17.06.2015

Сергей Накул

Почему реформатская церковь верит в реальное присутствие Христа в Таинстве Вечери Господней? Краткий обзор природы и действенности Таинства Вечери Господней в реформатском богословии

Скачать в других форматах:

Почему реформатская церковь верит в реальное присутствие Христа в Таинстве Вечери Господней? Краткий обзор природы и действенности Таинства Вечери Господней в реформатском богословии

Пастор Сергей Накул

Недавно на одной конференции я вновь услышал, распространенное среди представителей традиционных в Украине христианских церквей, мнение, будто у протестантов нет таинств. Но, ведь это не совсем так! Ведь у протестантов первой волны (лютеране, реформаты, англикане) таинства есть! Более того, мы называем их действенными средствами Божьей благодати! Реформатская церковь всегда верила в реальное присутствие Христа в таинстве Вечери Господней. Мы верим, что благодаря действию Св. Духа, в момент Sursum Corda у нас есть истинное причастие Христу, восседающему одесную Отца! Мы верим, что во время Причастия, Св. Дух возносит нас таинственным и непостижимым образом, к реальному, живому действенному Христу, и соделывает нас реальными Его причастниками. Мы реально, верою, насыщаемся Христом, будучи причастниками Заветной Трапезы.

В данной статье, я попытался кратко и доступно объяснить основные аспекты учения реформатской церкви о природе и действенности таинства Вечери Господней.

Итак, мы вкратце рассмотрим

 

ПРИРОДУ ВЕЧЕРИ ГОСПОДНЕЙ

ДЕЙСТВЕННОСТЬ ВЕЧЕРИ ГОСПОДНЕЙ

 

 

ЧТО ТАКОЕ ВЕЧЕРЯ ГОСПОДНЯ? КРАТКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Вечеря Господня – трапеза в которой Бог подтверждает Свой завет благодати, насыщая верующих истинным телом и кровью Христа в небесах силою Духа Святого[1]

ИСТИННОЕ ПРИСУТСТВИЕ В ВЕЧЕРЕ

 

ПРИРОДА ВЕЧЕРИ ГОСПОДНЕЙ

 

Завет и союз с Христом

Реформатский взгляд на Вечерю Господню глубоко укоренен в таких учениях:

 

ЗАВЕТ

СОЮЗ С ХРИСТОМ

 

Завет и заветная пища

Наше понимание Вечери Господней определяется, прежде всего, заветным контекстом. Мы можем увидеть, что в Ветхом Завете, вкушение пищи и питье» было одной из форм заключения соглашений (заветов), которые включали заветные благословения (для соблюдающих заветное соглашение) и заветные проклятия (для тех, кто нарушает завет).

 

 

ВАЖНО!

Вечеря Господня, как заветная трапеза, является благословением для достойных причастников, и проклятием для недостойных причастников (1 Кор. 10:21-22; 11:17-32).

 

Такое «вкушение пищи и питье» отражало тесные отношения между двумя сторонами, и указывало на верность и ответственность каждой из сторон по отношению друг к другу. В Ветхом Завете представлена такая тема как «вкушение пищи и питье» с Яхве, Исх. 24:10-11; Втор. 12:7, 12; Ис. 25:6).

 

Эта заветная трапеза выражала Божью благосклонность к Его народу завета, а также Его желание даровать им заветные благословения. Другими словами, Бог желает иметь общение со своими людьми. Бог, как бы говорит, «Я хочу иметь близкие и глубокие отношения с вами». Пасхальная трапеза была наивысшим проявлением этой идеи. Важно отметить, что пасхальная трапеза была не жертвоприношением, но заветной трапезой. Этот принцип касается, также, и Вечери Господней, которая представляет собой продолжение и наивысшее выражение заветной трапезы в новозаветный период.

