24.02.2015
Скачать в других форматах:

Дмитрий Бинцаровский

Лекция 25. Феминистская теология освобождения

Этот материал подается в очень сокращенном виде. Полная версия доступна лишь в печатном виде.

 

1.      Введение. 1

2.      Женщины в истории.. 2

3.      Богословские идеи.. 5

a.      Опыт женщин.. 5

b.      Освобождение. 7

c.      Бог/иня. 8

d.      Равенство полов. 9

e.      Служение женщин в церкви.. 11

4.      Оценка. 13

 

1.      Введение

Еще одним важным движением освобождения в современном христианстве является феминистская теология, направленная против господства мужчин над женщинами в обществе и церкви. Эта теология более разнородна, чем латиноамериканская или афроамериканская. Есть феминистские движения, которые никак не связаны с христианством и настороженно или даже враждебно относятся к любой религии. По понятным соображениям, в этой книге мы не будем уделять им внимания. Среди христианских феминисток есть тоже довольно большое разнообразие, которое проистекает из разного отношения к авторитету и интерпретации Библии. Есть феминистки, которых называют «евангельскими», потому как они пытаются основывать свои взгляды на Писании и сохраняют верность основным догматам христианства. Впрочем, они оказывают лишь очень незначительное влияние на феминистское движение в целом. Другие, более радикальные, феминистки скептически относятся к Библии и свободно отвергают или критикуют отдельные библейские идеи и отрывки.

Некоторые феминистки, сначала лояльно относившиеся к христианству, впоследствии пришли к заключению, что оно внутреннее противоречит их устремлениям и не может быть преобразовано. Так, одна из лидеров феминистского движения, Мэри Дэйли (1928-2010), в 1971 году стала первой женщиной, приглашенной проповедовать в церкви при Гарвардском университете. Но в своей проповеди она осудила христианство и призвала женщин выйти из церкви. Почти все женщины (и даже некоторые мужчины), присутствовавшие на служении, покинули его вместе с ней[1]. Об этой истории рассказывает Розмари Рутер (1936) – еще одна видная представительница феминистской теологии. Она не порывала с церковью, но сохраняет критическое отношение ко многим положениям традиционного христианства и, в частности, своей католической церкви. Так, она выступает за рукоположение женщин в священники и право женщин на аборты[2]. Среди других известных католических феминисток следует отметить Элизабет Шюсслер Фьоренцу (1938), которая написала ряд важных работ по экзегетике, систематике и истории.

Для лучшего понимания проблематики и целей феминистской теологии нам следует обратиться к тому, каким было место женщин в истории. Феминистски придают довольно большое значение истории, ведь в прошлом она писалась почти исключительно мужчинами и, следовательно, с позиций мужчин. Поэтому одна из главных целей феминистской теологии состоит в том, чтобы предложить новый взгляд на историю женщин в западном обществе, что, в свою очередь, поспособствовало бы переопределению места женщин в настоящем и будущем.

 

2.      Женщины в истории

Феминистские теологи часто подчеркивают, что фактически вся история человечества – это история угнетения и унижения женщин. Западное общество, рождавшееся под влиянием иудео-христианской традиции, греческой культуры и римского права, не стало исключением из этого правила. Еще Аристотель утверждал, что женщина – это «недоделанный» или «неполноценный» мужчина. Другие древние мыслители отмечали, что женщины уступают мужчинам по своим умственным и физическим способностям и в согласии с природой должны подчиняться им.

Иудейский контекст, в котором зародилось христианство, также отличался патриархальным устройством. Феминистки нередко подчеркивают, что Ветхий Завет содержит унизительные для женщин постановления: например, после деторождения или менструации им требовалось «очищение» (Лев. 12:1-5; 15:19-30). В 10 заповедях женщина упомянута наряду с животными («не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего») – как «собственность» мужчины, на которую нельзя позаряться, но не как равное ему человеческое существо. В новозаветные времена господство мужчин над женщинами проявлялось во многих отношениях: раввины избегали общения с женщинами, в храме женщины поклонялись отдельно от мужчин, женщины не приглашались в качестве свидетелей в судопроизводстве, они не были достаточно защищены в случае, если муж требовал развода. В книге «Против Апиона» Иосиф Флавий писал, что женщина во всех отношениях ниже мужчины, а потому должна подчиняться ему[3]. Одному из раввинов того времени традиционно приписывают молитву, в которой он благодарит Бога за то, что Тот не сделал его язычником, неучем и женщиной[4].

