26.01.2013
Скачать в других форматах:

Герт Кваккел

В начале. Какую весть слышал Израиль в первой главе книги Бытие?

 

Чего мы ожидаем, приступая к чтению повествования о творении, записанного в первой главе Бытия? Ответ очевиден. Мы думаем, что будем читать описание возникновения мира.

 

Совершенно ясно, что первая глава Бытия многое может рассказать о том, как Бог сотворил этот мир. В то же время у нас, когда мы желаем узнать, как возник наш мир, остается немало вопросов. Эти вопросы так или иначе затрагивают различия между первой главой книги Бытие и научными теориями, такими как, например, теория эволюции Чарльза Дарвина и теория большого взрыва. Но, как мы увидим далее, есть и вопросы, напрямую относящиеся к первой главе книги Бытие как таковой, то есть не зависящие от вопросов, связанных с наукой.

 

Эта статья посвящена рассмотрению исключительно первой главы книги Бытие. Главный рассматриваемый здесь вопрос: какова (на самом деле) основная цель повествования о творении, записанного в первой главе книги Бытие? Какое послание содержится в данной главе Святого Писания?

 

Для исследования этого вопроса нам необходимо максимально постараться воспринимать первую главу Бытия через призму понимания древних израильтян[1]. Какие мысли порождали различные элементы повествования о творении в умах первоначальных читателей? Какое послание они слышали в первой главе книги Бытие?

 

Чтобы ответить на эти вопросы, нам необходимо было бы сравнить повествование о творении, записанное в первой главе Бытия, с другими ближневосточными повествованиями о сотворении мира (с космологическими легендами), которые, вероятно, были знакомы древним израильтянам[2]. Но по причине ограниченности данной работы мы не имеем возможности провести это сравнение. Поэтому ограничимся рассмотрением данных, представленных в Ветхом Завете. Что они говорят нам о том, как воспринимали израильтяне первую главу книги Бытие?

 

БЫТИЕ, 1:1: СОТВОРЕНИЕ НЕБА И ЗЕМЛИ

 

«В начале сотворил Бог небо и землю». Так переводится первый стих в Новом библейском переводе (De Nieuwe Bijbelvertaling («Новый библейский перевод») – современный перевод Библии на нидерландский язык. Таков же перевод этого стиха и в Русском синодальном переводе. – Прим. пер.). Многие читатели данного перевода понимают это выражение как описание самого первого деяния Бога в процессе творения. Таким образом, Божья творческая работа началась с сотворения Им неба и земли. Согласно такому толкованию, небо представляет собой место жительства Бога, в то время как под землей подразумевается планета, на которой мы живем. Действительно ли израильтяне времен Ветхого Завета воспринимали данный текст подобным образом?

 

Есть две основные причины, по которым необходимо задать этот вопрос. Первая причина связана с переводом отрывка 1:1 как отдельно взятого предложения, которое, соответственно, несет самостоятельную смысловую нагрузку. Вторая причина связана с пониманием таких слов, как «небо» и «земля».

 

Рассмотрение данного текста (Быт. 1:1) как самостоятельного предложения вызывает определенные трудности, так как выражение «в начале» в первоисточнике на иврите не имеет артикля. В иврите данное обстоятельство может указывать на тесную взаимосвязь этого выражения с последующими словами. В таком случае перевод звучит следующим образом: «В начале, когда Бог творил небо и землю...» Как мы видим, предложение не завершено. Продолжение обычно ищут в третьем стихе: «И сказал Бог: да будет свет». В таком случае второй стих представляет собой промежуточное (связующее) предложение. Получается следующий перевод.

 

«Когда Бог приступил к созданию неба и земли – земля тогда была (все еще) безвидна и пуста, тьма покрывала поверхность мирового океана, а Божий дух носился над водой, – сказал Бог: да будет свет. И стал свет»[3].

 

Согласно представленному переводу, самое первое творческое деяние Бога выражено словами «да будет свет». До того как Бог совершил Свое первое деяние творения, земля уже была, покрытая тьмой и водными массами мирового океана. Таким образом, текст не говорит нам о том, когда или как Бог создал землю, мировой океан и тьму.

 

Можно ли прийти к подобному выводу, если мы будем рассматривать перевод отрывка 1:1 как самостоятельное предложение? Говорит ли в таком случае текст о том, когда и как Бог сотворил землю, мировой океан и тьму? Для того чтобы ответить на данный вопрос, нам необходимо рассмотреть вторую причину, связанную с пониманием слов «земля» и «небо».

 

При чтении первой главы книги Бытие мы еще раз встречаемся со словом «небо» (на иврите – «шамаим») в восьмом стихе. На второй день создал Бог твердь. Эта твердь отделяла воды бездны, или мирового океана (упомянутого во втором стихе), друг от друга (в Русском синодальном переводе – «воду от воды»). Согласно восьмому стиху, Бог назвал твердь «небом». В данном случае под небом подразумевается небосвод, известный нам как небесное пространство голубого цвета в дневное время суток и темного – в ночное[4]. Согласно седьмому стиху, Бог создал небо на второй день, в то время как первый стих говорит, что «в начале сотворил Бог небо...»

 

Следует отметить, что с пониманием слова «земля» также возникают трудности. На третий день Бог собрал воду под небом (твердью, которая была создана на второй день) в одно место, вследствие чего появляется суша. Десятый стих говорит о том, что Бог назвал сушу «землей», в то время как собранную в одном месте воду Он назвал «морем». Слово на иврите, которое в данном тексте переведено как «земля», – это «эрец». Это же слово для обозначения земли используется также в первом и втором стихах. Об этой земле Бытие в отрывке 1:9 не говорит, что она была сотворена Богом на третий день. На третий день она появилась (то есть стала видимой). Эта земля существовала еще до третьего дня, но была скрыта от глаз, будучи покрыта водами великой бездны.

