Перейти на главную страницу сайта
  УКР   |   РУС   |   ENG
 В НАЧАЛО
 
 
ИНДЕКС ПО АВТОРУ
 
 
ПО НАЗВАНИЮ
 
 
НАШИ РАБОТЫ И ПЕРЕВОДЫ
 
 
НАША БИБЛИОТЕКА
    Библеистика
       Герменевтика
       Библейское богословие
       Толкования ВЗ
       Толкования НЗ
       Женевская Библия
       Й.Даума о Ветхом Завете
       Толкования
Мэтью Генри

       Серия "Библия
говорит сегодня"

    Систематика
       Откровение
       Бог
       Творение
       Человек и грех
       Христос
       Святой Дух
       Церковь
       Эсхатология
    История церкви
       Ранняя церковь
       Средневековье
       Реформация
       Современная церковь
       Восточная Европа
    Разное
 
 
ТЕСТЫ
 
 
АУДИО
 
 
ВИДЕО
 
 
РЕФОРМАТСКАЯ ЦЕРКОВЬ
    Церковный уклад
    Общая информация
    История
    Реформатские исповедания
       Введение в реформатское богословие
    Литургия
       Литургические формы
    Таинства
    Для детей
 
 
СЕМИНАРИЯ
    Видео-лекции
 
 
FAQ О РЕФОРМАТСКОМ БОГОСЛОВИИ
 
 
ССЫЛКИ
 
 
КОНТАКТ


Теги:
Августин апологетика арминианство библейское богословие Библия благодать Бог брак будущее вера вероисповедания Ветхий Завет Вечеря Господня герменевтика грех дары Евангелие жизнь завет Закон избрание искупление Кальвин кальвинизм крещение литургия Лютер миссиология молитва Новый Завет общество оправдание освящение откровение Пайпер пасторы политика постмодернизм православие предопределение проповеди проповедование пуритане ранняя церковь реформатская церковь Реформация Россия свобода воли Святой Дух спасение Средневековье таинства творение толкование Троица Украина харизматы Христос Церковь человек этика


© Йос Колейн, Дмитрий Бинцаровский


RSS

ПОИСК









   

Стремитесь к серьезному богословскому образованию?
Поступайте в Евангельскую реформатскую семинарию Украины!
Высокий академический уровень.
Бесплатно. Удобно. Полезно. Интересно.



А.Н. Хендрикс, "Женщины и их служение в церкви"
Скачать в других форматах: DOC




Глава из книги «Посланные Богом»

Затрагивая тему служения в Христовой церкви, нельзя избежать вопроса о том, можно ли призвать к церковному служению также сестер. Как известно, нидерландская реформатская (Hervormde) церковь и реформатские (Gereformeerde) церкви (синодальные) ещё много лет назад приняли решение о допущении женщин к официальным церковным служениям. Меньшие церковные объединения, как, например, Ремонстрантское братство, тоже практикуют это. Не так давно общенациональное собрание нидерландских реформатских (Gereformeerde) церквей определило «разрешить церквям при благоговейном молении к Господу и смиренной благодарности за посланные дары призывать сестер общины к выполнению обязанностей диакона».

Если принять во внимание тот факт, что сестры также наделены духовными дарами, вопрос об их служении действительно становится неотложным: не ограничивают ли реформатские церкви работу Святого Духа, не допуская женщин к служению? Может, пришло время использовать в служении для развития церкви также дары, которые Дух посылает женщинам?

 

Приобщение женщин к служению

 

Читая Новый Завет, можно заметить, насколько женщины были привлечены к служению в апостольской церкви Господа. В иудействе времен ранней христианской церкви женщина однозначно рассматривалась как стоящая ниже мужчины[1]. Известно, что иудеи-мужчины иногда молились: «Хвала Тебе, Господи, что Ты не сотворил меня язычником, невеждой или женщиной». Такое умаление женщин особенно проявилось в сфере служения Богу. Богослужение было исключительно мужским занятием. В синагогальном богослужении женщина не играла никакой роли.

В свете такого положения женщины внутри иудейства первого века становится особенно примечательным то, насколько позитивно о женщине говорится в Новом Завете. Высказывания апостола Павла о женщине характерны тем, что он категорически отвергает любую форму дискриминации женщины касательно её участия в явленном во Христе спасении. Основным текстом  здесь выступает Гал. 3:27,28, где Павел пишет: «Все вы, в Христа крестившиеся, в Христа облеклись. Нет уже иудея, ни язычника; нет ни раба, ни свободного; нет мужского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе».

В дни апостола Павла существовала огромная разница между иудеями и греками, рабами и свободными, мужчинами и женщинами. Однако эта разница не играет уже никакой роли, когда речь идёт о единении со Христом и спасении в Нем. Тогда исчезают всякие религиозные и общественные различия. Они не имеют ни малейшего значения. Никакое качество не обладает никаким преимуществом и ни одно не требуется. Иудеи и греки, рабы и свободные, мужчины и женщины – все здесь находятся на одном уровне.

Такое равенство мужчины и женщины в Новом Завете  проявляется в разных формах. Отмена иудейской дискриминации женщин принимает в жизни христианской церкви конкретные очертания. Женщины молятся вместе с учениками вскоре после вознесения Христа (Деян. 1:14). Апостол Петр проповедует об излитии Святого Духа как об исполнении пророчеств Иоиля, в которых говорится, что также женщины («дочери» и «рабыни») будут пророчествовать (Деян. 2:17,18). Слово Иоиля становится теперь действительностью в кругу учеников Иисуса. Женщины почетно упоминаются среди «первых обращенных», как например, некая Дамарь из Афин (Деян. 17:34). Лидия, торговавшая багряницей, известна как первая окрестившаяся в нашей части мира (Деян. 16:14,15).

Возможно, женщины-вдовы были задействованы в «каждодневном уходе» за нуждающимися в общине Иерусалима (Деян. 6:1)[2].  В Иоппии мы встречаем женщину Тавифу, которая называется «ученицей» и которая, несомненно, занималась диаконскими делами при церкви (Деян. 9:36).

Насколько женщины также удостаиваются даров Святого Духа,  видно из Деяний 21:9: благовестник Филипп имеет четыре «пророчествующих» дочери.

Приска или Прискилла даже упоминается шесть раз вместе со своим мужем Акилой, причем, четырежды её имя стоит перед именем её мужа. А это весьма примечательно!

Эта супружеская пара играет важную роль во время миссионерских путешествий апостола Павла (Деян. 18:19). Апостол так называет Приску и Акилу: «мои сотрудники во Христе Иисусе» (Рим. 16:3). Вместе со своим мужем Прискилла более детально объясняет иудею Аполлосу «путь Господен» (Деян. 18:26).