Что касается самого Нового Завета, то среди феминистских теологов существует очень широкий спектр подходов к тому, как оценивать те отрывки, которые повествуют о женщинах. Одни феминистки считают Новый Завет соответствующим своему патриархальному контексту и не находят в нем материала для провозглашения равенства и освобождения женщин. Другие проводят различие между, например, Иисусом, Которого считают протофеминистом, и Павлом, которого считают едва ли не женоненавистником[5]. Наконец, есть феминистки, которые полагают, что весь Новый Завет предлагает пророческий взгляд, в котором осуждается господство мужчин над женщинами и защищается их равенство. В дальнейшем мы более подробно рассмотрим новозаветные мотивы и тексты, касающиеся равенства полов и служения женщин в церкви.

Даже если исходить их того, что в Новом Завете мы находим определенную «демократическую» и «эгалитарную» модель церкви, все феминистки признают, что она быстро пришла в упадок. Главной причиной этого стала дальнейшая институционализация церкви, повысившая роль священства, в которое входили только мужчины. Женщины оказались вне церковной иерархии, вокруг которой строилась жизнь общин. Тем не менее, даже в этих обстоятельствах находились выдающиеся женщины, которые оставили свой след в истории, несмотря на то, что у нас почти не осталось источников периода ранней церкви, написанных женщинами. Феминистская теология придает большое значение переоткрытию роли женщин не только в Новом Завете, но и в ранней церкви. Особое значение уделяется таким личностям, как мученица Бландина и монтанистские пророчицы Приска и Максимилла[6].

Для дальнейшего осмысления образа женщины в западной традиции большое значение имели богословские воззрения Августина (354-430). Передачу первородного греха он связывал с половым актом и с похотью, которая ему сопутствует. Сексуальные отношения не имели в себе ничего доброго или прекрасного и оправдывались лишь чадородием. Хотя презрение к сексуальности было характерным и для поздней античности[7], в христианстве, особенно после Августина, оно стало более выраженным. Поменялось само отношение к человеческому (особенно женскому) телу: если в древности воспевалась его красота (в театрах, на аренах, в искусстве), то в Средние Века его стали больше стесняться, оно воспринималось как темница души и источник греховного вожделения.

Такие взгляды способствовали укреплению монашества и впоследствии установлению безбрачия для священников. Целибат воспринимался как этически более совершенный, чем брак. С одной стороны, церковь укрепила брак, причислив его к семи таинствам и провозгласив его нерасторжимость (что способствовало защите прав женщин, ведь обычно от развода страдают больше именно они). С другой стороны, превосходство безбрачия приводило к пренебрежительному отношению к браку.

Еще одним фактором в Средневековье стала клерикализация. В обществе утверждалось подчиненное положение женщин, характерное для института церкви. Для женщин создавало дополнительное препятствие то, что образование было связано с церковью и доступно прежде всего церковному клиру, состоящему только их мужчин. В самой церкви женщины были практически лишними, потому что понятия «церковь» и «клир» зачастую отождествлялись. Поскольку женщинам было сложно найти себе церковное служение, они больше сосредотачиваются на своих личных духовных переживаниях, что стало одной из причин развития средневековой женской мистики.

Безусловно, следует отметить также все возрастающее почитание Марии, «Царицы небес». В Средние века ей посвящается огромное множество гимнов, молитв, рассказов, праздников, статуй; воспевается ее нравственное совершенство, милосердие и заступничество – особенно за бедных и страждущих. Казалось бы, культ Марии должен находить позитивный отклик у феминисток, ведь в нем мы встречаемся с очень позитивным восприятием женщины. Тем не менее, феминистские теологи считают, что почитание Марии имело и негативные последствия для женщин: образ Марии идеализировал девственность, передавал пассивность и подчиненность, а знаменитое fiat (лат. «Да будет» из Лук. 1:38) было выражением покорного принятия женщиной воли другого. Именно в интересах мужчин было то, чтобы все женщины старались быть похожими на тихую, смиренную Марию.