 

Таким образом, в отношении сотворения земли нет никакого противоречия между стихами 1–2 и 9–10. Вполне очевидно, что в слово «земля» в первой главе Бытия вкладывается несколько иное значение, чем в современном нидерландском (или русском) языке. Под землей не подразумевается наша планета, то есть земной шар. Выражение «земля» используется для обозначения суши, отличной от моря. Аналогичный образ мы находим и в других текстах Ветхого Завета, в которых на иврите используется слово «эрец». В качестве примера приведу две ссылки.

 

В первую очередь, отрывок из книги Бытие, 8:13: «Шестьсот первого года к первому [дню] первого месяца иссякла вода на земле...»

 

Слово «земля» в данном случае никак не может обозначать планету, так как на нашем земном шаре воды предостаточно. Поэтому под этим выражением, как и в отрывке 1:10, подразумевается суша.

 

Второй пример из книги Исход, 20:11: «Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них...»

 

В данном тексте мы встречаем вместе три слова: «небо», «земля», «море». Как и в отрывке из книги Бытие, 1:10, понятия «земля» и «море» отделены друг от друга. Поэтому «земля» в данном случае может обозначать лишь «сушу»[5].

 

Итак, совершенно ясно, что древние израильтяне не рассматривали «землю», которая упоминается в первой главе Бытия, в качестве планеты, вращающейся вокруг солнца. Современное понимание земли как части солнечной системы отсутствовало в древности. Очень важно помнить об этом обстоятельстве, встречая слово «земля» в Ветхом Завете. Оно всегда означает прежде всего землю как сушу.

 

О чем говорит отрывок из книги Бытие, 1:1, если рассматривать этот текст как самостоятельное предложение? Слово «небо» в данном стихе вряд ли подразумевает невидимое место обитания Бога, в отличие от небосвода (тверди), видимого с земли. Подобное истолкование возможно лишь только в том случае, если предположить, что слово «шамаим», которое употреблено в первой главе Бытия, используется в двух разных значениях: в первом стихе – как жилище Бога, а в остальных стихах – как обычное небо. Однако такое предположение представляется не имеющим достаточных оснований; к тому же, большой вопрос, есть ли вообще в Ветхом Завете четкое разделение между небом как местом обитания Бога и обычным небосводом[6]. Что касается понятия «земля», то его лучше рассматривать как указание на сушу, нежели на планету.

 

Проблема также в том, что Бог, согласно первому стиху, сотворил небо «в начале», а согласно стихам 6–8 – во второй день. Решение стоит искать в следующем направлении. Под небом в Ветхом Завете зачастую подразумевается небосвод, в то время как под землей подразумевается суша. Однако сочетание этих слов (то есть выражение «небо и земля») имеет более широкое значение, нежели только «небосвод и суша». Словосочетание «небо и земля» обычно служит в качестве обозначения всего мироздания, космоса.

 

Приведу в качестве примера несколько ссылок. Согласно книге Исход, 20:11:

 

«...в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмый почил…»

 

Согласно книге Исход, 31:17:

 

«...в шесть дней сотворил Господь небо и землю, а в день седьмый почил и покоился».

 

Как в первом, так и во втором тексте говорится о всей Божьей работе творения на протяжении первых шести дней. Согласно книге Исход, 20:11, Бог сотворил «небо и землю, море и все, что в них». Согласно сокращенной форме, употребленной в книге Исход, 31:17, – «небо и землю». Такое же сжатое описание мы находим в известных словах псалма 123, стих 8: «Помощь наша – в имени Господа, сотворившего небо и землю».

 

Совершенно ясно, что данная строка псалма не говорит о том, что Бог сотворил только две вещи – небо и землю. Основная цель данного стиха – показать, что Бог есть Творец всего сущего[7].

 

Если эту мысль применить к отрывку из книги Бытие, 1:1, то мы приходим к выводу, что здесь говорится: «В начале Бог сотворил все мироздание». Тогда в этом стихе уже не имеется в виду самое первое деяние Божье по сотворению, которое предшествовало созданию света в первый день. Данный текст представляет собой своеобразную квинтэссенцию всей первой главы книги Бытие. Завершение этого повествования представлено во второй главе книги Бытие, стихи 1–3. Первый стих второй главы («так совершены небо и земля и все воинство их»), несомненно, возвращает читателя к первому стиху первой главы Бытия. Таким образом, замыкается круг повествования. Далее во второй главе книги Бытие, стихи 2–3, рассказывается о седьмом дне, после чего следует четвертый стих, с которого начинается новая часть повествования[8].

 

Даже если рассматривать текст из книги Бытие, 1:1, как отдельно взятое предложение, данный текст не говорит о том, что самым первым творческим деянием Бога было сотворение для Себя места обитания и планеты Земля. Но и согласно такому переводу в этом отрывке не говорится о том, когда и как Бог создал землю, мировой океан и тьму (которая упоминается во втором стихе). В этом смысле нет противоречий между переводом отрывка из книги Бытие, 1:1, как самостоятельного предложения и альтернативным переводом, согласно которому первый стих рассматривается как придаточное предложение, относящееся к основному предложению третьего стиха.

 

Таким образом, пытаясь рассмотреть первую главу Бытия глазами древних израильтян, мы собрали первые плоды этого подхода. Приступая к чтению первой главы Бытия, мы ожидаем найти в ней описание того, как Бог сотворил все сущее. И в этой главе действительно об этом идет речь. В то же время мы должны признать, что эта глава мало или почти ничего не говорит о создании земли, вод бездны и тьмы, которые упоминаются во втором стихе. В тексте из книги Бытие, 1:1, автор, говоря о сотворении всего мироздания, подразумевает тем самым сотворение земли, воды и тьмы. Однако данная глава не объясняет, когда и как Бог создал их. Очевидно, что главная цель данной главы – нечто иное, чем раскрытие происхождения всего сущего.