 

Поэтому, мы, на основании заветного контекста, рассматриваем Вечерю Господню не как ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ, но как ЗАВЕТНУЮ ТРАПЕЗУ, для всех, кто включен в общину завета. Вечеря Господня, будучи заветной трапезой, соделывает нас причастниками Христа и нашей общины (с братьями и сестрами). В этом случае Майкл Хортон говорит следующее, «Принимая участие в Вечере Господней, мы заветно отождествляемся с триединым Богом, во Имя которого мы также были крещены. Все более и более мы становимся тем, что мы есть, а именно, заветным телом Христа. От нашего живительного Главы, церковь обретает жизнь и силу здесь и сейчас. Поэтому, совместно со Словом, таинства Крещения и Вечери Господней, представляют собой средства, с помощью которых Дух создает, формирует, поддерживает и распространяет его церковное тело»[2]. Итак, мы видим четыре основных составляющих:

 

ЗАВЕТ

ГОСПОДЬ ЗАВЕТА

НАРОД ЗАВЕТА

ПИЩА ЗАВЕТА

 

Все эти составляющие мы также видим в таинстве Вечере Господней.

 

 

Вечеря Господня, как заветная трапеза, явственно выражает заветный принцип ЭММАНУИЛ (С НАМИ БОГ). Эта заветная пища не только поддерживает нас, но также уверяет в том, что Бог с нами, что Бог заботится о нас, и насыщает нас!

 

Союз с Христом

 

Другой важной составляющей реформатского понимания Вечери Господней, является учение о союзе с Христом. Союз с Христом – ЭТО РЕАЛЬНЫЙ ДУХОВНЫЙ И ТАИНСТВЕННЫЙ СОЮЗ ЦЕРКВИ С ХРИСТОМ. Церковь, как ТЕЛО ХРИСТА, СОЕДИНЕНА С ХРИСТОМ. Как ветви дерева не могут существовать без дерева, как органы тела не могут существовать сами по себе, так и церковь не может существовать без Христа. Этот союз есть союз, прежде всего, с человеческой природой Христа, так как Он, в теле, приобрел все блага для своих людей. Поэтому мы говорим, что блага искупления, приобретенные Христом, передаются верующему посредством этого союза. Скотт Кларк пишет, «Наш духовный союз с Христом, который Иисус называл вкушением его плоти и питьем его крови, естественным образом побуждает христиан думать об общинном, официальном, сакраментальном выражении этого ежедневного вкушения Христа, названного Кальвином, «мистическим союзом» или «таинственным союзом» с Христом (unio mystica)”[3].

 

Учение о двух природах Христа

 

Согласно реформатскому взгляду, Христос реальным образом присутствует в Вечере Господней. Например в Бельгийском исповедании веры говорится следующее, «Однако же мы не заблуждаемся, утверждая, что вкушаемое и испиваемое нами суть истинное и природное Тело и Кровь Христовы, но способ нашего приобщения к оным происходит не устами, но духовно – через веру. Таким образом, хотя Христос всегда восседает одесную Бога Отца на Небесах, всё же Он не прекращает соделывать нас причастниками Себя через веру. Пир сей есть духовная трапеза, за которой Христос соделывает нас общниками Себя Самого, равно как и всех Своих благословений, и дарует нам наслаждение Собой и заслугами Своих страданий и смерти. Он вскармливает, укрепляет и утешает наши нищие, несчастные души посредством вкушения Его Плоти, оживляет и обновляет их питием Его Крови» (Бельгийское исповедание веры, артикул 35).

 

В отличие от взгляда Католической церкви, мы не верим, что Христос реально присутствует в самих элементах хлеба и вина. Мы не верим в трансубстанциацию, или консубстанциацию. Мы не поддерживаем цвинглианское «психологическое» присутствие Христа в Вечере Господней. В то же время, мы твердо верим в реальное присутствие Христа в таинстве. Как писал Кальвин, «Мы, вне сомнений, исповедуем, что отрицание истинного причастия Христу в Вечере, означает отношение к нему легкомысленное и бессмысленное. О таком вопиющем оскорблении даже слушать не хочется!»[4].

