17.07.2008
Скачать в других форматах:

Баренд Кампхайз

Верность Святому Писанию и вероисповеданию сегодня

 

Хранить верность Святому Писанию и исповеданию веры – что это означает сегодня? Этот вопрос состоит из двух элементов. Есть вещи, которые никогда не изменяются, и те, что подвержены изменениям.

 

 

Верность Писанию.

 

Святое Писание – неизменно. Библия дана нам как единое целое. Поэтому мы не имеем права что-либо добавлять или удалять. Мы можем, например, изменить перевод, но само Святое Писание из-за этого не изменится. Библия неизменна потому, что Христос неизменен. Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же (Евр. 13:8). Он являет Себя нам в Писании. Это дано нам единожды и навсегда, как Слово Иисуса Христа, неизменное Евангелие.

 

Не так уж легко изменить и исповедание веры. Конечно, по сравнению со Святым Писанием, оно подвержено изменениям. Наши вероисповедные документы прошли долгий исторический путь. В них можно увидеть преемственность и стабильность. Вместе с древним Дортским синодом мы исповедуем единую веру в предопределение. С Никейским собором, происходившим 17 веков тому назад, разделяем учение о божественной природе Христа. Мы не можем просто так, по своей прихоти изменить исповедания. По договоренности это возможно сделать лишь соборным решением церквей. И это, в свою очередь, придает вероисповедным документам стабильный характер. Не удивительно, что это и есть исповедание Иисуса Христа, Имя Которого неизменно.

 

 

Изменения

 

Так что же все-таки означает быть верным Святому Писанию и исповеданию веры? Ведь Библия неизменна, документы веры фиксированы, но наша жизнь постоянно изменяется. Поэтому верность Святому Писанию и вероисповеданию не означает автоматическое повторение одного и того же. Сталкиваясь с новыми обстоятельствами, мы должны давать новые библейские ответы. Я вспоминаю книжника из проповеди Иисуса в Матф. 13:52: «поэтому всякий книжник, наученный Царству Небесному, подобен хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое». Новое и старое! Новое всегда стоит перед нами, потому что с нашей неизменной Библией мы находимся в потоке постоянно изменяющихся ситуаций.

 

Это видно в истории. Во времена Реформации было явлено миру новое осмысление Святого Писания. Когда Святой Августин начал учить о полной зависимости человеческого спасения от Божьей благодати, это рассматривалось как непотребное новшество. Когда Лютер открыл миру учение о вмененной праведности Божьей (наша праведность – это не наши добрые дела, а вмененная праведность Христа), многие пытались заставить его молчать и забыть зловредное нововведение. Библия была открыта, и новое понимание появилось в нашем мире. Некоторые думали, что это чудесно, другие же вообще ничего не хотели об этом знать.

 

В такие времена всегда появляются проблемы. С одной стороны - неизменное Святое Писание и фиксированное вероисповедание, с другой – вечно изменяющиеся ситуации, требующие новых ответов. Эта проблема характерна для ситуаций, в которых находят себя наши церкви в определенный момент. Дело в том, что мы желаем войти в новое столетие, в новое время со старым словом нашего Бога. А это наталкивает на новые вопросы, разницу мнений и осуждения. И мы не можем этого избежать. Мы не можем законсервировать Библию и использовать ее в таком виде в новом времени. В таком случае мы потеряем контроль и способность следовать правильным курсом. Мы не можем просто автоматически повторять сказанное в прошлом. В таком случае мы будем неверны своему призванию в современных условиях. Мы можем двигаться далее вперед, только будучи верными Святому Писанию и вероисповеданию сегодня.

 

 

Писание и вероисповедание

 

Можем ли мы поставить знак равенства между Писанием и вероисповеданием? Действительно ли они не одинаковы? Библия – Слово Божье, вероисповедание – слово человеческое. Тем не менее, есть определенное сходство. В церкви мы обещали быть верными и Святому Писанию и вероисповеданию. Вместе они определяют и поддерживают норму в церкви. Если пастор проповедует то, что не соответствует Писанию, тогда мы имеем право подойти к нему и указать на несоответствие: «Вы не имеете права так проповедовать. В Писании так не говорится». Мы должны поступить аналогичным образом, если учение служителя идет в разрез с вероисповеданием. Ведь он давал обещание быть верным исповеданию. Конечно, есть нормативное различие между Писанием и вероисповедным документом, но об этом я упомяну далее. Но сходство, несомненно, есть. Поэтому мы должны хранить верность обоим.