 

БЫТИЕ, 1:2: НЕОБИТАЕМАЯ ЗЕМЛЯ

 

Упомянутых ранее плодов подхода, при котором мы рассматривали первую главу книги Бытие с точки зрения древних израильтян, пока не очень много. Благодаря этому подходу мы пока лишь выяснили, что действительно не является целью первой главы Бытия. Чтобы узнать больше о цели этой главы, нам необходимо вначале подробнее рассмотреть второй стих. После сжатого описания, приведенного в первом стихе, второй стих описывает ситуацию, которая была отправной точкой для повествования о Божьих творческих деяниях, начинающегося с третьего стиха.

 

Второй стих, прежде всего, говорит о том, что земля была «безвидна и пуста». В оригинале на иврите это словосочетание встречается в Писании только в Книге пророка Исаии, 34:11, и Книге пророка Иеремии, 4:23. В обоих текстах данное выражение подразумевает состояние опустошения, которое не допускает присутствия человека в определенной местности[9]. Выражение «земля безвидна и пуста» означает, что люди не могли обитать на ней. Такое понимание подтверждается также отрывком из книги прорка Исаии, 45:18:

 

«Ибо так говорит Господь,

сотворивший небеса, Он – Бог,

образовавший землю и создавший ее;

Он утвердил ее;

не напрасно сотворил ее (в нидерландском переводе буквально «не как хаос сотворил ее». – Прим. пер.):

Он образовал ее для жительства;

Я – Господь, и нет иного».

 

Слово на иврите «тоху», которое в данном тексте переведено как «хаос» (в Русском синодальном переводе – «напрасно». – Прим. ред.), – это то же самое слово, какое в Новом библейском переводе (De Nieuwe Bijbelvertaling) было переведено как «пуста». В Книге пророка Исаии, 45:18, оно противопоставлено слову «наполнена», то есть «заселена», «обитаема» (в Русском синодальном переводе – «для жительства». – Прим. ред.). «Необузданность», или «хаос», соответствует «незаселенной» земле.

 

Нечто подобное мы видим и в отношении «тьмы», которая, согласно отрывку из книги Бытие, 1:2, покрывала землю. В современном мире мы видим преизбыток электрического света. Поэтому для современных читателей Святого Писания тьма выглядит значительно менее угрожающей, нежели для израильтян Ветхого Завета. По мнению последних, тьма делала жизнь невозможной, если только она не ограничивалась ночным временем суток. «Осязаемая», «густая» тьма покрывала землю три дня перед последней казнью над Египтом (Исх. 10:21–23). По всей видимости, эту казнь по значимости превзошла только смерть всех первенцев египетских. Возможно, в данном случае играл роль и тот факт, что египтяне почитали солнце как верховного бога, а значит, тем более тяжелой была для них девятая казнь. Кроме того, на основании пророчеств о наказании Божьем и описаний бедствий мы видим, насколько зловещей была тьма в глазах древних израильтян[10].

 

О бездне – следующем элементе, упомянутом в книге Бытие, 1:2, – в Ветхом Завете сказано несколько положительных вещей. Иаков желал благословить Иосифа «...благословениями небесными свыше, благословениями бездны, лежащей долу...» (Быт. 49:25). Моисей произносит подобное благословение во Второзаконии, 33:13:

 

«...да благословит Господь землю его

вожделенными дарами неба, росою

и [дарами] бездны, лежащей внизу».

 

Моисей упоминает бездну вместе с росой, которая свыше, с небес, падает на землю Иосифа. В таком случае он, говоря о бездне, имел в виду подземные водные источники, которые выходят на поверхность земли.

 

Наряду с положительными описаниями бездны имеются и другие тексты, в которых описывается ее угрожающий характер. Когда источники бездны отверзлись, воды потопа уничтожили всю жизнь на земле (Быт. 7:11, а также 8:2). В псалме 103, стихи 5–9, о Господе говорится следующее:

 

«Ты поставил землю на твердых основах:

не поколеблется она во веки и веки.

Бездною, как одеянием, покрыл Ты ее;

на горах стоят воды.

От прещения Твоего бегут они,

от гласа грома Твоего быстро уходят.

Восходят на горы, нисходят в долины,

на место, которое Ты назначил для них.

Ты положил предел, которого не перейдут,

и не возвратятся покрыть землю».

 

Бездна должна находиться в установленных для нее пределах, так как в противном случае на земле не останется жизни (согласно также Иез. 26:19)[11].

 

Последняя часть второго стиха первой главы Бытия звучит следующим образом: «...и Дух Божий носился над водою». Древние израильтяне проживали посреди степей и пустынь. Они прекрасно знали, насколько опасна для жизни засуха. Поэтому они так высоко ценили воду[12]. Под водой, упомянутой в этом стихе (Быт. 1:2), вероятнее всего, подразумевается именно вода из так называемой бездны. Таким образом, вода здесь связана с бездной: вода делает невозможной жизнь на земле, если не будет пребывать в установленных для нее пределах[13].

 

Единственный положительный момент в данном тексте – это упоминание о Божьем Духе, парившем над водою. Впрочем, здесь многое зависит от перевода. В сноске к этому тексту («Новый библейский перевод», De Nieuwe Bijbelvertaling) говорится о другом возможном переводе данного выражения: «сильный ветер гнал воду». Согласно этому переводу, последняя часть отрывка из книги Бытие, 1:2, подчеркивает лишь непригодность земли того времени для жизни.

 

Мысль о том, что выражение на иврите, переведенное как «Божий Дух», также может быть переведено как «сильный ветер», имеет под собой основания. Но в таком случае необходимо, чтобы слово на иврите «элохим», то есть «Бог», и во всей главе имело иное значение, чем в стихах 1 и 3. Однако контекст главы не поддерживает такого предположения[14]. Наиболее вероятно, второй стих говорит, что Дух, или дыхание (данное слово на иврите можно также перевести как «дыхание»), Бога витал над водами бездны, покрывавшей землю[15]. Таким образом, Дух (или дыхание) Бога выражался как веяние ветра[16]. Что именно подразумевает данное выражение, с уверенностью сказать трудно. В любом случае точно утверждать можно следующее: когда земля была еще не заселена (необитаема) людьми, Бог уже о ней заботился. Следующие стихи покажут нам, что произошло в дальнейшем.