Но, что именно имеет в виду реформатское богословие, говоря реальном присутствии Христа в Вечере Господней?

 

Чтобы ответить на этот вопрос, нам необходимо рассмотреть природу Вечери Господней. Очень важно, на наш взгляд, прежде чем ответить на вопрос, «Где Христос?», необходимо ответить на вопрос «Кто есть Христос?». Объясняя вопрос природы Вечери Господней, мы обычно отмечаем на следующие характеристики двух природ Христа.

 

DISTINCTIO SED NON SEPARATIO

FINITUM NON CAPAX INFINITII

VERE HOMO

ОТЛИЧНЫЕ, НО НЕ ОТДЕЛЬНЫЕ

КОНЕЧНОЕ НЕ МОЖЕТ ВМЕСТИТЬ БЕСКОНЕЧНОЕ

ИСТИННЫЙ ЧЕЛОВЕК

 

Вместе со всеми ортодоксальными христианами мы верим и исповедуем, что у Иисуса Христа есть две природы – божественная и человеческая.

 

ИИСУС ХРИСТОС

ИСТИННАЯ БОЖЕСТВЕННАЯ ПРИРОДА

ИСТИННАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ПРИРОДА

 

Согласно Халкидонскому определению (451 год от Р.Х.) человеческая и божественная природы во Христе пребывают:

 

1

НЕСЛИТНО

2

НЕПРЕВРАЩЕННО

3

НЕРАЗДЕЛИМО

4

НЕРАЗЛУЧИМО

 

Рассматривая вопрос природы Вечери Господней, реформатские богословы пытаются не упускать их виду учение о двух природа Христа, учитывая их особенности и качества. Ведь тело, есть тело. Тело состоит из настоящей плоти и крови. У тела есть форма, вес, высота, ширина. Говоря о теле. Мы думаем о том, что обладает данными характеристиками. Если у Христа настоящая человеческая природа, это значит, что у его тело, его воскресшее и прославленное тело обладает данными характеристиками. Если это не так, тогда у Христа нет истинной человеческой природы. Но, если у него есть эти характеристики, тогда у него есть истинное человеческое тело. Это значит, что в настоящий момент, Он, будучи в настоящем теле, согласно ортодоксальному христианскому учению, как западной, так и восточной церкви, пребывает на небесах, одесную Бога Отца.

 

Более того, его человеческая природа не смешана, не слита, с его божественной природой. Его телу не свойственны характеристики, которые принадлежат исключительно его божественной природе. Например, Кальвин пишет, «Тело Христа ограничено общими характеристиками, присущими всем человеческим телам, и пребывает на небесах до второго пришествия и суда. Поэтому, мы считаем необоснованным мнение, будто человеческое тело Христа может пребывать повсюду»[5].

 

Динамика Вечери Господней: реформатский взгляд

 

Если Христос пребывает на небесах в теле, тогда как мы можем утверждать, что Он реально присутствует в Вечере Господней? Мы считаем, что в момент причастия, не Христос спускается к Церкви на землю, но Церковь возносится к Христу на небеса, благодаря служению Святого Духа.

Согласно данным Святого Писания, мы видим следующее,

 

ХРИСТОС ВОЗНОСИТСЯ НА НЕБЕСА

ХРИСТОС В ТЕЛЕ НЕ НА ЗЕМЛЕ

ХРИСТОС СИДИТ ПО ПРАВУЮ РУКУ ОТЦА НА НЕБЕСАХ

ХРИСТОС В ТЕЛЕ НА НЕБЕСАХ

ХРИСТОС ПОСЫЛАЕТ СВЯТОЙ ДУХ

ХРИСТОС В ТЕЛЕ НА НЕБЕСАХ – СВЯТОЙ ДУХ НА ЗЕМЛЕ

 

Эта таблица визуально объясняет нам динамику Вечери Господней с точки зрения реформатского богословия:

 

 

Святой Дух возносит Церковь к Христу на небесах. Мы можем сказать, что Святой дух был послан Христом к Церкви, чтобы соединять Церковь с Христом. В таком случае, подчеркивается значимость роли Святого Духа. Говоря о ДУХОВНОМ ПРИСУТСТВИИ Христа в Вечере Господней, мы не имеем в виду, что Он, каким-то бестелесным образом, духовно присутствует в таинстве. Под духовным присутствием мы подразумеваем деятельность Святого Духа.