Из посланий апостола Павла мы также узнаем, насколько женщины привлечены к работе для Господа. Когда в 1 Кор. 9:5 он говорит о том, что берет себе в спутницы сестру как жену, не следует это ограничивать только личной заботой апостола. Можно также предположить и помощь женщины в распространении Евангелия. Женщина имела более простой доступ к помещениям для женщин, чем мужчина. Возможно, некоторые апостолы брали с собой своих жен, чтобы проповедовать Евангелие также в этих помещениях для женщин.

В заключении Послания к римлянам упоминаются имена многих активных женщин. Павел представляет Фиву, называя её «нашей сестрой» и «служительницей церкви Кенхрейской» (Рим. 16:1). О Приске мы уже говорили (Рим. 16:3). О Мариам говорится, что она «много трудилась для нас» (Рим. 16:6). Апостол употребляет такое греческое слово, которое в Новом Завете имеет особенное отношение к миссионерской и церковной деятельности (срн. 1 Кор. 15:10; 16:16). Мариам, таким образом, была активной в работе для Господа во благо развития Его церкви. То же самое говорится о Трифене и Трифосе и о возлюбленной Персиде (Рим. 16:12).

Мать Руфа была также матерью для самого апостола (Рим. 16:13).

В послании к филиппийцам мы встречаем Еводию и Синтихию, которые вместе с Павлом подвизались в благовествовании (Флп. 4:2,3). Глагол «подвизаться» можно найти ещё раньше в этом послании (срн. 1:27), где он употребляется по отношению к противникам Евангелия (срн. 1:28). Можно предположить, что Еводия и Синтихия поддерживали апостола в его проповеди и ради Христа не избегали даже страданий.

В апостольские времена у общин ещё не было церковных помещений. Некоторые сестры помогали общине, принимая других у себя дома, как например, мать Иоанна Марка (Деян. 12:12) и некая Нимфана (Кол. 4:15). Возможно, здесь также следует назвать Хлою (1 Кор. 1:11).

В пастырских посланиях мы находим свидетельства того, что женщины были активными в диаконском служении. Примером такого поведения выступают те «женщины», которых апостол Павел упоминает в 1 Тим. 3:11 наряду с диаконами, а также «истинные вдовы», для которых апостол излагает более детальные правила в 1 Тим. 5.

Если подытожить все сведения, которые мы нашли в Новом Завете, можно сделать вывод, что женщины подчёркнуто назывались «сестрами» и «ученицами», а значит, они занимали равное с мужчинами место в кругу верующих. Нет и речи о каком-либо пренебрежении. Женщины играли активную роль в церкви. Они даже были задействованы в проповедовании Евангелия в мире! Многие свидетельства из Нового Завета указывают на то, что в апостольской церкви слово апостола Павла в Гал. 3:27,28 обрело конкретные очертания.

 

Пророчествующие женщины

 

В дискуссиях о месте женщины в церкви важную роль всегда играли слова Павла о пророчествующих женщинах в 1 Кор. 11:2сл. Дар пророчества стоит у апостола Павла на первом месте, когда речь заходит о построении и развитии церкви. Он призывает стремиться, прежде всего, к пророчествованию (1 Кор. 14:1). Когда женщины наделяются такими важными духовными дарами и пророчествуют Слово Божье на собрании церкви, неужели разумно удерживать их за рамками церковного служения?

Прежде чем углубиться в текст 1 Кор. 11, давайте сначала более детально рассмотрим, что такое дар пророчества.

Апостол Павел ставит этот дар выше владения разными языками (1 Кор. 14:5). Ведь тот, кто пророчествует, говорит людям в назидание, увещание и ободрение (1 Кор. 14:3). Через пророчество люди получают «поучение» и «утешение» (1 Кор. 14:31). Пророк посвящается во все «тайны» (1 Кор. 13:2) и свидетельствует о продвижении Божьей работы по спасению во Христе (Еф. 3:5,6). Пророк видит то, что скрывает неверующий, и обличает его (1 Кор. 14:24,25). Пророк также возвещает будущие события (Деян. 11:28). Однако пророчество связано не только с будущими событиями. Оно проявляется также в конкретном раскрытии воли Бога. Тимофей получил свой дар силой пророческого слова (1 Тим. 4:14).

Герман Риддербос предлагает следующее обобщающее описание: «Пророки – исполненные Святым Духом провозвестники Божьего слова, которые раскрывают общине Божий план спасения, а также в богословском и практическом свете разъясняют значение работы Бога во Христе и убеждают общину в важности этой работы»[3]. Через пророков говорит Святой Дух (срн. Деян. 11:28; 21:11). Однако это далеко не значит, что церковь должна принимать всё, что вещают пророки, как Божье слово. Поскольку существует возможность также лжепророчества, церковь не должна доверять каждому духу, но испытывать этих духов, исходят они от Бога или нет (1 Ин. 4:1). Существует также дар «различения духов» (1 Кор. 12:10). Павел наставляет фессалоникийцев не уничижать пророчества, но принимать их всем сердцем: «Испытывайте всё и держитесь хорошего» (1 Фес. 5:21).

Несмотря на то, что церковь построена на основании апостолов и пророков (Еф. 2:20), пророки не находятся на одном уровне с апостолами. Апостолы – это свидетели, уполномоченные самим Христом. Их слово требует беспрекословного подчинения, и никогда в Новом Завете не велось речи о том, чтобы испытывать апостольское слово. С пророками дело обстоит совсем иначе. Их слова должны тщательно проверяться. Должно стать ясно, что они говорят от Духа, согласно с учением апостолов, с тем, что Павел называет также «преподанным» (срн. 2 Фес. 2:15). Можно сказать, что пророчество исходит от проповедей апостолов, предлагая более подробные разъяснения и призывая поступать именно так.

Пророчество может внезапно открыться кому-то (срн. 1 Кор 14:26). Однако в апостольской церкви были также люди, которые множество раз использовались Духом как инструмент откровения. У Филиппа было четыре пророчествующих дочери (Деян. 21:9). Апостол Павел наряду с «апостолами» называет также «пророков» (1 Кор. 12:28; Еф. 4:11). Такое упоминание указывает на то, что речь идёт о людях, которых знала церковь и которые, очевидно, отличались даром пророчества.