 

БЫТИЕ, 1:3–31: ШЕСТЬ ДНЕЙ ВЕЛИКИХ ИЗМЕНЕНИЙ

 

День первый

 

В отрывке из книги Бытие, 1:3, описывается первый предпринятый Богом шаг по изменению безжизненного (необитаемого) состояния, описываемого во втором стихе. Бог сказал: «Да будет свет!» Свет появился исключительно благодаря тому, что так сказал Бог.

 

С появлением света тьма не изгнана полностью. Согласно четвертому стиху, Бог отделил свет от тьмы. В пятом стихе Бог называет свет днем, а тьму ночью. Разделение света и тьмы было проведено с целью предоставления каждому своего места во времени. Они сменяют друг друга. Таким образом Бог устанавливает видимое проявление течения времени – вечер сменяется утром. Появляется первый день, за которым, согласно повествованию о творении, последовали еще шесть дней. Сотворение света и отделение света от тьмы одновременно ознаменовали собой создание Богом временного пространства для Его последующих творческих деяний[17].

 

Еще до того, как в тексте было упомянуто о разделении Богом света и тьмы, Он, согласно первой части четвертого стиха, сказал, что свет хорош. Создается впечатление, что данное утверждение относится лишь к свету, но не к тьме. Однако в конце главы, в стихе 31, Бог, рассматривая все Свое творение, сказал, что все «хорошо весьма». Под «всем», несомненно, подразумевается и чередование света и тьмы, дня и ночи, о котором говорится в стихах 4 и 5. Тем не менее есть определенные причины, по которым первая глава Бытия немногословна в отношении того, что тьма хороша. Другие тексты Ветхого Завета единодушны в своем описании света и тьмы. Прежде всего, они подчеркивают угрожающую роль тьмы[18]. Тьма делает жизнь невозможной, если только она не пребывает в пределах установленного для нее места. В отличие от тьмы, свет хорош сам по себе. Свет часто отождествляется с жизнью, счастьем, благосостоянием, спасением[19]. Где свет, там возможна жизнь.

 

День второй

 

Во второй день, как и в первый, Бог провел разделение. До сотворения света земля была полностью покрыта водой. Теперь Бог создал твердь, которая отделяет воду под твердью от воды, которая над твердью. Далее мы видим, что Бог назвал твердь «небом» (Быт. 1:6–8). На земле – вода, выше – твердь, над твердью – вода. Текст не говорит о том, есть ли воздушное пространство между твердью и водой на земле.

 

Израильтяне верили, что над небосводом находится водная масса. Очевидно, она рассматривалась как источник дождя (согласно Пс. 103:13; см. также: Пс. 103:3; 148:4). В любом случае эта водная масса была составляющей потопа: «...разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились» (Быт. 7:11). Таким образом, у тверди есть как бы врата (окна), из которых низвергается на землю вода. Твердь не выполнила своего предназначения со всеми вытекающими из этого разрушительными последствиями.

 

В тексте оригинала не говорится о том, что Бог назвал твердь хорошей[20]. Существует поразительное различие между вторым днем и остальными днями: только в описании второго дня отсутствуют слова Божьего одобрения. Наиболее очевидное объяснение заключается в том, что повествование о сотворении тверди нуждается в продолжении. Вода под твердью еще покрывала всю землю. Она еще только должна была собраться в одно место, дабы появилась земля как суша. Но это произойдет в третий день[21].

 

Третий день

 

Направив в третий день воду под твердью (небом) в одно место, чтобы появилась суша, Бог тем самым отделил воду от земли. В отличие от первого и второго дня, в описании третьего дня (Быт. 1:9–10) отсутствует слово «отделил». Бог подтвердил (закрепил) проведенное Им разделение, назвав сушу «землей», а собранную в одном месте воду «морем»[22]. Далее следует Божье одобрение, которое отсутствует во второй день: «И увидел Бог, что [это] хорошо».

 

Это выражение могло бы стать прекрасным завершением описания третьего дня. Однако Бог продолжил Свое творческое деяние. Возникшая суша должна была в этот же день выполнить свое предназначение – породить растительный мир. Когда суша произвела деревья, зелень, траву, Бог сказал, что это хорошо (Быт. 1:11–12).

 

В отношении и деревьев, и зелени подчеркивается, что в них должно быть семя. Данное обстоятельство, прежде всего, указывает на то, что растительный мир способен к самостоятельному воспроизводству. Далее, в стихе 29, будет представлено более подробное описание деревьев и зелени разного рода. Там утверждается, что всякая трава и всякое дерево, у которого плод древесный, предназначены в пищу человеку. Таким образом, вполне очевидно, для чего Бог предназначил зелень, траву, сеющую семя, и деревья, у которых плод древесный: они – составляющая земли, которая должна служить местом обитания человека.

 

Четвертый день

 

Итак, на третий день Бог украсил появившуюся сушу деревьями, зеленью и травой. В четвертый день Он установил светила на тверди небесной, созданной Им во второй день.

 

По замыслу Бога эти светила должны выполнять три основные функции. Во-первых, они должны отделять свет от тьмы (Быт. 1:14, первая часть стиха, а также Быт. 1:16 и первая часть стиха 18). Во-вторых, они предназначены «...для знамений, и времен, и дней, и годов...» (вторая часть стиха 14). Слово, которое переведено в Новом библейском переводе как «времена года» («seizoenen»), обычно в Ветхом Завете используется для описания праздников, которые Израиль должен был соблюдать в установленное время (таких, например, как Пасха и праздник Кущей). Вот почему перевод ВиллибрордаWillibrordvertaling» – один из переводов Библии на нидерландский язык, осуществленный Католическим библейским обществом в Нидерландах, полный текст которого был издан в 1978 году. Перевод посвящен известному святому, Виллиброрду, который занимался миссионерской деятельностью в Нидерландах в седьмом столетии. – Прим. пер.) звучит следующим образом: «Они должны служить в качестве знамений, как для празднеств, так и для дней и годов». До появления на земле людей уже сияли на небесной тверди светила, которые в будущем должны были определять их календарь. Годовой круг Божьих празднеств будет задавать тон человеческой жизни!