Реформация принесла много изменений в церкви и обществе. Она значительно упростила строение церкви, упразднила монашество, отвергла превосходство безбрачия над браком, провозгласила священство всех верующих (включая женщин), подчеркнула важность мирского призвания (включая женщин), способствовала распространению письменности и развитию образования среди простых людей (включая женщин). Женщины получили больше возможностей для служения в церкви и обществе, в некоторых сферах – наравне с мужчинами.

Тем не менее, как подчеркивают феминистки, Реформация не принесла желанного освобождения для женщин. Да, теперь уже не монахиня, а активная жена, мать и домохозяйка стала идеальным образом женщины (это хорошо показывает пример жены Лютера Катарины, бывшей монахини). Но эта привязанность к дому означала, что женщины по-прежнему сохраняют зависимость от мужчин и не имеют равных с ними возможностей самореализации. Лютеру приписывают фразу «место женщины – ее дом». В немецких городах стал популярным принцип «Kinder, Kirche, Küche» (дети, церковь, кухня), указывавший на три сферы, в которые должна быть вовлечена женщина. Более того, как подчеркивает Рутер, Лютер придерживался традиционного взгляда на определенное превосходство мужчины над женщиной: «как солнце прекраснее месяца, так и женщина, хоть она и прекраснейшее творение Божье, все же не равна мужчине в славе и достоинстве»[8].

Даже эпоха Просвещения не привела к уравнению женщин и мужчин в правах. К примеру, Руссо полагал, что женщинам достаточно столько образования, сколько полагают необходимым мужчины[9]. В большинстве западных стран лишь в конце XIX-го века университеты открылись для женщин. Даже в самых демократических государствах продолжали действовать ограничения женщин в гражданских правах. Например, в Европе женское избирательное право было введено лишь в XX веке[10]. В США дискриминация по половому признаку на выборах была полностью отменена лишь в 1920 году, когда была принята соответствующая поправка в Конституции.

Феминистское движение достигло определенной зрелости лишь в XX веке, особенно во второй его половине. Именно в это время возникает и феминистское богословие. До этого феминистское движение едва ли напрямую касалось богословия и церкви, поскольку в обществе преобладало мнение, что церковь представляет собой некую особую сферу. Но в 60-70 годы появилось поколение, которое считало, что новые общественные и политические тенденции западного общества, касающиеся прав женщин, должны непременно отражаться и на христианской вести и практике. Феминистские богословы пытались теологически обосновать главный лейтмотив феминистского движения в целом: равность мужчины и женщины и противостояние господству мужчин во всех сферах общества. Сейчас мы познакомимся с их главными богословскими идеями.

 

3.      Богословские идеи

a.      Опыт женщин

Эта часть материала доступна лишь в печатном виде.

 

b.      Освобождение

Эта часть материала доступна лишь в печатном виде.

 

c.       Бог/иня

Эта часть материала доступна лишь в печатном виде.

 

d.      Равенство полов

Эта часть материала доступна лишь в печатном виде.

 

e.       Служение женщин в церкви

Одним из главных следствий развития феминистского богословия стало повышенное внимание к теме рукоположения женщин в пресвитеры. Хотя первое рукоположение женщины датируют еще 1853 годом[11], а еще раньше женщины служили и проповедовали в протестантских церквах «немагистрального» направления (н-р, у квакеров), этот вопрос был поставлен со всей серьезностью только во второй половине XX века. В 50-80 годы в ряде крупных протестантских деноминаций (методистских, епископальных, лютеранских, пресвитерианских) женщины были рукоположены в пресвитеры и епископы. В католической церкви также все громче раздавались голоса в пользу женского священства[12].

