28.09.2008
Скачать в других форматах:

Йохем Даума

Бытие

1.7 Грехопадение

 

1. В хорошо сотворенном Богом мире из-за несоблюдения заповеди пробрался грех в мир человека (Быт. 3,1). Этот грех называется падением, потому что человек, который представил себе, что через вкушение плода от дерева познания добра и зла он поднимется выше и станет ‘как Бог’, скатился к состоянию беспорядка и беззащитности. Тот, который должен был владычествовать, стал подвластным. Вместо того чтобы получить ещё лучшую жизнь, человек открыл перед Богом  и своими близкими наготу (Быт. 3,7). Непринуждённость взаимоотношений между Адамом и Евой исчезла. Они старались скрыться перед Богом и делали попытки переложить вину друг на друга.

Нам хорошо известно то, что происходит в душе грешника. Кто не признает то, что желание большего, нежели мы имеем, провоцирует нас на грех? Ева и Адам не были удовлетворены скромным местом подопечных Бога. Вдруг в саду, где множество заманчивых плодов, именно плоды одного дерева стали особенно заманчивы и желанны (Быт. 3,6). Соблазнительный язык змея быстро подействовал на Еву, хотя она и исправляет замечание змея, что Бог запретил есть от всех деревьев. Манера, в какой она это говорит, указывает на всю силу искушения. Она защищает Бога, но не может не уточнить запрета, данного Богом: человеку не дозволено только касаться дерева познания добра и зла (Быт. 3,3). Тот, кто защищает Божий запрет, может уже стоять на пути к его нарушению, поскольку человек начинает представлять себе этот запрет более жестким, чем он есть в действительности. Мы сами это понимаем, когда видим Адама и Еву, указывающих друг на друга пальцем и пытающихся переложить друг на друга вину своего бедственного положения, в котором они оказались благодаря своей гордости. Преступник оказался в роли жертвы. История полна примеров страстных желаний власти и бедствий, после которых  наступает ревностное раскаяние, если обещанный рай не приходит.

Вместе с тем, Быт. 3 не разгадывает загадку греха. Как может появиться грех в хорошо созданном мире, если мы не воспринимаем Бога как создателя также и зла? Мы уже видели, что до того, как Бог начал творить, не существовало никаких хаотических сил, которых нужно было бы побеждать. Мы не можем говорить о вечном противостоянии между светом и тьмой, между добром и злом, если мы верим, что началом всего является Бог. Грех возник из Божьих творений, которые есть видимые и невидимые. Но кто тогда несёт ответственность за зло? Мы приходим к выводу, что Бог оставил возможность для греха через сотворение человека, которому дана была заповедь, и человек мог проявить своё послушание или непослушание. Это была Божья воля  показать человеку опасный путь свободы и не вмешиваться никакими силами свыше, чтобы уберечь его от греха и смерти.

По сути, можно кое-что сказать о соблазне, который скрывается под змеем. Змей, сотворенный Богом (а значит хороший), был самым хитрым из всех животных сада. Еврейское слово, употреблённое для ‘хитрый’, само по себе не имеет негативного оттенка (см. напр. Притч. 12,16.23; 13,16; 14,8), но в Быт.3 смышлёность превращается в хитрость, чтобы соблазнить Еву к непослушанию. Змей становится хитрым и подлым. На основании других данных из Библии под змеем мы понимаем сатану, который был убийцей ‘от начала’ (Ин. 8,44). Он отошел от Бога вместе с другими ангелами (Евр. 6). Змей стал инструментом, чтобы отступничество от Бога, которое произошло на небе, перенести на человека. Таким образом, главную роль в драме грехопадения сыграли внеземные силы. Разгадка к загадке грехопадения не предлагает данных сведений. Она всего лишь меняет вопрос, потому что как тогда мог появиться грех в мире падших ангелов?

 

   Информацию относительно возможности для греха смотрите Бавинк [III,1998,2]. Давиес [1995,164] даёт очень справедливую характеристику ‘этике’ в Быт. 2: как Бог сотворил мир Своим словом (Быт. 1),  точно так же Он Своим словом о невкушании плода  (Быт. 2) сотворил возможность для зла. Зло не заключается в съеденном плоде, но в непослушании Богу, который определил, что такое добро и зло. Однако, Давиес зашел немного далековато, приравнивая возможность нарушения, которая появилась благодаря  Божьему запрету, к злу как таковому: Бог сотворил зло через слово запрета. Взаимозависимость этих аспектов для нас непонятна; но мы не можем перепрыгивать с возможности для грехопадения, которую Бог оставил, на ответственность за грехопадение, которая тогда тоже должна ложиться на Бога.

Речь змея (Быт. 3,1) указывает на обмен мыслями между человеком и животным, который был возможен в мире до грехопадения. Способность говорить − это результат не ‘смышлености’ змея, а совместного существования человека и животного, которое мы сами уже не можем испытать [Gispen I,1974,134].

Дерево познания добра и зла так и не описано подробно. Существует мнение, что это было фиговое дерево, на основе Быт. 3,7. Распространенное определение его как ‘яблони’ соотносится с латинским названием  malus и похожим на него словом malum, что обозначает ‘зло’ [Gispen I,1974,110].