 

Теперь давайте вернёмся непосредственно к рассмотрению 1 Кор. 11:2сл. Эту перикопу переводчики озаглавили «О покрытии головы», что нельзя считать правильным. О покрытии головы речь здесь действительно идёт, но эта тема не является центральным вопросом, который поднимает апостол Павел в этом тексте. Апостол говорит о месте женщины, которая молится или пророчествует на собрании церкви. В связи с этим Павел упоминает о покрытии её головы. Поскольку в стихе 14:34 апостол пишет, что женщине не подобает говорить на собраниях церкви, некоторые толкователи считают, что то, что Павел сообщает в 1 Коринфян 11, не может иметь никакого отношения к женщинам, которые пророчествуют во время богослужений в церкви[4]. Подобная мысль мне кажется несостоятельной. Обратите внимание: когда апостол пишет о покрытии головы, речь, несомненно, идёт о публичном поведении женщины. Кроме того, пророчество обычно дается для развития церкви. «Все» должны получать через него поучение и утешение (1 Кор. 14:13). Из самого контекста также видно, что речь идёт именно о собраниях церкви (срн. стих 17 и стих 33). В 1 Коринфянам 11 апостол Павел акцентирует внимание на том, как должны вести себя сестры на церковных собраниях, когда они молятся или пророчествуют.

Вероятно, со стороны сестер в Коринфе чувствовался «неправильный» порыв к эмансипации, из-за чего они упустили из виду правильные отношения внутри церкви. Эти сестры считали, что они равноправны с братьями, однако в то же время они неправильно оценивали то особое место, которое Господь определил мужчине и женщине. К особенностям мужчины и женщины следует относиться с уважением, в том числе и во время собраний церкви. В своем поведении сестры должны продемонстрировать это.

Апостол убеждает своих читателей в том, что под особым местом для мужчины и женщины следует понимать установленный Богом порядок. Мужчина – образ и слава Бога, а женщина – слава мужчины. Мужчина и женщина вместе могут быть образом Бога (срн. Быт. 1:27), но при этом у них разные места! «При сотворении человека по образу Божьему на передний план выдвигается Адам. Он сотворен первым. У него есть имя. Он дает имена животным. Между ним и Богом нет никого больше. Он – непосредственно слава Божья: он на земле излучает мудрость и силу, которые умножают Божью славу»[5]. Таким образом, мужчина – образ и слава Бога. С женщиной по-другому: она – слава мужчины. Она была дана мужчине в помощь (срн. Быт. 2:18). Это значит: «…она обретает свое место и задание не отдельно от Адама, но через него и в нем. Таким образом, женщина может представлять образ Божий только как «слава мужчины», который является «славой Бога»»[6].

На основании того места, которое было предназначено мужчине при творении, муж есть «глава жены» (1 Кор. 11:3). Что именно подразумевает апостол, нам следует понимать, исходя из того, что Христос – Глава церкви, на что указывает Павел в этом послании, а также в Еф. 5:23. Христос – Глава мужчине (1 Кор. 11:3), Он – Глава церкви (Еф. 5:23), Он также поставлен Главой всего (Еф. 1:22). Это свидетельствует об особом положении, которое подразумевает власть и авторитет[7]. Христос имеет право повелевать. Однако Он не использует Своё право для того, чтобы установить тиранию. В Еф. 5:23 Павел детально характеризует власть Христа, добавляя, что Он заботится о Своем теле. Господь Иисус – «Спаситель» для Своего тела, как пишет апостол буквально. Он использует Свое высокое положение, чтобы хранить Свою церковь. Вся Его деятельность свидетельствует о любви к Своему народу.

В единственном слове «Спаситель» заключается вся ответственность мужчины по отношению к женщине. Как глава, он имеет право повелевать. Однако это право должно подразумевать заботу. Это ни в коем случае не может быть тиранией, а только лишь исполненным любви руководством, направленным на благо женщины. Это управление должно характеризоваться заботой и защитой (срн. Еф. 5:29).

 

В 1 Коринфян 11 апостол Павел указывает на особое место женщины и мужчины. Несмотря на то, что они равноценны, они не одинаковы! Господь уделил мужчине особенное место, к которому должны относиться с уважением на собрании церкви. Так и женщины, пророчествуя на людях, должны показывать свое благоговейное отношение к порядку, установленному Богом.

Именно поэтому апостол говорит о покрытии головы сестер. Павел не обязует сестер молчать. Своими духовными дарами они могут служить общине. Однако апостол указывает, как подобает им вести себя в церкви. Когда женщины пророчествуют, им следует покрыть свою голову. Очевидно, здесь нужно понимать паллу, платок или вуаль, которую можно было накинуть на голову, и которая за пределами дома служила знаком женского дистанцирования от мужчин[8].

Когда женщины в Коринфе начали вести себя, как мужчины, и пророчествовать, не покрывая голову паллой, апостол Павел резко выступает против подобной мирской практики. Своими духовными дарами Бог не отменил различное место мужчин и женщин! На людях в церкви сестры должны с почтением относиться к Божьему порядку. Они должны носить паллу и покрывать голову, чтобы показать, что они благоговейно относятся к предназначенному им Богом месту.

Всё, что Павел пишет о покрывании головы женщинами, не должно подталкивать нас к выводу, что наши девушки и женщины обязаны ходить в церковь в платках или шалях. Апостол Павел не говорил об обычных платках или шалях, а об особенном предмете одежды – палле, которая в его дни воспринималась как знак женской благопристойности и дистанцирования. В нашей культуре платки и шали больше не имеют такого значения.

В 1 Кор. 11 особенно подчеркивается, что на собрании церкви следует проявлять уважение к месту, которое Господь определил мужчине и женщине. Всё, чему апостол учит нас в этой главе, составляет «основу поучений», написанных в 1 Коринфян 14 и 1 Тимофея 2!

 

Молчащие женщины

 

Мы подошли к обсуждению 1 Коринфян 14:34, 35, – того текста, который постоянно появляется в поле зрения при рассмотрении темы о служении женщин. Павел желает, чтобы женщины в церкви молчали. Не значит ли это, что женщине отказано, по крайней мере, в том, чтобы учить?

Апостол, несомненно, говорит о собраниях церкви (срн. стих 26: «Когда вы сходитесь…»). В этой связи Павел снова возвращается к вопросу о женщинах. Когда он пишет: «как и во всех церквах у святых, жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить…» (стих 34), можно с уверенностью сказать, что в свете прочитанного в 1 Коринфян 11:2сл. речь не идёт об общем запрете говорить. Ведь апостол не запрещает женщинам пророчествовать в церкви, а повелевает им проявлять своим поведением уважение к установленному Богом порядку касательно мужчин и женщин. Прочитав 1 Коринфян 14, у нас вовсе не складывается впечатление, что Павел ограничивает духовные дары, которыми Святой Дух украшает женщин на собрании церкви. Слово «каждый» в стихе 26 – достаточно общее. У женщин также может быть «псалом», «поучение», «откровение»,  «язык» или «толкование». В Коринфе множество «проявлений» Святого Духа (срн. 1 Кор. 12:1). Апостол упорядочивает это множество. Для этого он вводит некоторые запреты, касающиеся речи и молчания в церкви. В церкви всё должно служить её назиданию (стих 26).