 

Майкл Хортон пишет: «Не пребывая на земле в плоти до второго пришествия, Христос, тем не менее, действует в благодати с небесного престола чрез посредничество Святого Духа. Поэтому, Он может сделать себя природой таинства без необходимости телесного схождения в хлеб и вино. Благодаря деятельности Святого Духа, объединяющим нас с Христом во всей его полноте, происходит реальная передача личности и дел Христа Церкви»[6].

 

В данном случае важно отметить, что Святой Дух не ЗАМЕЩАЕТ ХРИСТА, но СОЕДИНЯЕТ НАС С ХРИСТОМ. ПЕРЕДАВАЯ ЦЕРКВИ ХРИСТА И ЕГО БЛАГА. Он подобен мосту, соединяющему Христа в небесах с Церковью на земле. В определенном смысле, если бы Христос не послал Святого Духа Церкви, Церковь не смогла бы вознестись к нему на небеса. Образно говоря, мы, верою, садимся на небесного голубя (Святого Духа), который возносит нас на небеса для участия в небесном пире (в котором можно принять участие только верою, и только благодаря деятельности Святого Духа), Хозяином которого является наш прославленный Господь Иисус. Плоть нашего Господа Иисуса Христа есть истинная жизнь для нас. Кальвин пишет, «Никакие расстояния не могут быть преградой для неограниченной энергии Духа, передающим нам жизнь от плоти Христа»[7].

 

ХРИСТОС

СВЯТОЙ ДУХ

ЦЕРКОВЬ

 

 

 

Итак, Церковь, верою, возносится к Христу на небеса посредством деятельности Святого Духа. Мы посажены с Христом на небесах, а не Христос посажен с нами на земле (Кол. 3:1-4; Еф. 1:20; 2:6). В данном случае, используя все вышеперечисленные образы, мы отдаем отчет в том, что они представляют собой осмысление великой тайны Вечери Господней на уровне человеческого восприятия. Мы неспособны постичь ее целиком, и полностью объяснить ее в наших богословских работах.

 

ДЕЙСТВЕННОСТЬ ВЕЧЕРИ ГОСПОДНЕЙ

 

Вечеря Господня, будучи таинством, действенна. Она не просто знак. Она не просто символическое действие, но также и действенное средство.

Как союз с Христом обусловлен деятельностью Святого Духа, так и таинства (будучи печатями этого союза) обладают ДЕЙСТВЕННОСТЬЮ БЛАГОДАРЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СВЯТОГО ДУХА.

Также, следует отметить, что Вечеря Господня, неотделима, и органически связана не только с работой Святого Духа, но также со Словом. Если нет Божьего Слова, нет и Вечери Господней. Без Божьего Слова и деятельности Святого Духа нет Вечери Господней. Как Святой Дух не действует отдельно от Слова, так и таинство не может существовать без Слова. Мы верим, что таинство – это «воплощенное» Слово, то есть, Слово, которое мы можем воспринять органами чувств. Таинство не замещает Слово, но всегда поддерживает Слово и указывает на него. Д. Ван Гендерен пишет, «В реформатском богословии, последовательность «Слово-таинство», дело принципа. Слово обладает приоритетностью и таинство следует понимать на основании Слова. Эту последовательность изменить нельзя. Нам неизвестны таинства в отрыве от Слова. Их роль – подтвердить Слово, и особенно обетования Слова»[8].