 

Третье предназначение светил заключается в том, что они должны давать земле свет (стих 15, а также стих 17). Третья функция светил, подобно первой их функции (то есть отделение света от тьмы), связывает Божью творческую работу четвертого дня с первым днем. В первый день Бог уже побеспокоился о свете. Он отделил свет от тьмы, а также установил последовательность дня и ночи. В таком случае возникает вопрос относительно взаимосвязи между первым и четвертым днем.

 

Дело в том, что для современного читателя Святого Писания данный вопрос, по всей видимости, имеет большее значение, нежели для древних израильтян. У нашего современника, прочитавшего этот текст, незамедлительно возникнет следующий вопрос: как в течение трех дней мог существовать свет, еще до того как Бог создал солнце в четвертый день? Однако древние израильтяне вряд ли испытывали трудности с данным обстоятельством. Возможно, они не проводили такую тесную взаимосвязь между дневным светом и солнцем, какую проводим мы. Например, в книге Экклезиаста, 12:2, говорится следующее: «...доколе не померкли солнце и свет и луна и звезды...» В этом тексте свет упоминается отдельно от солнца, луны и звезд. Таким образом, данное выражение может указывать на то, что израильтяне не рассматривали солнце в качестве единственного источника дневного света. Это не так странно, как может показаться. Ведь свет существует еще до восхода солнца. А после заката солнца еще требуется некоторое время, чтобы наступила тьма. Когда солнце скрывается за облаками, яркость света уменьшается, но сам свет не исчезает полностью[23].

 

Как бы то ни было, внимание израильтян было обращено в большей степени на тот факт, что слова «солнце» и «луна» ни разу не упоминаются в описании четвертого дня творения. Несомненно, под двумя великими светилами, упомянутыми в стихе 16, подразумеваются солнце и луна. Тем не менее они не названы собственными именами. Солнце и луна названы всего лишь «светилами», или «светильниками». Данное обстоятельство обусловлено тем, что окружавшие Израиль народы почитали солнце, луну и звезды как богов. Израильтяне же были склонны подражать им[24].

 

То, как в книге Бытие, 1:14–19, описано сотворение солнца, луны и звезд, показывает израильтянам реальное положение вещей. По замыслу Бога небесные светила действительно занимали важное положение. Они предназначены «для управления» (см. стихи 16 и 18). Тем не менее они вовсе не являются богами! Они – не более чем светила, или светильники, которые Бог установил на тверди небесной. Более того, они были созданы не «в начале», а только в четвертый день. Кроме того, две из трех их основных функций (а именно давать свет и отделять день от ночи) выполнялись еще до того, как они появились! Поэтому нет никаких оснований бояться солнца, луны и звезд (Пс. 120:6) или ожидать от них помощи, как от неких божеств.

 

Пятый день

 

В пятый день Бог продолжил работу с водой. Здесь подразумевается та вода под небосводом, которую Бог в третий день собрал в одном месте («воды в морях», стих 22). По замыслу Бога эта вода должна изобиловать рыбами и другими представителями водного мира. Также Бог наполнил небо, сотворенное Им во второй день, создав птиц небесных и других животных, способных летать.

 

В стихе 20 первой главы Бытия впервые упоминаются живые существа («да произведет (в нидерландском переводе – «да будет наполнена») вода пресмыкающихся, душу живую»). В тексте оригинала на иврите аналогичное выражение используется в стихе 24 этой главы при упоминании о зверях земных, в стихе 30 при упоминании о душе живой (дыхании жизни животных)[25], а в отрывке из книги Бытие, 2:7, в повествовании о людях. В Ветхом Завете это выражение никогда не использовалось для описания растений. В отличие от растительного мира, жизненная сила животных и людей заключена в дыхании[26]. Таким образом, в пятый день Бог создал первую группу творений, которые близки к людям.

 

Родство с людьми этих представителей водного мира и птиц выражается и в том, что Бог благословил этих животных (стих 22). В предыдущие дни не упоминалось о благословении Богом Своих творений. В шестой день Он благословляет людей (стих 28) (относительно земных зверей в стихах 24 и 25 также отсутствует упоминание о Божьем благословении). В обоих случаях благословения выражаются в следующих словах: «плодитесь и размножайтесь» (а к благословению людей добавлены слова о владычестве над землей и животным миром).

 

В стихе 21 первой главы Бытия упоминаются также такие представители водного мира, как «великие морские чудовища» (в Русском синодальном переводе – «рыбы большие»). Слово на иврите «таннин», которое используется для описания этих чудовищ, также использовалось для описания змеи, в которую превратился посох Моисея (Исх. 7:9, 10, 12; а также Втор. 32:33; Пс. 90:13). В других текстах Ветхого Завета оно описывает опасных, могучих животных или чудовищ, с которыми Бог ведет борьбу (Иова 7:12; Пс. 73:13; Ис. 27:1, 51:9; Иез. 29:3, 32:2). Таким образом, речь идет о животных, названия которых внушали израильтянам ужас и чувство бессилия. Согласно отрывку из книги Бытие, 1:21, эти чудовища были сотворены Богом и, следовательно, являются частью творения, которое Он назвал хорошим. Поэтому человек не должен бояться и их!

 

Шестой день

 

Слова, которые Бог произнес в шестой день, напоминают нам о третьем дне. Тогда «произвела земля зелень, траву... и дерево» (Быт. 1:12). Теперь земля должна произвести животных, которые предназначены для жизни на суше (1:24). Далее следует сотворение Богом человека, который получает от Него повеление населять землю (Быт. 1:28). Из всего видно, что Божьи творческие деяния в шестой день были направлены на дальнейшее украшение земли, а именно суши, которая возникла в третий день.