Первый запрет Павел накладывает на тех, кто говорит на разных языках. Если нет толкователя, они должны молчать на собрании общины. В этом случае они должны говорить сами с собой и с Богом (стих 28).

Второй запрет касается пророков. Если другому вдруг дано откровение, говорящий пророк должен замолчать (стих 30). Второй обретает преимущество.

Третий запрет имеет отношение к женщинам. Это не значит, что апостол Павел запрещает женщинам пророчествовать. Тогда бы апостол противоречил тому, что написал раньше в 11 главе. Мы также должны принять во внимание, что в стихе 35 Павел пишет, что женщины должны спрашивать дома у своих мужей объяснения, но он не пишет, что они должны пророчествовать дома. 

Какая же речь не разрешена женщинам? Я придерживаюсь толкования, предложенного Я. ван Брюггеном[9]. После пророчества, как видно из стиха 29, следовало обсуждение услышанного. Пророки обсуждали пророчества друг друга. Таким образом, из полученного откровения они вместе собирали нужное «поучение» (срн. стих 31).

Из этого видно, что «духи пророков» подчиняются пророкам (стих 32). Это не значит, что пророки полностью контролируют себя и могут на некоторое время перестать пророчествовать. А значит то, что они касательно своих пророческих слов подчиняются решению других пророков.

Поскольку основная цель пророчества состоит в «обучении» (срн. стих 31), и апостол Павел характеризует «говорение» женщин как «желание научиться чему-то» (стих 35) – при этом он использует одно и то же слово – мы можем предположить, что речь идёт о поучительных обсуждениях на собрании церкви. Запрет говорения, возложенный на женщин, имеет специфический характер: они не имеют права принимать участие в поучительных обсуждениях.

О подчинении говорится именно в контексте этих поучительных обсуждений. При обсуждениях того, что прозвучало как Слово Господнее, духи пророков подчиняются пророкам (стих 32). Если бы сестры принимали участие в этих обсуждениях, тогда духи пророков-мужчин подчинялись бы женщинам(-пророчицам).

Апостол Павел считает, что это противоречит «подчинению» женщины, о котором говорит «закон». Под словом «закон» можно понимать или весь Ветхий Завет, или, более конкретно, книги Моисея. В любом случае, предметом обсуждения апостол считает здесь учение Писания. Павел преподал это учение уже в 11 главе, где он говорил о мужчине как главе женщины и о женщине как славе мужчины. Очевидно, именно это было перед глазами апостола, когда в 1 Коринфян 14:34 он пишет, что женщины должны «подчиняться». Сохраняя молчание при поучительных обсуждениях, сестры показывают, что они с благоговением относятся к Божьему порядку и принимают главенство мужчины.

Я. ван Брюгген указывает ещё и на то, что повеление апостола Павла не обязательно ограничивается только замужними женщинами. Слова «их мужья» (дословно «собственные мужья») в стихе 35 также могут иметь отношение к незамужним женщинам, ответственность за которых нес «опекун» или «попечитель». Но даже если под словами «собственные мужья» имелись в виду только супруги, всё равно не следует стих 34 привязывать исключительно к замужним женщинам. Этим кратким утверждением апостол Павел, конечно же, не предлагает исчерпывающий ответ на абсолютно все возможные ситуации. Своими словами он описывает наиболее типичную ситуацию.

«Если бы он действительно имел в виду то, что только замужние женщины должны молчать, а все другие могут говорить без всяких ограничений, тогда бы он всё же сформулировал стих 34 более точно. В предыдущих стихах он точно говорит, кто может, а кто не может говорить в определенный момент. Общее и краткое формулирование стиха 34 исключает всякую возможность его прочтения таким образом, будто Павел хотел написать свои повеления, исходя из разницы между замужними и незамужними женщинами.  В данном случае он говорит, исходя из разницы между женщинами и мужчинами (см. стих 35)»[10].

Возвращаясь к поучениям апостола Павла в 1 Коринфян 14, следует сказать, что женщинам часто отказывали во всякого рода служении, ссылаясь на стихи 34 и 35 и при этом не вникая в детали написанного там.  Запрет говорить, представленный в стихе 34, вовсе не носит общий характер! Он касается молчания в особенной ситуации. Речь идёт об участии женщин в поучительных беседах на собрании церкви, во время которых обсуждались и осмысливались пророчества. Во время этих бесед определяли, были ли услышанные слова истинным откровением Духа, и какое именно значение они несли для церкви. Путем таких обсуждений «все» в церкви поучались и получали утешение (стих 31). Запрет говорения касался публичного обсуждения пророчества, которое проводилось в Коринфе специфическим образом. Подобного мы уже не имеем. Пророчества, с которыми тогда сталкивалась апостольская церковь, уже «закончились» (срн. 1 Кор. 13:8). Канон Нового Завета пришел к своему завершению. То, что Святой Дух хотел открыть о Божьем плане в Иисусе Христе, представлено нам в слове Писания. Церковь, на самом деле, была построена на фундаменте апостолов и пророков (Еф. 2:20). В Писании мы читаем Слово апостолов и пророков.

На собрании церкви больше не звучат пророчества, как это было когда-то в Коринфе. Теперь Слово через проповедников «преподается» церкви. Опираясь на пророчество Писания (срн. 2 Петр. 1:20), служитель Слова обучает и увещевает свою общину.

 В некотором смысле, можно утверждать, что в проповеди  «осмысливается» пророчество Писания: пророчество не обсуждается, но раскрывается его значение для жизни церкви и оно как Слово Господа запечатлевается в сердцах слушателей. Проведя параллели с тем, что в 1 Кор. 14 апостол Павел запрещает женщинам говорить, можно сделать вывод, что сестрам не позволено проповедовать Божье Слово на собрании церкви. Когда речь заходит об авторитетном обучении, через которое «все» получают наставление и утешение, на передний план выходят мужчины. Женщина на кафедре не соответствует принципу «подчиненности», к которому Господь призывал женщину в церкви.

Учение апостола Павла в этом послании связано с конкретной ситуацией, сложившейся в церкви Коринфа. Тем не менее, это не значит, что данный им запрет привязан к определенному времени. Речь вовсе не идёт о тогдашних обычаях. Апостол подчеркнуто ссылается на Слово Самого Бога (стих 34: «как говорит закон»). Именно это Слово побудило апостола запретить сестрам выступать в церкви с определенной речью. Поэтому предписания апостола сохраняют свою актуальность для церкви на все времена!