 

2. Происхождение зла остаётся загадкой, но о последствиях грехопадения можно рассказать много. Давайте рассмотрим последствия грехопадения на примере Быт. 3,1.

Эта глава начинается с того, что люди обнаружили свою наготу (Быт. 3,7). Всё намного сложнее, чем просто понимание разницы полов, о которой они уже знали, как мы видели. Толкование наготы, обоснованное на их половой разнице, очевидно, недостаточное. Они прикрылись фиговыми листьями, чем продемонстрировали, что их взаимоотношения и отношения с Богом были нарушены. Непринуждённость в их действиях тоже исчезла. Они старались защитить себя от взгляда Бога и своего ближнего. Взаимоотношения между Адамом и Евой изменились. Мы можем допустить, что первоначальная любовь знала лишь только радость и удивление; теперь же возникает отчуждённость и дисгармония. После их взаимных обвинений (Быт. 3,11) следует проклятие змея. Это животное впредь будет считаться изгоем в мире животных. Он должен будет ползать на своём чреве и есть прах (Быт. 3,14). Тот, кто соблазнил Еву к поеданию запретного плода, должен теперь сам ползать по земле в поисках пищи. Это проклятие послано только  змею, и это не значит, что был проклят весь животный мир. Очевидным будет и тот факт, что после грехопадения человека произошли серьёзные изменения в его отношениях с животными.

Женщину ожидало двойное наказание. Она, как мать, испытает все трудности рождения детей. Но также и её отношения с мужем будут весьма непростыми. Она будет испытывать влечение к своему мужу, а он будет господствовать над ней (Быт. 3,16). Это, безусловно, будет иметь последствия при выполнении их совместного задания владычествовать над миром. Ведь теперь муж будет господствовать над ней.

Всё, что здесь было сказано, уже тысячу раз произошло на практике. Даже то, о чём не было сказано, но имеет к этому прямое отношение, на практике всё же происходит (с Быт. 3,16 в руке). Разные трудности в отношениях между мужем и женой − фактически, тоже последствие  грехопадения. Однако, никто не призывает соглашаться с разными неполадками и недостатками, вместо того, чтобы бороться с ними. Поэтому было бы также несправедливо, полагаясь на этот текст, черпать доводы для понимания Богом установленной подчиненности жены мужу с точки зрения этики.

Мужчина тоже был наказан, потому что он вместе с женщиной ел запретный плод. Земля (поле) будет проклята (Быт. 3,17). Это проклятие не касается всей земли, точно так же, как это было со змеем и другими животными. Адам съел запретный плод, а теперь он увидит, что терния и волчцы будут мешать ему возделывать землю для добывания пищи. Эта работа будет стоить ему множество слёз и пота.

Наказания касаются не только Адама и Евы, но их потомки также будут поражены грехом. Что и как их потомки будут нести ответственность за то, что случилось, в Быт. 3 не говорится, и лишь немного спустя всё станет на свои места. А сейчас мы просто констатируем факт, что отпрыски Адама и Евы по воле Божьей будут причастны к их грехопадению. Они пройдут через те же несчастья. Они будут грешниками, как и их предки, которые должны отвечать за невыполнение Божьей заповеди.

 

Нагота в Библии − явление, которое больше воспринимается с точки зрения несчастья, чем сексуальности. Мы воспринимаем наготу как обездоленность, нищету из-за нехватки одежды или других вещей (напр. Ис. 58,7; Иез. 16,6; Рим. 8,35; 1 Кор. 4,11), или в значении быть униженным (напр. Быт. 9,20). Человек стоит нагим перед Богом и своим ближним, а о сексуальном соблазне даже и не упоминается (Ис. 3,17; Иер. 13,26; Неем. 3,5). Стыд − это реакция беззащитного человека.

Как рассказывает нам Быт. 2,25, Адам и Ева не стыдились друг друга в своих ещё не испорченных грехом отношениях. Теперь же это будет иметь свои последствия в сексуальном аспекте их жизни. Сначала они также не стыдились Бога, но поскольку они пали в грех, становится очевидным, что они не смогут простодушно показаться на глаза даже Богу (Быт. 3,8).

Некоторые явления, связанные с грехопадением, после грехопадения можно всё-таки рассматривать в позитивном значении. Хорошо, что человек ещё может иметь чувство стыда за плохие поступки (Ис. 1,29; 42,17; Иер. 2,36), поскольку за хорошие ему нечего стыдиться (Пс. 118,46). Аналогично можно рассматривать чувство страха перед Богом. Хорошо, что человек имеет страх Божий, в смысле ‘страх перед своим ГОСПОДОМ’ (евр. jirat Jhwh), Пс. 18,10; 33,12; 110,10 и др.), в то время как в Быт. 3,10 реакция ‘голос Твой я услышал и убоялся’ (3,10; евр.wā’īrā) указывает на плохое последствие грехопадения.  Вместо доверительного, близкого обхождения с Богом, появляется боязнь встречи с Ним.