 

 

Абсолютная норма

 

Для Церкви Библия – абсолютная норма. Все церковные постановления, которым мы следуем, подчинены авторитету Святого Писания. Сама же Библия не подчинена какому-либо ограничению. В церкви у нас есть великое множество установлений – вероисповедания, книга церковного уклада, решения синодов, поместные постановления и т.д. Но ничто из них не стоит выше Писания. Если есть какое-либо противоречие с Библией, то такое решение должно быть изменено. Никакое постановление не является абсолютной нормой, кроме самого Писания. Библия абсолютно свободна и имеет абсолютную власть.

 

Это не значит, что мы в своих церквях предоставляем Святому Писанию особый статус или провозглашаем его действительность. Мы не предоставляем Библии никакой власти. Писание имеет власть в себе и от себя. Например, Римо-католическая доктрина гласит, что Писание должно благодарить Церковь за предоставление статуса авторитетности. Кальвин чрезвычайно противился этому взгляду и цитировал Ефесянам 2:20: Церковь «построена на основании апостолов и пророков». Церковь построена на Библии, а не наоборот. Библия – Божье Слово. У Бога наивысшая власть в Церкви. Вот почему у Его Слова высочайшая власть. И никто не может этому противиться.

 

 

Противление

 

Библия не приспосабливает себя к нашим нормам и ценностям, но сама устанавливает, какие нормы и ценности должны быть у нас: зачастую они трудно воспринимаются с нашей стороны.

 

Святое Писание часто противостоит нашей культуре. То, что Писание говорит о сексе, взаимоотношениях между мужчиной и женщиной, о творении, о нашей полной зависимости от Бога и т.д. просто не подходит мировоззрению современной культуры. Поэтому люди противятся учению Писания. Мы не должны удивляться этому, по-другому не могло бы и быть. Абсолютная норма всегда сталкивается с другими нормами и ценностями. Люди начинают утверждать об устаревшем значении Библии, высмеивают ее учение. Или преподносят Писание как опасную книгу. Так называемых христианских фундаменталистов ставят на один уровень с мусульманскими фундаменталистами. Вот до какой степени возросло современное противление Святому Писанию.

 

Но мы не должны забывать: Библия в равной степени может противоречить нашей собственной церкви, христианской культуре и традиции. Обычно наши традиции основываются частично на Библии. Но у нашей традиции нет права последнего слова. Оно остается за Библией – абсолютной нормой. Поэтому быть верным Святому Писанию в наше время означает соответствовать учению Писания в нашей христианской и церковной жизни. Ecclesia reformata semper reformanda – Реформированная Церковь всегда нуждается в реформировании. У нас всегда должно быть конструктивное критичное отношение к нашему прошлому и нашим обычаям. Потому что не Библия приспосабливается к нам, но мы должны снова и снова к ней прислушиваться, приспосабливаясь к ней.

 

Это не предметный модернизм, когда мы поднимаем вопросы касательно литургии, выбора духовных песен, молодежного служения, церковной жизни или проповеди. Должно ли все оставаться таким же, как и много лет назад? Нет, конечно же, нет. Ведь прошлое не является для нас нормой. Тогда нужно ли все изменить? Нет, конечно же, нет. Потому что изменение также не является для нас нормой. Но Библия – наша норма, к которой мы должны постоянно обращаться. Библия учит нас критичному отношению к себе. Библия желает сделать из нас учеников Христовых в современном контексте, учеников Небесного Царства. Тогда мы можем взять и старое и новое из хранилища. Постоянный вопрос для обновления Церкви заключается в следующем: действительно ли выбранный путь дает нам возможность быть верными Писанию в наше время? Но не: было ли так в прошлом? Или: Все ли так делают? Но: что само Писание требует от нас?

 

 

Ясность

 