Какие же аргументы в пользу женского священства приводятся в феминистском богословии? Прежде всего, феминистки указывают на несостоятельность доводов против женского священства. Так, Рутер перечисляет три традиционных аргумента против рукоположения женщин в католичестве: (1) Иисус не включил женщин в священство, ведь избрал только 12 мужчин, ставших апостолами, от которых и происходит священство; (2) традиция церкви не знает женского священства; (3) Иисус был мужчиной, а значит и священники, которые представляют Иисуса, должны быть мужчинами[13]. Первый аргумент Рутер считает очень натянутым, потому что Иисус не основывал никакого священства в современном смысле[14], второй аргумент не может быть решающим[15], потому что определенная практика (к тому же возникшая гораздо позже апостольских времен) не должна становиться нормативной, а третий аргумент вообще следует считать еретическим[16].

Самым важным библейским аргументом в пользу рукоположения женщин считаются частые упоминания о женщинах, которые несли активное служение в ранних общинах. Рутер отмечает, что в ранней церкви природа служения была харизматической, а не институциональной, и женщины были и пророчицами, и учительницами, и евангелистками[17]. Фьоренца добавляет, что женщины «были такими же апостолами и служителями, как Павел», – учительницами, проповедницами, основательницами домашних церквей[18]. Большую вовлеченность женщин в церковную жизнь показывает уже то, что из 29 людей, упомянутых Павлом в конце Послания Римлянам, 10 были женщинами[19]. Особенно примечательны имена диакониссы Фивы (Рим. 16:1) и Юнии, упомянутой среди «прославившихся между апостолами» (Рим. 16:7)[20]. Можно обратить внимание и на то, что женщина Прискилла упомянута перед мужчиной Акилой.

Сторонники рукоположения женщин сталкиваются с определенными трудностями, когда речь заходит о текстах, которые сложно согласовать с отстаиваемой ими идеей. Например, осознавая проблематичность 1 Кор. 14:34,35 («жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении… неприлично жене говорить в церкви»), Кюнг ссылается на то, что это позднейшая вставка («подтасовка»), при этом не приводя аргументов в пользу такого заключения[21]. Феминистки, принимающие подлинность текста, нередко объясняют текст так: греческое слово λαλέω («говорить») означает здесь «пустословить» или «поднимать шум», а не просто «говорить», а потому не запрещает женщинам проповедовать или обучать в церкви[22]. Фьоренца полагает, что запрет распространялся только на замужних женщин; кроме того, Павел сознавал, что его запрет был довольно нелепым, а потому для его утверждения ему пришлось дополнительно ссылаться на Господний авторитет (1 Кор. 14:37)[23]. Касательно 1 Тим. 2:11,12 («Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии») феминистки обычно утверждают, что такое наставление апостола Павла связано с тем, что у женщин того времени не было надлежащего образования. «А поскольку в двадцатом веке женщины лучше подготовлены и могут учить, то Павлово распоряжение к ним не относится»[24].

Тексты, подобные 1 Кор. 14:34,35 и 1 Тим. 2:11,12 объясняются еще и следующим образом[25]. Для миссии апостола Павла характерным было то, что он не хотел вызывать излишнее противостояние со стороны нехристиан, знающих о христианских собраниях или посещающих их. Учительство женщины было немыслимо в культуре того времени, а потому Павел повелевает женщинам не учить в церкви, дабы не раздражать «посторонних» и не создавать препятствий для Евангелия на ровном месте. Таким образом, Павел просто приспосабливает церковную практику к местной культуре. Если мы верны «духу» Павла, мы должны делать то же самое, то есть приспосабливать церковный уклад к культуре – только уже нашего времени. В культуре XXI-го века вызывает удивление и досаду не учительство женщин, а наоборот – его запрет. Поэтому следование принципам Павла в новой культурной ситуации должно привести к допущению рукоположения женщин.

 

4.      Оценка

 

Эта часть материала доступна лишь в печатном виде.


[1] Rosemary Radford Ruether, «Women and Redemption: A Theological History», с.181.

[2] Она описывает свою позицию по этим вопросам в книге My Quests for Hope and Meaning: An Autobiography (Wipf and Stock Publishers, 2013): с.40-47 – о контрацепции и абортах, с. 47-53 – об ординации женщин.

[3] Susanna Krizo, When Dogmas Die: The Return of Biblical Equality (Charisma Media, 2009), 37.