                                                                           

Слушающие женщины

 

В Писании есть ещё одна глава, которую следует рассмотреть при обсуждении темы «женщина и служение». В 1 Тимофея 2:11,12 апостол Павел пишет: «Жена да учится в безмолвии, со всякой покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии».

1 Тимофея 2 и 3 охарактеризовали как «первое установление церковного порядка»: апостол Павел даёт предписания, которых должна придерживаться община в своей церковной жизни. Апостол рассказывает о церковной молитве (2:1-7); о поведении мужчин и женщин на собрании церкви (2:8-15); о епископах (3:1-7); о диаконах (3:8-13); а в 3:14-16 делает торжественное заключение.

Всё, что апостол Павел говорит здесь о женщинах, следует, несомненно, рассматривать в рамках церковных собраний. В 2:1-7 речь идёт о церковной молитве. Об этом также свидетельствуют слова «на каждом месте» (2:8). Речь идёт о каждом месте, которое служит местом молитвы церковной общины. «Эти слова, вероятно, напоминают многократные упоминания в Ветхом Завете о «местах», где живет Бог и где Ему поклоняются, – особенно Исх. 20:24 и Мал. 1:11, где слова «на каждом месте» встречаются буквально»[11].

Апостол Павел не позволяет, чтобы женщина на собрании церкви обучала мужчину или главенствовала над ним. Когда апостол говорит «обучала», он использует слово, часто переводимое как «учить» (срн. 1 Тим. 4:11). Это слово указывает на то, каким образом осуществляется проповедование в церкви, а именно в форме обучения, объяснения и более детального рассмотрения. Очевидно, подразумевается более подробное разъяснение Евангелия, в котором давались практические указания для повседневной жизни христиан. Это разъяснение обладало определенным авторитетом и требовало от слушателей подчинения и послушания[12]. Если в 1 Коринфян 14 речь шла о запрете, касающемся особенной ситуации (участия в поучительных обсуждениях, которые следовали после пророчеств), то здесь апостол Павел говорит более обобщенно. Апостол не позволяет женщине обучать на собрании церкви. Ведь «обучение» – это «проявление власти». Слово «или» в стихе 12 показывает, что эти две части составляют одно целое[13]. Кто «учит», тот наделен властью и служит Божьим Словом! Посредством этого дополнения в стихе 12 апостол показывает, почему он запрещает женщине такое «учение» в церкви. Подобное «учение» не соответствует месту женщины по отношению к мужчине. А это место характеризуется, в первую очередь, «покорностью» (стих 11) – полным признанием того порядка, который Сам Бог определил, сотворив мужчину и женщину. Когда община научается Слову, апостол желает видеть слушающих женщин, – женщин, которые «пребывают в безмолвии» (стих 12). «Безмолвие» противопоставляется «обучению» и «властвованию». Речь идёт о том, чтобы сестры обучались в безмолвии, не выступая ни с какой речью.

 

Следует отметить ясную связь этого отрывка с тем, что апостол Павел писал в 1 Коринфян 14. Когда речь заходит об авторитетных обучениях на собрании церкви, тогда женщинам следует говорить, а слушать!

То, что в данном случае мы имеем дело не просто с тогдашней модой или преходящими обычаями тех времен, видно из аргументации, которую апостол Павел излагает в стихах 13 и 15: «Ибо прежде создан Адам, а потом Ева. И не Адам прельщен, но жена, прельстившись, впала в преступление».

Павел основывает свой запрет, прежде всего, на порядке сотворения мужчины и женщины. Потом он указывает на то, как при грехопадении женщина оставляет предназначенное ей Богом место, взяв руководство в свои руки и «поведя Адама неправильным путем». Когда женщина в тот решающий час стала выше мужчины, это привело к большому несчастью.

Последовательность сотворения и грехопадения все еще определяет место мужчины и женщины в церкви! Г. де Йонг утверждает: «Здесь снова играет решающую роль общественная оценка такого явления, как обучение, проводимое женщиной»[14]. Однако эти слова нельзя назвать справедливыми. Ведь апостол Павел здесь не опирается на определенное социальное восприятие, а аргументирует свои слова Писанием. И в 1 Тимофея 2:12, и в 1 Коринфян 14:34 сказано: «как говорит закон». Запрещая женщине обучать на собрании церкви, апостол ссылается на ветхозаветное Божье Слово. Поэтому всё сказанное Павлом остается актуальным для Христовой церкви во все времена. Тот вывод, который мы уже сделали на основании 1 Коринфян 14:34, находит прямое подтверждение в 1 Тимофея 2:11,12: сестрам не позволено обучать Божьему Слову на собрании церкви.

Возникает вопрос: если женщина не может стать служителем Слова, то разве запрещается ей также выполнять функции старейшины? Ведь старейшина не учит на собрании церкви, а в 1 Тимофея 2 говорится, несомненно, о поведении женщин и мужчин на церковных собраниях.

Действительно, согласно укладу реформатской церкви старейшина не учит публично. И апостол Павел однозначно пишет о собраниях церкви. Однако то, что апостол говорит, нельзя ограничивать только публичным обучением на церковных собраниях. Именно потому, что Павел сравнивает «обучение» с «властвованием», всё им написанное здесь имеет также прямое отношение к вопросу, могут ли женщины быть старейшинами.

Несмотря на то, что старейшины в наших церквях не учат на людях, они проводят обучение приватно в домах. Павел приводит ефесским пресвитерам свой пример, чтобы они наставляли на путь истинный «каждого в отдельности» (срн. Деян. 20:31). Епископ («блюститель», «надзиратель») для Павла – это тот, кто умеет «учить» (1 Тим. 3:2).

Возможно, в апостольской церкви сначала все старейшины учили публично, и только позже было сделано разделение между старейшинами (срн. 1 Тим. 5:17). Однако очевидно то, что старейшины обучали также по домам (срн. Деян. 20:31). Как пастыри Божьего стада старейшины также ходили по домам (срн. Иак. 5:14), чтобы «начальствовать в Господе» и «вразумлять» (срн. 1 Фес. 5:12).

Как продолжение 1 Тимофея 2:11-14, апостол Павел говорит о пресвитере-мужчине в 1 Тимофея 3! Именно по причине того, что старейшина призван «обучать», женщина не может быть епископом («блюстителем»). «Учительство» подразумевает авторитет, власть. Такое «обучение» в качестве пастыря Божьего стада не соответствует тому месту, которое Господь предназначил женщине. Если бы она как пастырь входила в дома, чтобы «начальствовать в Господе» и «вразумлять», то проявляла бы власть над братьями, а это бы снова не согласовывалось с той «покорностью», к которой женщину призывает Бог.