Моя преподавательская деятельность в Кампене началась с лекции о ясности Святого Писания. Ясность Писания означает следующее: мы не зависим от других людей в понимании Библии. Не зависим от церкви или науки. Писание само себя объясняет. Святой Дух Сам объясняет. Триединый Бог говорит в Библии таким образом, что мы четко можем понимать Его. Ясность Писания не означает, что в нем нет трудных для понимания текстов. Конечно же, они есть. Все, кто изучает Библию, знают об этом. Также ясность Писания не подразумевает наипростейшее толкование как наилучшее. Иногда Библию нужно толковать не буквально, а образно – не потому что мы не верим в буквальность Библии, а потому, что буквальное прочтение не подходит в определенном контексте и не дает возможности показать истинное значение Божьих слов. Когда Давид говорит в псалме 41:8, «все воды Твои и волны Твои прошли надо мною», он использует метафору, поэтический язык, для указания большой нужды псалмопевца в Боге. Буквальная интерпретация в данном случае неприемлема. Иногда необходимо рассматривать один текст в контексте другого для понимания написанного. Когда в Евангелии от Марка 16:16 говорится: «кто верует и крестится, будет спасен», это не значит, что только сознательно верующие могут быть крещены. Ведь другие тексты говорят об особом месте детей в Церкви, подразумевая крещение младенцев. Мы должны думать не о наипростейшем толковании, а наиболее приемлемом в контексте Писания.

 

Ясность Писания означает, что каждый имеет возможность обращаться к нему. Это означает, что реформатское толкование не является автоматически правильным. Другие в своем прочтении Писания также могут быть правы. Кратко говоря, ясность Писания допускает критичное отношение. Мы должны быть готовы к открытости вопросам о верности Писанию. Мы должны быть готовы объяснить свою веру. Исследующий Святое Писание должен быть услышан церковью, потому что Библия ясна. Мы не можем законсервировать себя в нашей реформатской экзегезе. Баптист, верный Писанию, может указать нам на недостатки аргументации в пользу крещения младенцев. А сам он должен быть открыт для конструктивной критики его взгляда касательно крещения только сознательно верующих. Верность Писанию подразумевает вопросы, и мы должны быть готовы к изменению наших убеждений. Позволим Библии быть нашим верховным арбитром. Это значит позволить Богу, говорящему Свое Слово, быть нашим Судией.

 

 

Библейский рельеф

 

Давайте рассмотрим еще один библейский аспект. Я его называю рельефом Святого Писания. Под этим подразумевается, что вся Библия – Божье Слово, но не все в нем имеет равную ценность. Посмотрите на рельеф земной поверхности. Горы, склоны, долины. В Библии та же картина. Есть высокие горы, с вершин которых простирается отличный вид Божьей безграничной благости в Иисусе Христе. Есть тексты, постоянно находящиеся в нашем сердце. Например, Иоанна 3:16: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». Но есть и долины, в которых не происходит ничего существенного. Например, родословия, описание каждой фазы путешествия по пустыне. Есть долины неважных деталей: «Когда пойдешь, принеси фелонь, который я оставил в Троаде у Карпа, и книги, особенно кожаные» (2Тим. 4:13).

 

Прискорбно ли осознавать, что в Библии не все имеет равную ценность? Абсолютно нет. Это красота Библии. Библия – это книга взаимоотношений Бога со Своим народом. Каждодневных взаимоотношений. Его не отягощают такие отношения. Он присутствует и на вершинах историй и в долинах. Он присутствует и в обычные дни, когда ничего существенного не случается. Господь – наш Спаситель, и ежедневно несет бремена наши. Это отражено в Писании.

 

Мы можем это заметить при чтении Библии. Святое Писание не является сборником текстов для доказательства наших догм или реформатского образа жизни. Мы не можем просто перенести каждое слово Бога в наше время в мгновение ока. Бог произносил свои слова в специфических ситуациях особым людям. Если мы желаем быть верными Писанию, тогда мы должны постоянно рассматривать то, каким образом Бог говорит что-то, когда Он говорит и почему. В Библии мы не найдем готовый учебник догматики, книгу церковного уклада или учебник христианской этики. Библия абсолютно не является научным пособием по биологии или истории. Библия – книга истории искупления, исполненного в Иисусе Христе. Это то, каким образом мы должны ее читать и быть ей верны.

 

Это указывает на необходимость частого обсуждения вопроса о верности Писанию и вероисповеданию на практике, в повседневной жизни. Конечно, невозможно избежать разногласий время от времени. Что означает верность Писанию в дискуссии относительно соблюдения Дня Господня, развода или вопроса Творения? Нет ничего плохого в обсуждении этих вопросов друг с другом. Но только не будем сразу же обвинять друг друга в неверности Писанию. Наоборот, будем помогать друг другу, чтобы «любовь ваша еще более и более возрастала в познании и всяком чувстве» (Фил.1:9), для пользы нашего общего понимания Писания и жизни в согласии с ним. Мы нужны друг другу для того, чтобы быть верными этой прекрасной божественной Книге.

