Рим. 11, 6), ибо для того она благодатию нарицается, что даром подается. А ежели властен Он - через Ангелов ли, добрых или злых, иным ли каким образом - действовать и в сердцах людей злых, для заслуг их худых, чья злоба не Им была создана, но то ли ими была изначально от Ада.ма усвоена, то ли через собственную их волю произросла, что же дивного, ежели через Духа Святого в сердцах избранников Своих учиняет доброе Тот, Кто учинил, дабы сами сердца их из злых соделалпсь добрыми?

 

22.44. Но пусть усматривают люди любые заслуги добрые, упреждающие, как они полагают, оправдание через Божшо благодать; не разумеют, когда глаголят сие, что не иначе как благодать отрицают. Но пусть, как сказал я, усматривают то, что им хочется, коли идет речь о взрослых; вот уж подлинно, не находят пелагиане, что ответить им о младенцах, у которых и воли-то нет никакой ко стяжанию благодати (каковой воли заслугу провозглашают они упреждающей), и, больше того, видим мы, как те даже с плачем противятся, когда крестят их или Тайн Святых приобщают; сие же вменялось бы им в вящий грех нечестивости, когда бы они уже пользовались свободным произволением, и, однако, приникает к ним, даже и противящимся, благодать, явственно не упреждаемая никакою доброю заслугою: иначе благодать не была бы уже благодатью. И порою сынам неверных подается сия благодать, когда, таинственным промыслом Божиим, предаются они каким-нибудь образом в руки благочестивых мужей; порою же и сыны верных не наследуют ее, когда имеется препятствие некое, по причине которого не может она подать им средь опасностей помощь. Происходит же сие таинственным промыслом Бога, судьбы которого непостижимы и пути неисследимы; узрите же, что сказал Апостол прежде сего, дабы после сказать таковые слова. Ведь вел он речь об иудеях и язычниках, когда писал к римлянам, то есть к язычникам, и говорил: "Как и вы некогда были непослушны Богу, а ныне помилованы, по непослушанию их, так и они теперь непослушны для помилования вас, чтобы и сами они были помилованы. Ибо всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать" (Рим. 11, 30 - 33). А когда внял он тому, что сказал, дивясь на речения своего несомненную истинность, но и бездонность великую: каким же образом всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать, словно бы творя злое, чтобы вышло благое? - то сейчас же возгласил он и рек: "О, бездна богатства, и премудрости, и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!" О сих же судьбах непостижимых и путях неисследимых не помышляя, люди лукавые, скоро слово перенимающие, да не споро уразумевающие, полагали и представляли, будто Апостолом сказано: "Будем делать зло, чтобы вышло добро" (ср. там же, 3, 8). Невозможно, чтобы Апостол говорил такое; но люди, лишенные разумения, полагали, будто сие было сказано, когда внимали они тому, что Апостол рек: "Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать" (там же, 5, 20). Но ведь благодать совершает сие, чтобы отныне добро творили те, кто прежде творил зло, а не чтобы коснели они во зле, рассчитывая, что добром им воздастся. Итак, не подобает им говорить: "Будем творить зло, дабы вышло добро", но подобает говорить: "Мы творили зло, и вышло добро; отныне будем творить добро, дабы в веке грядущем за добро добром воздалось нам, которым в веке нынешнем добром за зло воздается". Сего ради в Псалме написано: "Милость и суд буду петь Тебе, Господи" (Пс. 100, 1). Так что вначале Сын Человеческий не для того пришел в мир, чтобы судить мир, но для того, чтобы мир спасен был через Него (Иоан. 3, 17), и сие милосердия ради; паки же грядет для суда, судити живым и мертвым; хотя и в нынешнем веке само спасение не совершается без суда, однако тайного, ибо рек Он: "На суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы" (там же, 9, 39).