Наставления Павла о месте женщины, изложенные в 1 Коринфян 11, 1 Коринфян 14 и 1 Тимофея 2, проясняют также вопрос, почему в апостольской церкви мы видим старейшин-мужчин в качестве «руководителей» (1 Тим. 3:5), «управляющих» Божьим домом (Тит. 1:7), а также когда речь заходит о «руководстве» церковной общиной (1 Тим. 5:17). В этом случае решающую роль играет то место, которое Господь предназначил мужчине при творении. Адам был сотворен «первым» (1 Тим. 2:13). Он выдвигается на передний план. При этом мужчина – глава женщины (1 Кор. 11:3). От него должно исходить управление. Такой порядок «от начала» почитает Христос, когда поручает мужчинам руководство Своей церковью. Мы приходим к выводу, что сестры, согласно Писанию, не могут быть призваны к служению старейшины.

 

 

 

Женщины-диакониссы?

 

Мы уже видели, что, согласно учению Писания, сестры не могут быть служителями Слова и старейшинами в церкви. Теперь перед нами следующий вопрос: возможно, сестрам можно служить в качестве диаконисс? Ведь должность диакона не подразумевает «учительства» или «начальствования в Господе». Многие сестры, очевидно, обладают даром милосердия. Разве не было бы прекрасно использовать этот дар и установить такое служение для развития церкви?

Я. ван Брюгген считает, что о женщинах-диакониссах действительно может быть речь, если служение диакона не соответствует образцу, принятому в укладе реформатской церкви. Этот образец не совпадает с тем, как служение диакона понималось в апостольской церкви. Диакон должен опять стать помощником среди многих помощников и помощниц. Для  этого он должен выйти из церковного совета, «чтобы жить среди людей и вместе с диакониссами исполнять задания, порученные ему блюстителями, ради тела Христа»[15].

Ван Брюгген говорит, что «новозаветная схема» выглядит следующим образом: «Совет старейшин был установлен апостолами или их сотрудниками: диаконы и диакониссы были поставлены позже там, где это было необходимо. Их обязанности могли быть весьма разнообразными. Главным было то, что для выполнения определенного задания они получали церковные указания, и что они должны были выполнять свою работу с таким же достоинством, с каким блюстители управляли церковью»[16].

Многие не справедливы к ван Брюггену, когда утверждают, что он просто защищал возможность диаконского служения женщин. Прежде чем диаконисса сможет занять своё место в церкви наряду с диаконом, следует основательно пересмотреть служение диакона.

 

Тогда возникает следующий вопрос: можно ли найти в Новом Завете диакониссу, которая служит наряду с диаконами (мужчинами)? Намек на диаконисс иногда видят в «женах», о которых говорит апостол Павел в 1 Тимофея 3:11. Некоторые толкователи считают, что апостол здесь говорит о супругах вышеупомянутых там диаконов.

Однако в противовес этой мысли можно выдвинуть некоторые аргументы. Греческий текст не содержит притяжательного местоимения «их». Павел говорит о «женах» без последующего уточнения. Кроме того, совсем неясно, почему апостол дает наставления супругам диаконов, но молчит о женах блюстителей («епископов»). При этом следует заметить, что вводное слово «равно же» указывает на то, что Павел уже рассматривает новую категорию (срн. «равно же» в ст. 8).

Несмотря на то, что речь идёт не о супругах диаконов, вводное слово «равно же» обозначает также, что речь всё же идёт не обо всех сестрах в церковной общине, а об особенной группе женщин, которые, очевидно, занимали определенное место в общине. То, что апостол говорит об этих «женах» тогда, когда рассматривает служение диаконов (срн. стих 8 и стих 12), подтверждает предположение, что эти «жены» были задействованы как помощницы. Примечательно, что Павел не называет их диакониссами или женщинами-диаконами, хотя греческий язык, на котором пишет апостол, вполне позволял это.

Если кто-то ищет следы диаконисс в Новом Завете, он должен непременно обратить внимание также на 1 Тимофея 5:3сл. Павел поучает Тимофея, как тот должен обращаться с вдовами в общине. При этом апостол проводит различие между «истинными» вдовами и вдовами, которые имеют рядом детей или внуков. Истинные вдовы – одинокие в мире (стих 5а), живут без близких родственников и не рассчитывают на чью-либо помощь. Поэтому эти вдовы возлагают всю надежду на Бога. Хотя этим вдовам не на кого положиться, им также не о ком заботиться. Всё свое время они отдают «прошениям» и «молитве» (стих 5).

Тимофей должен «почитать» истинных вдов (стих 3). Каким образом он должен это делать, апостол Павел объясняет дальше в стихе 9. Вдова может избираться для выполнения определенной работы в церкви. Однако ей должно быть не меньше шестидесяти лет. Слово, которое в новом нидерландском переводе передается как «избирать», означает также «вносить в список», «рекрутировать», «зачислять». Использование Павлом этого слова указывает та то, что он имеет в виду, что эти вдовы старше шестидесяти лет назначаются для выполнения определенного задания.

В стихах 4-8 указывается, что вдовы с детьми и внуками в первую очередь занимаются родственниками и домашними. В стихе 9 Павел обращает уже внимание на то, чем могут заниматься истинные вдовы, а именно – церковной общиной.

При этом условия, которым должна отвечать избираемая вдова (ст. 9, 10), также подразумевают особенную ответственность в общине.

Перечень «добрых дел», который Павел определяет в стихе 10, подтверждает предположение, что эта особенная ответственность касалась работы по оказанию помощи в церкви. Эти сестры должны были показать на примере своей жизни, что они знают, что такое проявление милосердия.

Как видно, истинные вдовы в возрасте не меньше шестидесяти лет могли избираться для оказания определенной помощи в церкви. Вероятно, они «назначались» путем, который подробно здесь не описан.

Можно предположить, что именно этих вдов имеет в виду апостол Павел, когда говорит о «женах» в 1 Тимофея 3:11. Примечательно, однако, то, что апостол не называет и этих вдов диакониссами. О них сказано: «Когда избирается вдова…». Апостол Павел не говорит: когда избирается диаконисса или женщина-диакон!

 

Не в одном ряду

 

Я. ван Брюгген утверждает, что диаконы должны оставить церковный совет, чтобы вновь стать помощниками среди других помощников. В таком случае появится место для диаконисс. Он считает, что в таком случае можно увидеть больше соответствий с «новозаветной моделью», чем мы имеем сейчас в наших церквях.

В этом я не могу с ним согласиться. Мне кажется, что в апостольской церкви существовало больше различий между диаконами и женщинами, в обязанности которых входило оказание помощи, чем это представляет себе ван Брюгген.