 

Описание сотворения людей намного более подробное, чем повествование о создании земных зверей. Это указывает на особое положение, которое занимают люди. В некотором отношении люди имеют много общего с животными, но вместе с тем являются уникальными созданиями. Такой вывод можно сделать, прежде всего, на основании решения, принятого Богом перед созданием человека: «сотворим человека...» (Быт. 1:26). Далее видно, что Бог сотворил человека по собственному подобию (как Свой образ) и дал ему власть над всей землей и всем животным миром (см. также стих 28). Последнее утверждение (о власти) подразумевает особое положение человека, которое можно сравнить с положением царя великой страны (области) или с положением народа, подчинившего себе другие народы[27].

 

Бог не только дарует человеку благословение и связанную с ним возможность плодиться и размножаться (стих 28), но и обеспечивает его пищей (стих 29). Бог обеспечивает пищей также и животных (стих 30). В обоих случаях под пищей подразумеваются продукты растительного происхождения. После всемирного потопа Бог сказал людям, что они также могут вкушать пищу животного происхождения (см. Быт. 9:3–4). После упоминания о заботе Бога о людях и животных в стихе 31 говорится следующее: «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма». В отношении полевых зверей уже было сказано: «И увидел Бог, что [это] хорошо» (стих 25). Однако такого высказывания еще нет в отношении людей. Вероятно, они включены в число «всего, что Бог создал» и назвал «весьма хорошим».

 

БЫТИЕ, 2:1–3: СЕДЬМОЙ ДЕНЬ КАК КУЛЬМИНАЦИЯ

 

Как было отмечено ранее (в первом разделе), первый стих второй главы Бытия («так совершены небо и земля и все воинство их») представляет собой завершение повествования, которое начинается с первого стиха первой главы. Как изменилась картина мира, особенно по сравнению с тем, каким он был согласно описанию, приведенному в отрывке 1:2! Вместо безжизненной и незаселенной человеком земли мы видим сейчас землю, на которой он может жить в безопасности и пользоваться Божьими благословениями. Этот текст мог быть прекрасным завершением данного повествования. Однако это все еще не конец. Лишь четвертый стих представляет собой переход к следующему разделу книги Бытие. А до этого представлено описание еще одного дня, седьмого.

 

Так как Бог после шести дней завершил Свою работу творения, на седьмой день Ему более не нужно было ничего делать. Он, как еще более ясно говорят тексты из книги Исход, 20:11 и 31:17, «почил и перевел дыхание» (в Русском синодальном переводе – «почил и покоился»)[28]. Образ почившего Бога показывает, насколько велика была работа по сотворению мира. Таким образом, упоминание о Божьем покое подчеркивает слова из заключительного стиха первой главы: «все хорошо весьма». Теперь на земле есть все необходимое для жизни человека.

 

В тексте дважды говорится о том, что Бог почил на седьмой день. Однако это не единственное, что автор хочет сказать об этом дне во второй главе. Согласно отрывку 2:3, Бог в связи с этим благословил седьмой день и объявил его святым. В отрывке 1:22 Бог благословил обитателей водного мира, а также «всех, у кого есть крылья» (в Русском синодальном переводе – «птиц»). В отрывке 1:28 Бог благословляет людей. В обоих случаях Божье благословение указывает на то, что Он дал как животным, так и людям способность плодиться и размножаться. Вполне очевидно, что Бог также желает что-то даровать им и в седьмой день. Этот день становится днем, из которого исходит жизненная сила[29]. Объявив этот день святым, Бог тем самым провел еще большее различие между седьмым днем и остальными шестью днями. «Святое» противопоставлено «обычному», или «мирскому». Святость характерна для вещей или людей, которые близки к Богу и посвящены для Него и для служения Ему. Таким образом, седьмой день был наделен статусом особого посвящения Богу.

 

Повелел ли Бог тогда людям не работать в седьмой день, посвятив его всецело служению Ему? Вполне возможно, однако текст об этом не говорит. Кроме того, в данном отрывке нет слова «шабат» («суббота»). Людям, созданным по образу и подобию Бога, приличествовало бы подражать своему Создателю в данном отношении. Однако об этом ничего не говорится в книге Бытие. Первый раз мы встречаем упоминание о шабате в главе 16 книги Исход, когда Бог даровал Израилю двойную порцию манны в шестой день недели.

 

Тем не менее это не значит, что израильтяне, слыша слова второй главы Бытия, не видели тесной взаимосвязи между этими словами и еженедельным соблюдением субботнего дня. Ведь различные выражения, записанные в книге Бытие, 2:2–3, повторяются в тексте четвертой заповеди в книге Исход, 20:8–11. Более того, заповедь, записанная в книге Исход, 20:11 и 31:17, явственно обусловлена тем, что сделал Бог в седьмой день согласно книге Бытие, 2:2–3. Для израильтян суббота была напоминанием об особенном положении, дарованном им Богом, а именно о том, что они должны быть святым народом (см.: Исх. 19:6, 31:12). На основании сказанного в книге Бытие, 2:2–3, а также ссылки на этот текст в книге Исход, 20:11 и 31:17, израильтяне были убеждены в том, что Бог во время сотворения мира заложил основу для соблюдения шабата.

 

Таким образом, седьмой день представляет собой кульминацию дней творения. Этот день посвящен Богу. Позднее у горы Синай между седьмым днем творения и шабатом будет указана взаимосвязь в качестве знака Божьего завета с Израилем. Седьмой день стал апогеем Божьих творческих деяний, их логическим завершением. Бог сделал землю пригодной для обитания человека, обеспечил людей всем необходимым, дабы они могли посвятить себя служению своему Творцу.

 

ВЫВОДЫ

 

Несомненно, первая глава книги Бытие повествует о том, что Бог сотворил мир, в котором мы можем жить. Он говорит, что должно появиться и случиться, создает «небо и землю и все воинство их». Он, и только Он создал все. Солнце, луна и звезды, которых почитали как богов окружавшие Израиль народы, – не более чем составляющие Божьего мироздания.