 

Еще раз хочу подчеркнуть, что с точки зрения реформатского богословия, благодать передается не таинством, самим по себе, но Святым Духом. Святой Дух использует таинство как орудие, как средство, чтобы передать Божью благодать. Он подобен отцу, использующему чашку, чтобы дать воды сыну. Чашка, сама по себе, воду произвести не может, но используется в качестве средства. Важно отметить, что с реформатской точки зрения, благодать не неотделима от самих таинств. Благодать даруется, когда Бог желает даровать ее чрез таинство. По мнению реформатских богословов, таинства, как таковые, не являются автоматическими раздатчиками благодати. В контексте действенности Вечери Господней, вера причастника имеет серьезное значение. Вот почему Бельгийское исповедание веры говорит, что,

 

ВЕРА – УСТА И РУКИ НАШИХ ДУШ

 

Без уст, как правило, нет принятия полноценной пищи, и как следствие, нет жизни и насыщения тела. Если нет веры, нет и принятия небесной пищи для нас, и как следствие нет жизни и насыщения наших душ. В данном случае Кальвин пишет, Таинство подобно дождю с небес. Оно нисходит как Божье предложение и обетование новой жизни во Христе. Но, подобно дождю, оно падает на различные виды почвы. Упав на почву, подготовленную верой, оно становится благословением, питанием и источником роста.

Упав на твердую почву неверия, оно, содержа в себе предложение и обетование, тем не менее, не приносит пользы душе»[9].

Итак, мы очень кратко очертили основные положения реформатского богословия относительно природы и действенности таинства Вечери Господней. Более подробную информацию, вы можете найти, при желании, в серьезных исследовательских работах реформатских богословов, представленных, либо на сайте «Реформатский взгляд», либо в библиотеке Евангельской реформатской семинарии Украины.

 

В заключение можно сказать, что реформатское учение о Вечере Господней обусловлено:

 

 

УЧЕНИЕМ О ЗАВЕТЕ И СОЮЗЕ С ХРИСТОМ

 

 Вследствие чего

 

ТАИНСТВО ВЕЧЕРИ ГОСПОДНЕЙ НЕ СПАСАЕТ, НО ВЫРАЖАЕТ БОЖЬЕ ОБЕТОВАНИЕ, И ПОДДЕРЖИВАЕТ ДУШИ ВЕРУЮЩИХ

ТАИНСТВО ВЕЧЕРИ ГОСПОДНЕЙ СТАНОВИТСЯ ДЕЙСТВЕННЫМ, КОГДА БОЖЬЕ ОБЕТОВАНИЕ НАХОДИТ ОТКЛИК ВЕРЫ ПРИЧАСТНИКА ТАИНСТВА

 

 

ТАИНСТВО ВЕЧЕРИ ГОСПОДНЕЙ – ЗАВЕТНАЯ ТРАПЕЗА

 

 

ХРИСТОС РЕАЛЬНО ПРИСУТСТВУЕТ В ТАИНСТВЕ БЛАГОДАРЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СВЯТОГО ДУХА

 

 


[1] Определение заимствовано из книги, Michael Horton, The Christian Faith, pg. 823.

[2] Майкл Хортон, Christian Faith (systematic Theology for Pilgrims on the Way), pg. 803.

 

[3] Р. Скотт Кларк, Means of Grace: Lord’s Supper.

[4] Жан Кальвин, Short Treatise on the Lord’s Supper, pg. 170. 

[5] Жан Кальвин, Epistles 4.17.12).

[6] Майкл Хортон, Christian Faith (systematic Theology for Pilgrims on the Way), pg. 813.

[7] Corpus Reformatorum, 37: 48, cited by Brian Nicholson in his Calvin's Doctrine of the Spiritual Presence of Christ in the Lord's Supper.

[8] J. van Genderen, W. H. Velema, Concise Reformed Dogmatics, pg. 781.

[9] Жан Кальвин, Institutes, IV, 17, 33.

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.