[4] Ron Rhodes, Christianity According to the Bible (Harvest House Publishers, 2006), 96.

[5] Надо отметить, что большинство феминисток отрицают то, что Павел был автором таких посланий, как Ефесянам, 1 и 2 Тимофею, а потому они критикуют не так самого Павла, как высказывания из традиционно приписываемых ему посланий.

[6] По мнению Кюнга, название «монтанизм» вообще неверно, потому что выдвигает на передний план мужчину Монтана и предполагает его лидерство, тогда как на самом деле движение было эгалитарным и основанным на духовных дарах, а не церковных должностях (Women in Christianity (Continuum, 2005), 20).

[7] Kung, Women in Christianity (Continuum, 2005), 25.

[8] Martin Luther, ‘Lectures on Genesis’, цит. по: Rosemary Radford Ruether, Introducing Redemption in Christian Feminism (A&C Black, 1998), 45.

[9] Kung, Women in Christianity (Continuum, 2005), 81.

[10] В Нидерландах – в 1917 году, в Великобритании – в 1918, в Германии – в 1919, во Франции – в 1944, в Швейцарии – в 1971 (Kung, Women in Christianity (Continuum, 2005), 82).

[11] В 1853 году в конгрегационалистской церкви была рукоположена Антуанетта  Браун, позже ставшая унитарианкой.

[12] Отметим также, что, начиная с 80-х годов, многие феминистки подчеркивают, что простое включение женщин в существующую иерархическую структуру церкви не решает проблемы. Нужно идти против иерархии как таковой, создавать низовые эгалитарные общины, а не поддерживать разделение церкви на клир и мирян. По мнению этих феминисток, целью феминистского богословия должны стать не священники-женщины, а женская церковь (Woman-Church). Рутер: «what we need is Women-Church, not women priestsfeminist based communities» http://www.thefreelibrary.com/Rosemary+Radford+Ruether%3A+fearless+leader+and+changemaker+for...-a0246252739

[13] My Quests for Hope and Meaning: An Autobiography (Wipf and Stock Publishers, 2013), с.48.

[14] См. «Women Priests and Church Tradition,» в Women Priests, Arlene Swidler & Leonard Swidler (eds.) (Paulist Press 1977), С. 234-237.

[15] Тем более, что в продолжении первых четырех веков в церкви женщины включались в диаконат (Rosemary Radford Ruether, «Women Priests and Church Tradition,» в Women Priests, Arlene Swidler & Leonard Swidler (eds.) (Paulist Press 1977), с. 236).

[16] Здесь Рутер ссылается на слова Карла Ранера (My Quests for Hope and Meaning: An Autobiography (Wipf and Stock Publishers, 2013), с.49).

[17] My Quests for Hope and Meaning: An Autobiography, 47.

[18] Schussler Fiorenza, In Memory of Her (n.2), 183.

[19] Hans Kung, Women in Christianity (2002), p.10

[20] Многие исследователи считают, что в Рим. 16:7 действительно сказано о женщине Юнии, а не о мужчине Юние.

[21] Hans Kung, Women in Christianity (2002), p.12.

[22] См. анализ этих и других попыток истолкования в D. A. Carson, “Silent in the Churches: On the Role of Women in 1 Corinthians 14:33b-36”, в Recovering Biblical Manhood And Womanhood, eds. John Piper and Wayne Grudem (Crossway Books, 1991), с.137-142.

[23] Elisabeth Schüssler Fiorenza, “Women In the Pre-Pauline and Pauline Churches,” Union Seminary Quarterly Review 33 (1978): 153-166

[24] Mary A. Kassian, Women, Creation, and the Fall (Westchester, IL: Crossway Books, 1990), 116. Цит. по: Norman Geisler,Ron Rhodes, Conviction Without Compromise (Harvest House Publishers, 280), 340.

[25] См., например, материалы Myriam Klinker-De Klerck.

Дмитрий Бинцаровский

Магистр теологии (Theologische Universiteit Kampen, Nederland), координатор программы дистанционного обучения в Евангельской реформатской семинарии Украины.

http://www.facebook.com/bintsarovskyi

 

 

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.