 

Также первая глава книги Бытие, вне всяких сомнений, говорит о том, как Бог сотворил все сущее. И все же ее цель состоит не в том, чтобы раскрыть читателям происхождение всего существующего. Это относилось и к древним израильтянам, первым читателям книги Бытие. Например, читая первую главу Бытия, они так и не могли узнать, как и когда Бог создал землю, тьму и воды бездны. Еще больше это касается читателей Святого Писания, живущих в двадцать первом веке в Западной Европе. Людям, которые желают знать, какого рода свет существовал в первые три дня, еще до появления небесных светил, в первой главе Бытия не найти ответа на свой вопрос.

 

Но разве у первой главы Бытия лишь одна цель – рассказать о том, что Бог все сотворил? Конечно, это не единственная весть, которая содержится в этой главе. Здесь говорится о большем. Данная глава описывает, как Бог шаг за шагом (последовательно) из безжизненной земли создал мир, который был «хорош весьма». Он сотворил этот мир специально для человека. Люди – венец Его творения. Они созданы по образу и подобию Божьему и могут владычествовать над всей землей.

 

За шесть дней Бог сделал землю пригодной для обитания человека. Он обеспечил людей всем необходимым, например, светом и пищей. Он благословил их и, соответственно, даровал способность плодиться и размножаться. Однако это не значит, что людям нечего будет бояться на земле. Израильтяне могли чувствовать себя бессильными перед тьмой и бездной моря и дождя. Они чувствовали угрозу со стороны солнца и луны, которых другие люди почитали как богов, или со стороны морских чудовищ. Первая глава объясняет израильтянам, что им не стоит бояться всего этого. Ведь Бог превыше этих сил. Они всего лишь Его творения. Он определил каждому из них собственное место.

 

Первая глава Бытия также повествует о том, что Бог установил течение времени. Поэтому дни неодинаковы. Светила на тверди небесной указывали на времена празднеств. Уже во время творения Бог установил в мироздании последовательность (ритм) особенных дней. Седьмой день стал кульминацией шести дней Его творческой деятельности. Этот особый день посвящен Ему. Таким образом, Бог показал, что, хотя человек и есть венец Его творения, его предназначение – служить не себе, а Богу. Когда земля стала пригодной средой обитания для человека, наступил день, который позволял людям осознать, что в конечном итоге все дни должны быть посвящены Богу. Этот день, в который Бог почил от трудов Своих, стал, как и сам человек, причастником Божьих благословений.

 

Первоначальный мир, который Бог назвал «весьма хорошим», не будет оставаться без изменений. Израильтяне ежедневно понимали это, в неменьшей степени, чем современные читатели Святого Писания. Но первая глава книги Бытие позволяет нам увидеть, как все изначально было создано Богом. Именно таков был Его замысел. Это звучит многообещающе и дает уверенность в будущем, даже если теперешний мир после грехопадения во многом отличается от первоначально сотворенного[30]. Бог даровал людям землю как безопасное место, в котором они могут жить и почитать Его. За это Ему принадлежит вся слава!


[1] Согласно статье H. M. Ohmann Het Oude Testament en de natuurwetenschap в работе A. P. Wisse In het Licht van Genesis. Christlijke wetenschappers over schepping en evolutie (Barneveld: De Vuurbak, 1986), 91: «Приступая к рассмотрению первой главы книги Бытие, нам, прежде всего, необходимо задать следующий вопрос: как понимали эту главу ее первоначальные читатели?»

[2] Соответствующие материалы изложены в таких стандартных работах (на английском и немецком языках), как например: James B. Pritchard, Ancient Near Eastern Texts Relating to the Old Testament (Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1996); Otto Kaiser, Texte aus der Umwelt des Alten Testaments Band III: Weisheitstexte, Mythen und Epen (Gutersloh: Gutersloher Verlagshaus Gerd Mohn, 1993-19970; William W. Hallo, The Context of Scripture, volume I: Canonical Compositions from the Biblical World (Leiden: Brill, 2003). John H. Walton в своей работе Ancient Israelite Literature in Its Cultural Context. A Survey of Parallels Between Biblical and Ancient Near Eastern Texts (Grand Rapids, Michigan: Zondervan, 1989), стр19–44, вкратце рассматривает данную тему. На нидерландском языке есть следующая работа: D. Van Der Plas, De Schepping van de wereld. Mythische voorstellingen in het oude nabije oosten (Supplementen Ex Oriente Lux 1: Muiderberg: Coutinho, 1990).

[3] В таком же стиле, например, сделан Лейденский перевод (Leidsche vertaling). См. также примечание к стихам Быт. 1:1–3 в Новом библейском переводе. Недавнее и более подробное обоснование данного истолкования представлено в таких работах, как: Martin FJ. Baasten, First Things First. The Syntax of Gen. 1:1-3 Revisited, Idem and Reiner Munk (red.), Studies in Hebrew Literature and Jewish Culture. Presented to Albert van der Heide on the Occasion of his Sixty-Fifth Birthday (Amsterdam Studies in Jewish Thought, Volume 12; Dordrecht: Springer, 2007), стр169–188.

[4] В первой главе Бытия слово «шамаим» встречается еще в стихах 9, 14, 15, 17, 20, 26, 28, 30. Ни один из этих текстов не дает никаких оснований рассматривать это слово как указывающее на невидимое небесное место обитания (жилище) Бога.

[5] Другие тексты, в которых слова «небо», «земля» и «море» представлены вместе: Быт. 1:26, 28; Неем. 9:6; Пс. 68:35; 95:11; 134:6; 145:6; Амоса 9:6.

[6] Согласно работе Cornelis Houtman De hemel in het Oude Testament. Een onderzoek naar de voorstellingen van het oude Israel omtrent de kosmos (Franeker: Wever, 1974), стр46, это не тот случай.