 

 

2. Верность исповеданию

 

Мы должны быть верными Святому Писанию. Но исповедание – также норма для нашей Церкви. Мы обещали придерживаться его. Почему?

 

 

Относительная норма

 

Исповедание веры – не абсолютная норма для Церкви; она – относительная. Исповедание всегда подотчетно Святому Писанию. Исповедание не владеет своим собственным авторитетом, как в случае с Библией. Исповедание получает свою авторитетность только из Писания. Оно указывает на Библию, и только в таком случае авторитетно.

 

По этой причине к критике исповедания мы подходим не так, как к критике Святого Писания. Если кто-то отказывается верить Библии, то ему уже нечего сказать в церкви. Ведь другого Авторитета, большего, чем Писание, не существует. Но если кто-то не согласен с исповеданием, всегда есть возможность вместе рассмотреть определенный вопрос в свете Писания. Если кто-то, вне реформатского круга, не соглашается с исповеданием, мы должны прислушаться к такому человеку. Мы не можем утверждать истинность чего-либо, основываясь только на исповедании. В таком случае также необходимо совместное исследование Писания. Ведь авторитет исповедания облачен в Библию.

 

Но это не дает нам права относиться к исповеданию, как нам заблагорассудится. Мы дали согласие быть верными исповеданию и посему должны относиться к нему с заботой. Особая ответственность возложена на лидеров Церкви в служении и учении. Например, на служителей Слова и студентов Богословского Университета. Они не могут пропагандировать свои собственные идеи, но только принятое и утвержденное Церковью учение. По этой причине форма, которую подписывают пресвитеры и дьяконы, констатирует, что мы искренне верим в учение исповедания и готовы свидетельствовать о нем и защищать.

 

 

То, что нельзя пропустить

 

Зачем нам исповедание, если у нас есть Библия? Можем ли мы жить без него? Ведь мы знаем многих евангельских христиан, живущих без каких-либо вероисповедных документов. Им достаточно одной лишь Библии. Почему не нам?

 

Я твердо убежден в жизненно важной необходимости исповедания для Церкви. Исповедание – человеческий ответ Божьему Слову. Бог желает наших ответов. Мы это видим в Писании. Господь Иисус Христос попросил Своих учеников дать исповедание: «а вы за кого почитаете Меня?» (Мф. 16:15). Иисус не влагает слова в их уста. Он желает услышать ответ, сформулированный их собственными словами. Своим Словом Бог подчеркивает наш ответ. И в этом мы можем прославить Его.

 

Исповедание относится к взаимоотношениям между нами и Богом в завете. В рамках завета Бог стоит на первом месте. Он говорит первым. Сам завет был заключен исключительно по Его инициативе, в одностороннем порядке (унилатеральном), но существует в двустороннем (билатеральном). Это значит, что в завете мы занимаем определенное место. В завете мы можем говорить. Мы можем, мы должны исповедовать Его Имя. Вот почему Иисус говорит в Мф. 10:32: «Итак, всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным». Без нашего доброго исповедания это не действует.

 

Я думаю, что никто не может обойтись без исповедания. Даже те, кто утверждают, что они отвергают любое исповедание, фактически имеют свое собственное. Если мы скажем: только Писание, Sola Scriptura, мы уже произнесли исповедание. Этого выражения – «Только Писание», в Писании нет. Но это наш ответ Писанию, наше исповедание. Поэтому говорить: «Только Писание и никаких исповеданий!» – просто нонсенс и противоречие. Даже для того, чтобы провозгласить несостоятельность исповеданий, нам необходимо сформулировать исповедание. Очевидно, что исповедание крайне необходимо.

 

 

Историческое

 

Какими бы важными ни были исповедания, мы знаем, что они появились в определенный момент истории. И несут на себе отпечаток своего происхождения. Исповедания – человеческие, исторические документы. Они отвечают на вопросы своего времени, основываясь на Святом Писании. Это вопросы прошлого. Посмотрите на древнейшее исповедание, Апостольский символ веры - простое, прекрасное и глубокое вероисповедание, чрез которое мы ощущаем единение с братьями и сестрами всех времен и народов. Но в нем явственно виден отпечаток своего времени. Например, мы не найдем ничего о Библии как о Слове Божьем, о таинствах, крещении и Вечере Господней. В тот период рассмотрение данных вопросов не было актуальным.