Примечательно также то, что Павел в Послании к филиппийцам 1:1 называет диаконов наряду с блюстителями («епископами»), при этом различая эти две категории от «святых», живущих в Филиппах. Складывается впечатление, что апостол сначала обращается к предводителям общины, руководителям.

Следует также заметить, что в 1 Тимофея 3 Павел параллельно с тем, что он говорит о блюстителе («епископе»), подробно описывает то, каким должен быть диакон и как он должен себя вести. Они, вероятно, несли бóльшую ответственность в церкви, чем «жены», которых апостол упоминает в стихе 11 как отдельную категорию (срн. «равно же»). То, что диаконы должны были нести бóльшую ответственность, видно из того, что от них требовалось, чтобы они умели хорошо «управлять» своими детьми и домом. Это требование не предъявлялось «женам». Однако в 1 Тимофея 5:10 апостол говорит, что истинная вдова должна засвидетельствовать, что она «вырастила» своих детей.

Словом «управлять» в 1 Тим. 3:12 переведено греческое слово, которое используется в некоторых местах Нового Завета, когда речь идёт о руководстве церковью (срн. Рим. 12:8; 1 Фес. 5:12; 1 Тим. 5:17). То, что апостол выдвигает диаконам это требование, указывает на то, что они всё же занимали руководящее место среди помощников.

В глаза бросается также то, как Павел, равно как в случае с блюстителями («епископами») (срн. стих 6), предостерегает их от поспешного рукоположения. Прежде чем кого-то назначить диаконом, нужно провести некоторое испытание (срн. стих 10). Взирая на это требование, складывается впечатление, что диаконы, равно как блюстители («епископы»), призваны к особенной ответственной работе в церкви.

 

То, что в ранней церкви между диаконами и женщинами, выполняющими работу по оказанию помощи, существовала разница, подтверждается сведениями из древней христианской литературы. Согласно «Учению двенадцати апостолов» (конец первого столетия), блюстители (епископы) и диаконы («служители») избираются церковью и пользуются честью и уважением, которые церковь отдает пророкам и учителям[17].

О «помощницах» или диакониссах не говорится ничего.

В «Пастыре Гермы» (первый век) говорится об «апостолах, епископах, учителях и диаконах»[18]. Общий артикль, стоящий перед всеми четырьмя словами, свидетельствует о том, что это одна группа служителей, к которой принадлежат также диаконы[19]. При этом «помощницы» не упоминаются. В другом месте этой же книги можно прочесть о мужчинах-диаконах, которые были недостойными, потому что они отбирали у вдов и сирот пропитание и обогащались тем, что было предназначено другим[20]. Из этого отрывка можно также сделать вывод, что диаконы занимались уходом за нуждающимися в общине.

Послания Игнатия (конец первого века) предполагают, что в каждой христианской общине есть епископ и совет старейшин (пресвитеров) и диаконов. Как епископу и старейшинам, так и диаконам все должны выказывать честь и уважение (Послание к траллийцам, III). Кто что-то делает без ведения епископа, совета старейшин и диаконов, у того совесть нечиста (Послание к траллийцам, VII). Нужно сохранять единство с епископом, его старейшинами и диаконами, которые поставлены волей Иисуса Христа (Послание к филадельфийцам, начало). Игнатий называет епископа с советом старейшин и диаконов своими «сослужители» (Послание к филадельфийцам, IV). Он призывает: «внимайте епископу, пресвитерству и диаконам» (Послание к филадельфийцам, VII). Игнатий сначала приветствует епископа, совет старейшин и «моих сотрудников» диаконов (Послание к смирнянам, XII), и только потом он приветствует «девственниц, именуемых вдовицами» (Послание к смирнянам, XIII).

Речь однозначно идёт об определенной группе женщин. Однако эти женщины не упоминаются в одном ряду с мужчинами-диаконами!

«Первое послание Климента к коринфянам» (конец первого века) акцентирует внимание на том, что апостолы назначили блюстителей («епископов») и диаконов над теми, кто уверует. Автор объясняет читателям: «почитаем несправедливым лишить служения тех людей, которые поставлены самими апостолами или после них другими достоуважаемыми мужами, с согласия всей церкви, и служили стаду Христову неукоризненно, со смирением» (гл. XLIV). То, что под словом «люди» подразумеваются мужчины, становится ясно, когда автор немного раньше говорит об «испытанных» мужчинах.

Все эти сведения подтверждают наши выводы, сделанные на основании Нового Завета. Помогающие женщины не стоят в одном ряду с диаконами. Блюстители («епископы») и диаконы избираются с согласия всей общины. Диаконы-мужчины составляют со старейшинами один совет или же упоминаются наряду с советом старейшин. Подобного мы не читаем о женщинах, которые, возможно, занимались делами милосердия!

Сложно ответить с уверенностью на вопрос, называли ли этих женщин в первом веке диакониссами. В Послании к римлянам 16:1 Павел называет Фиву диакониссой Кенхрейской церкви. Правитель города Плиний докладывает кесарю Траяну, что он предал мучениям двух рабынь, которых христиане называли «служительницами» (прислужницами)[21]. Однако Л. Цшарнак после основательного исследования этих источников пришел к выводу, что до конца второго века наряду с «вдовами» о диакониссах речь не идёт[22].

Также тот факт, что апостол Павел в 1 Тимофея 3:11 говорит о «женах», но не называет их женщинами-diakonoi, и то, что в древней христианской литературе, цитаты из которой я приводил выше, упоминаются «вдовы» и «девственницы», но не диакониссы, не позволяет нам с уверенностью говорить об использовании этого термина.

Я. ван Брюгген заходит слишком далеко, когда пишет: «Павел не касался возникших позже различий между женщинами-диаконами и диакониссами. Если же кто-то желает избежать этих сложностей и выбирает нейтральный перевод (служительницы), то предполагает, что Фива определенно находилась вне круга официального диаконства. Поэтому она уже не могла упоминаться наряду с диаконами из Флп. 1:1 и 1 Тим. 3. Не искажает ли это образ, данный в Новом Завете?»[23].

Какое бы место не занимала Фива в Кенхрейской церкви, и каким бы титулом её не величали[24], по моему убеждению, она не была в кругу официальных diakonoi. Сведения из Нового Завета и древней христианской литературы подтверждают это.

 

По моему мнению, апостольская церковь выглядела так: в церковной общине функции помощников выполняли многие, среди них «юноши» (Деян. 5:6), «ученики» (Деян. 9:36), «женщины» (1 Тим. 3:11) и «истинные вдовы» (1 Тим. 5:9).