[7] Аналогичное различие (как в случае Исх. 20:11 и 31:17) представлено в Аг. 2:6 и 2:21. Об использовании словосочетания «небо и земля» в качестве описания космоса (мироздания) см.: Cornelis Houtman, De hemel in het Oude Testament. Een onderzoek naar de voorstellingen van het oude Israel omtrent de kosmos (Franeker: Wever, 1974), стр1858.

[8] Текст Быт. 2:4 будет рассмотрен во главе 2 этой книги.

[9] Сравните: Ис. 34:9–15 и особенно стих 10 (вторая часть): «никто не пройдет по ней» (то есть по опустелой земле Едома). См. также: Иер. 4:23–26, особенно стих 25 (первая часть): «смотрю, и вот, нет человека».

[10] См.: Иова 18:18, 22:11; Пс. 87:19, 106:10; Прит. 20:20; Еккл. 5:16; Ис. 5:30, 9:1, 47:5, 59:9, 60:2; Иер. 13:16; Плач Иер. 3:2; Иез. 32:7–8; Иоиля 2:2; Амоса 5:18, 20; Мих. 3:6; Соф. 1:15.

[11] Слово «первобытный океан» («oerzee») в отрывке Пс. 103:6 (Новый библейский перевод) (в Русском синодальном переводе – «бездна». – Прим. пер.) представляет собой перевод слова на иврите «техоом», которое также переводится как «бездна» («oervloed») в отрывке Быт. 1:2. Текст Пс. 103:5–9 ссылается на творение или на конец потопа? Этот вопрос будет рассмотрен в главах 2 и 3 данной книги.

[12] Сравните, например: Втор. 11:11–12; Пс. 1:3; Ис. 41:18, 43:2, 44:3, 55:1.

[13] Сравните в связи с этим: страх перед морем, о котором говорится, например, в Пс. 92:3–4. Аналогичная мысль прослеживается в Откр. 21:1: на новой земле больше не будет моря.

[14] Подробное исследование вопроса, связанного с переводом, представлено, например, в работе Виктора П. Гамильтона: Victor P. Hamilton, The Book of Genesis. Chapters 1–17 (The New international Commentary on the Old Testament; Grand Rapids, Michigan: Eerdmans, 1990), стр. 111–115.

[15] Сравните: Ludwig Koehler; Walter Baumgartner, Hebraisches und aramaisches Lexikon zum Alten Testament (Leiden: Brill, 31967-1996), 1138a.

[16] Ссылки, где ветер упоминается как дыхание Бога: Исх. 15:8; Ис. 40:7, 24; 59:19.

[17] Сравните: Claus Westermann, Genesis 1. Teilband: Genesis 1-11 (Biblischer Kommentaar Altes Testament Band 1-1; Neukirchen-Vluyn: Neukirchener Verlag, 1983), стр155156.

[18] См. подстрочную ссылку 10.

[19] См., например: Иова 22:28, 30:26; Пс. 26:1, 35:10; Еккл. 2:13; Ис. 9:1, 42:6–7, 58:8; Мих. 7:8–9. Сравните также описание Христа как света в мире (Иоан. 8:12, 9:5) с образом Нового Иерусалима как города, в котором нет ночи (Откр. 22:5). Исследование темы света и тьмы в Ветхом и Новом Заветах представлено в следующих статьях: PH. R. Van Houwelingen, Licht, dag versus nacht, A. Noordegraaf e. a. (red.), Woordenboek voor bijbellezers (Zoetermeer: Boekencentrum, 2005), стр. 335–359; T. M. Hofman, Zeven dagen. Een werkboek bij de schepping (Heerenveen: Groen, 2009), стр. 9–12.

[20] В переводе Святого Писания на греческий язык, то есть в Септуагинте, этот элемент присутствует. Вероятно, переводчики решили «согласовать» текст.

[21] Hamilton, The Book of Genesis. Chapters 1–17, стр. 124.

[22] Westermann, Genesis 1. Teilband, стр. 169.

[23] Точка зрения, согласно которой израильтяне не проводили тесной взаимосвязи между дневным светом и солнцем, отстаивается САаленом в его работе Or, G. Johannes Botterweck;  Helmer Ringgren (red.), Theologische Worterbuch zum Alten Testament, Band 1 (Stuttgart: Kohlhammer, 1973), стр164–170. Согласно отрывку Иез. 32:7–8, в Египте наступила тьма, когда Господь скрыл небесные светила и солнце за облаками. То есть в этом тексте проводится взаимосвязь между светом и солнцем, луной и звездами.

[24] См.: Втор. 4:19, 17:3; 4-я Цар. 23:5; Иер. 8:2; сравните также: Иова 31:26–28.

[25] Сравните: New International Version: “Everything that has the breath of life in it”.

[26] Сравните: Westermann, Genesis 1, Teilband, стр. 188–189.

[27] Сравните: Лев. 26:17; ИсНав. 18:1; 2-я Цар. 8:11; 3-я Цар. 5:4; 1-я Пар. 22:18; Неем. 9:28; Пс. 71:8, 109:2; Ис. 14:2; Иез. 29:15.

[28] Исследование различных значений, заложенных в таких текстах, как Быт. 2:2–3, Исх. 20:11 и 31:17, и используемых в них ивритских глаголов представлено в следующей работе: JJTDoedens, Taal en teken van trouw. Over vorm en functie van Genesis 1, Trimp (red.), Woord op schrift. Theologische reflecties over het gezag van de bijbel (Kampen: Kok, 2002), стр9899.

[29] Сравните: Westermann, Genesis 1, Teilband, стр. 237.

[30] В этой связи также сравните: Doedens, Taal en teken van trouw, стр8486. По мнению Доденса, первая глава Бытия показывает, что за видимым миром стоит Божья верность. Бог, повелев словом уст Своих явиться мирозданию, установил тем самым определенный порядок (который должен быть таковым не только на момент творения, но всегда). Таким образом, Бог исполняет то, что Он говорит.

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.

Добавьте Ваш комментарий
400 символов максимум
Защита от спама. Введите сумму чисел: 4 плюс 4 =