 

3. Провозглашенная смерть не сразу приходит, но сейчас это уже неизбежность. Человек взят из праха, в прах он и возвратится (Быт. 3,19). Бог изгоняет человека из беспечного  Эдемского сада и поселяет его в мире, где тот узнает значение трудностей, боли и смерти.

С одной стороны, человек, в некоторой степени, стал похожим на Бога, так как теперь сам может определять, что такое хорошо, и что такое плохо. Он пришел к тому, что только Богу было возможным. Но зато теперь он увидит, что познание добра и зла не принесёт ему предвиденного змеем благополучия, а совсем наоборот. Быть похожим на Бога в другом  отношении, а именно, жить вечно, человеку не повезло. Бог прогоняет его из Эдемского сада, так что теперь он не сможет взять от дерева жизни (Быт. 3,22). После попытки человека самому, как Бог, определить, что такое мудрость, его приговором становится смерть.

Изгнанный из сада, человек теперь должен возделывать землю (Быт. 3,23). Задание, которое было для человека почетным и величественным в Быт. 1,28, теперь выглядит совсем иначе. Земля, которую человек должен возделывать, становится также его могилой. Исполнение приговора смерти, который вынесен человеку, как наказание за вкушение плода от дерева познания добра и зла, в Быт. 3 чётко не указано. Это никого не должно удивить, поскольку всё, что было сказано о трудностях, которые принесёт человеку жизнь, и о его изгнании из сада, свидетельствует о том, что также приговор смерти вступит в действие.

Будет нечестно, если мы не будем считать смерть наказанием за грех, или даже говорить, что смерть в Быт. 3,19 ставит (хороший) конец мучительной работе человека на земле. Иногда может быть правдой то, что мы сами желаем себе смерти, как окончания всех наших бедствий и печалей. Но, исходя из того, что Бог всё сотворил хорошим, смерть всё-таки является наказанием, а не ‘естественным’ концом. Почему же Бог не выбрал другой меры наказания? В некотором отношении смерть существовала ещё до того, как человек узнал  из слов Бога о её существовании. Человек умирает не сразу, а после трудной жизни на проклятой земле. В Быт. 3 ничего не указывает на то, что смерть − это обычный  и даже желанный конец жизни. Человеку было разрешено есть от дерева жизни (Быт. 2,9.16); он также хотел есть от этого дерева после грехопадения, но ему уже было запрещено это делать (Быт. 3,22). Как видно, существует определённая связь между двумя особенными деревьями в саду. Если бы человек не ел от дерева познания добра и зла, он мог бы есть от дерева жизни. Теперь, когда он захотел попробовать плод дерева познания добра и зла, нельзя уже было больше прикасаться к дереву жизни. Путь, лежащий перед ним, был путём к смерти.

 

Змей сказал, что человек после съедения плода от дерева познания добра и зла будет как Бог. Этот перевод отдаёт предпочтение фразе ‘как боги’, поскольку неправдоподобно, чтобы евр. слово (’èlōhīm) в том же стихе (Быт. 3,5) имело два разных значения. См. Гиспен [1974,138]. ‘Человек стал Нам подобным’ (Быт. 3,22а) нельзя воспринимать с иронией, поскольку этот факт заставляет Бога принять жестокие меры, о которых говорится в Быт. 3,22б: человеку запрещено есть от дерева жизни. См. Аалдерс [I,1949,143], который придерживается мнения, что человек ещё не ел от этого дерева, хотя в Быт. 2,9 это не запрещалось. Вестерманн [I,1974,370] обращает внимание на мудрость и вечную жизнь, как два свойства божественности, благодаря чему можно вообразить, что человек  в этом ‘приближается’ к Богу. Многие разделяют мнение, что смерть − это не наказание за грехопадение, а естественная черта, присущая ‘хорошему Божьему творению’. См. напр. Вестерманн [I,1974,362]. В таком случае смерть принадлежит к хорошему Божьему  творению, что никак не согласуется с Быт. 2 и 3. Человек снова превратится в прах (Быт. 3,19), а это, по правде, не то предназначение человека, которое было запланировано Богом. Мы не можем смягчить смерть утверждением, что только тело, а не душа человека страдает от неё. Дыхание жизни, данное человеку (Быт. 2,7), не должно нас приводить к мысли, что это так называемое естественное бессмертие души. См. Т.С. ФризенWestermann I,1974,282]. Если мы отбрасываем естественное бессмертие души, мы ещё не исключаем то, что потом говорится в Еккл. 12,7, а именно что прах вернётся в землю, а дух (евр. rūach) возвратится к Богу, Который его сотворил. Речь идёт не о возвращении бессмертной души к Богу, но о вере в Бога, владетеля жизни и дыхания жизни человека. Он предает человека на растление смерти, но вместе с тем не на полное уничтожение (Пс. 103,29; Иов 33,4; 34,15). Человек отправляется в царство мёртвых, хотя израильтяне не размышляли о том, как ‘я’ может существовать в царстве мёртвых [Murphy 1992,120].

 

 

Йохем Даума. «Комментарий к Ветхому Завету» в 4 т.

Готовится к публикации издательством «Коллоквиум».

www.colbooks.org

2009–2012 гг.

© Ukraine Cie Hattem

 


Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.