 

Но в Гейдельбергском катехизисе говорится много о таинствах. Этих вопросов и ответов касательно таинств так много, что иногда мы думаем, когда же они закончатся. Им посвящено шесть Господних дней, более десятой части всего катехизиса. Но это указывает, до какой степени доктрина таинств была важна в дни составления катехизиса. Характеристики времени происхождения проявляются не только в рассматриваемых предметах, но и в способе их решения. Дортские каноны имеют сложную структуру. До такой степени, что одна глава разделена на 3 и 4 главы. Можно удивляться, почему Дортские каноны начинаются с рассмотрения в первой главе доктрины избрания, а не с реальности нашей жизни – с учения о вере и покаянии (3 и 4 главы)? Кальвин делал именно так: он начинал с веры и возрождения и заканчивал избранием. В таком случае мы избегаем непонимания данного вопроса – об уверенности в избрании, перед нашим уверованием. Это непонимание приводит к проблемам для многих людей сегодня. Но загадочная структура Дортских канонов становится понятной в контексте времени своего написания. Каноны были ответом движению Ремонстрации. И поэтому рассматривают исключительно положения ремонстрантов. Только они составляют ответы статьям 3 (О падении человека) и 4 (О возрождении) Ремонстрации, в одной главе. Если бы мы составляли исповедание веры сегодня, оно, несомненно, выглядело бы иначе. Но в то время оно должно было быть составлено именно таким образом. В определенный период истории Церкви необходимо заново формулировать свое исповедание – основанное на Писании, но в то же время исторический документ, написанный людьми.

 

 

Ограниченный

 

У наших доктринальных документов есть свои ограничения. В них не сосредоточен всеобъемлющий спектр знаний в ответе на Божье Слово. Они рассматривают специфические вопросы, ограниченным способом, в контексте ситуации и времени.

 

Например, исповедание не говорит много о завете! Как реформатские христиане мы с течением времени научились понимать богатство завета, изложенное в Писании. Но, рассматривая исповедание эпохи Реформации, мы не найдем ни одной части, полностью посвященной теме завета. Есть только обрывочные сведения в разных разделах. Очень мало содержится информации касательно такой темы, как крещение младенцев, в 27 дне Господнем Катехизиса и в 34 статье Бельгийского Исповедания Веры.

 

Исповедание очень мало говорит о Святом Духе. 20 день Господень – один из самых кратких в Катехизисе. То же можно сказать и о 11 статье Бельгийского Исповедания. Значит ли это, что нам нечего сказать сегодня? В наше время вопросу о личности и работе Святого Духа уделяется большое внимание. Поэтому современное Реформатское исповедание, вне сомнений, должно что-то сказать об этом.

 

И всегда будут новые вопросы для обсуждения после составления современных исповеданий. Сегодня проводят много дискуссий касательно учения о творении, эволюции и разумном замысле. Конечно, наши исповедания ничего не говорят об этих предметах, в то же время показывая свои ограничения. Сегодня, уча в церквях, молодому поколению нужно сказать больше об этих вопросах. У нас есть богатые исповедания веры, но они не содержат ответы на абсолютно все вопросы.

 

Поэтому нет ничего странного в регулярно поднимающихся вопросах о добавлениях к Исповеданию или новых формах исповедания. Я думаю, есть нужда в этом. Мы не можем заставить это сделать силою. Любой Реформатской федерации лучше не начинать этого делать своими собственными силами. Но я вижу желание, чтобы мы как реформатские христиане, верящие в истинность Святого Писания, проводили встречи на основе наших древних исповеданий в новом ответе Слову Божьему, дающему нам силу показывать другим, кто мы и что отстаиваем.

 

 

Заключение

 

Естественно, много еще можно сказать и обсудить в вопросе верности Писанию и вероисповеданию. В дискуссиях на протяжении моих лекций было поднято много современных, конкретных вопросов. Вопросов о значении того, что Библия говорит нам о творении и грехопадении, способе празднования Дня Господня, Писании и исповедании, дарах Святого Духа, способах разработки и внедрения новых формулировок и т.д. и т.п.

 

Я набросал лишь общие очертания, несколько штрихов, касающихся нашего отношения к Писанию и исповеданию. Меня поражает то, что, дискутируя на данную тему, мы согласны в основных аспектах. Надеюсь, эта статья внесет свой позитивный вклад в рассмотрение этого вопроса.

 

Баренд Кампхайз

Родился в Халлуме 5 июля 1950 г.  После окончания Богословской семинарии Реформатских церквей в Нидерландах в 1976 г., нес служение в Влиссингене. С 1980 г. несет служение в Воорбурге.

 

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.