 

23.45. Итак, поставляйте сие в связь с таинственными Божьими судьбами, когда видите вы, что - при одной и той же вине, в каковой, несомненно, все младенцы повинны, от Адама влачащие злое наследство, - этому подается помощь, дабы он крещен был, а тому не подается, дабы умер он в том же грехе; что, по крещении, оставлен в жизни сей тот, чье будущее нечестие провидел Бог, а этот, по крещении, из жизни сей восхищен, дабы злоба не изменила разума его (Притч. 4, 11). И не возводите при сем обвинение в неправедности или в безумии на Бога, у Которого источник Правды и Премудрости; но, как увещевал я вас от начала сей проповеди, до чего достигли вы, в том и ходите, и сие также вам Бог откроет (Фил. 3, 16 и 15), если не в сей жизни, то, несомненно, в иной, коль скоро нет ничего сокровенного, что не имело бы быть открыто (Матф. 10, 26). Посему, когда внемлите вы Господу, говорящему: "Я, Господь, ввел в соблазн этого пророка" (Иез. 14, 9), и слову Апостола: "Кого хочет, милует, а кого хочет, ожесточает" (Рим. 9, 18), то в том, кому Он попустил соблазниться или ожесточиться, предположите уверенно заслуги злые; в том же, кого Он милует, признайте с непоколебимою верою благодать Бога, не злом за зло воздающего, но добром за зло. И не отымайте у фараона свободное произволение того ради, что во многих местах Бог говорит: "Я ожесточил фараона" - либо: "Ожесточил" или "Ожесточу сердце фараоново" (Исх. 4-14, passim). Ибо отсюда не следует, что сам фараон не ожесточил сердца своего. Ведь и сие читаем о нем: когда удалены были из Египта песьи мухи, "фараон, - по слову Писания, - ожесточил сердце свое и на этот раз не захотел отпустить народ" (там же, 8, 32). А потому: и Бог ожесточил, через суд праведный, и сам фараон, через свободное произволение. Итак, будьте благонадежны, что не останется втуне усилие ваше, ежели вы, устремясь к обетованному благу, неизменны будете в сем вплоть до скончания жизни. Ибо Бог, Который не воздает ныне по делам тем, кого спасает, воздаст тогда каждому по делам его (Матф. 16, 27). Воздаст Бог сполна и злом за зло, поелику праведен Он; и добро за зло, поелику благ Он; и добром за добро, поелику благ Он и праведен; лишь злом за добро не воздаст, поелику нет в Нем неправды. Посему воздаст Он злом за зло: казнь на неправду; и воздаст добром за зло: благодать на неправду; и воздаст добром за добро: благодать на благодать.

 

24.46. Прибегайте настоятельно к книге сей и, ежели разумеете, благодарите Бога; а когда не разумеете, молитесь, дабы уразуметь, ибо Бог подаст вам разумение. Памятуйте, что написано: "Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков: и дастся ему" (Пак. 1, 5). Сие есть мудрость, нисходящая свыше, как говорит сам апостол Иаков. .Мудрость же оную от себя отриньте и молите, да не была бы в вас она, от него проклятая, когда рек он: "Но если в вашем сердце вы имеете горькую зависть и сварливость, то не хвалитесь и не лгите на истину. Это не есть мудрость, нисходящая свыше, но земная, душевная, бесовская. Ибо где зависть и сварливость, там неустройство и все худое. Но мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна" (там же, 3, 14 - 17). А стало быть, какого блага не обрящет тот, кто мудрость сию от Господа испросит и вымолит? И отсюда уразумейте благодать, ибо, ежели бы мудрость сия от нас была, не была бы она свыше и не подобало бы испрашивать ее от Самого Бога, сотворившего нас. Братия, молитесь и о нас, дабы жить нам целомудренно, благочестиво и праведно в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа (Тит 2, 12, 13), Ему же честь и слава и царствие со Отцем и Духом Святым во веки веков. Аминь.

 

 




Категории: Бог  |  Человек и грех  |  Ранняя церковь

Данный материал предназначен исключительно для предварительного личного ознакомления посетителей этого сайта. Любое коммерческое и иное его использование запрещено.








Этот материал еще не обсуждался.


Добавьте Ваш комментарий
Ваше имя:
Ваш email:
Ваш комментарий:
Защита от спама. Введите сумму чисел: 2 плюс 5 =
 
Reformed.org.ua (©) 2005-2016