А официальные диаконы (Флп. 1:1; 1 Тим. 3) руководили всем этим (срн. требуемое «хорошее управление» в 1 Тим. 3:12)[25]. Поэтому мы видим, как в Новом Завете на передний план выходят диаконы-мужчины (Флп. 1:1; 1 Тим. 3). Это вполне соответствует тому, чему апостол Павел учит о месте мужчины и женщины в 1 Коринфян 11 и 1 Тимофея 2.

Если Я. ван Брюгген прав в том, что под словом «вдовы» в Деяниях 6:1 подразумевались вдовы как помощницы в общине, а не вдовы как бедные[26], тогда ещё более поразительно то, что апостолы призвали церковь найти семь братьев, которые бы прислуживали «при столах». Речь однозначно идет об управлении и организации помощи в большой церкви в Иерусалиме. Для апостолов всё это становится слишком обременительным. Поэтому управление и организация теперь поручается семи братьям (стих 6). Заметьте, не женщинам, которые, вероятно, не были полностью задействованы в повседневном уходе за нуждающимися!

        

 

Диакон и церковное право

 

Как мы с вами увидели из Нового Завета и древнехристианской литературы, сестры не занимают того же положения, что диаконы-мужчины. Если же учесть, как обязанности диакона понимаются в наших церквах, то сестры тем более не могут быть допущены к диаконскому служению в наших церквях.

Наш церковный уклад, описанный в реформатской церковной книге, позволяет диаконам участвовать в работе «расширенного» церковного совета. Церковный совет как таковой состоит из пастора(ов) и старейшин (срн. ст. 36). Но собрание этих служителей может быть расширено и диаконы могут принимать участие в совещании. Статья 36 определяет круг вопросов, которыми занимается этот расширенный совет: вопросы, указанные для этого в церковном укладе, материальные дела церкви, финансовая политика и всё, что, по мнению церковного совета, можно причислить к общему управлению церковью.

Диаконы участвуют в принятии решения относительно призвания служителя Слова (ст. 5) и при назначении старейшин и диаконов (ст. 20). Из всего сказанного выше видно, что диакон в реформатском церковном праве некоторым образом причастен к «общему» управлению церковью.

Такая вовлеченность диаконов в церковное управление вовсе не проистекает из обязанностей диакона, которые описаны в Новом Завете и древней христианской литературе. В Новом Завете лидерами и предводителями местных церковных общин являются старейшины или блюстители (надзиратели, епископы) (срн. Деян. 14:23). Они должны заботиться о Божьей общине (1 Тим. 3:5). Они должны пасти Божье стадо (1 Петр. 5:2). Они – управляющие Божьим домом (Тит. 1:7). Они руководят (1 Тим. 5:17).

О диаконах ничего такого не сказано. То, что диакон в нашей церкви принимает участие в «общем» управлении церковью, – это решение самих церквей. Я. Кампхайз справедливо отмечает, что здесь мы имеем дело с  полномочиями, переданными церквями. «Распространив функцию управления и на диаконов, церкви дали им дополнительные полномочия»[27]. В одном из своих исследований я попробовал вкратце изложить предпосылки и значение этого решения церквей[28].

В виду того, что диаконы теперь принимают участие в работе церковного совета, становится понятно, что церкви действовали бы вопреки наставлениям Писания, если бы призывали сестер к диаконскому служению. Сестрам запрещено руководить и властвовать (срн. 1 Тим. 2:12,13). Женщины не имеют права управлять мужчинами. Господь призывает их «быть в подчинении» (срн. 1 Кор. 14:34).

Однако не только положение диакона в реформатском церковном праве, но также и характер работы, к которой призваны диаконы согласно форме их назначения, не допускает сестер к диаконскому служению.

Диаконы должны заботиться о «надлежащем осуществлении» служения в церковной общине. Они должны руководить, поощрять и координировать этот процесс. Диаконы должны быть своеобразными «связующими звеньями» в теле церкви (срн. Еф. 4:16).

К тому же диаконы принадлежат к кругу членов церковной общины, которые получают дары Христовой любви, чтобы Божьим Словом ободрять и утешать других. Диаконы также несут Божье Слово в дома верующих. Иначе и не настолько обширно, как это делает старейшина, диакон в некотором смысле также наставляет (напр., необоснованные расходы), начальствует в Господе (напр., призывает всех к благотворительности) и утешает (обращает внимание верующих на то, как Христос заботится о них). На мой взгляд, если сестры так же, как диакон, служат в домах, то это не сочетается с тем, что апостол Павел запрещает женщинам.

 

Диакониссы?

 

Вейзельское соглашение (1568), которое было направлено на упорядочение жизни реформатских церквей в Нидерландах, разделяет диаконов, следуя  учению Кальвина, на две категории. Одни из них должны заниматься сбором и раздачей милостыни, предназначенной нуждающимся. Другая категория обязана заботиться о больных, раненных и заключенных. В кругу второй категории диаконов есть место также для женщин. Братья в Вейзеле совместно приняли следующее заявление: «Мы полагаем, что там, где это будет нужно, женщины твердой веры, благопристойного образа жизни и преклонного возраста, по примеру апостолов могут быть причислены к этому церковному чину»[29].

Как видно, здесь мы впервые сталкиваемся с тем, что в реформатских церквях Нидерландов говорится о диакониссах, которые получают место в кругу официальных диаконов. Многие придерживаются мнения, что в этом решении выражены взгляды Кальвина. В то же время это мнение оспаривается[30]. Соответствующий отрывок из «Наставлений» (IV, 3, 9) не отличается ясностью. С одной стороны Кальвин действительно пишет: «Женщины не могли заниматься никакой публичной деятельностью, кроме служения бедным». Однако немного дальше, когда он рассуждает о призвании к церковному служению, он постоянно говорит о «служителе» или «служителях» (срн. «Наставления», IV, 3, 10, 11). На самом деле, довольно сложно сделать какой-либо однозначный вывод из написанного Кальвином.

В Нидерландах были такие церкви, которые применяли на практике решение братьев в Вейзеле. Так, например, ещё в шестнадцатом веке в церкви Амстердама служили диакониссы, которые, как правило, назначались на это служение церковным советом по рекомендации диаконов. Эти сестры занимались бедными, больными, сиротами, престарелыми и роженицами. Позже они также занимали место «приемной матери» в сиротском приюте и доме престарелых женщин[31].

Однако на общенациональном синоде в Мидделбурге (1581) церкви решили прекратить такую практику. Перед синодом был поставлен вопрос: «Следует ли возобновлять служение диаконисс?» Ответ прозвучал: «Нет, поскольку из-за этого могут возникнуть сложности»[32]. В чем именно заключались эти «сложности», не уточнялось. Вероятно, следует понимать здесь проблемы, касающиеся положения этих диаконисс. В церкви в Ден Гоорне (Тексел), например, диакониссы входили в церковный совет![33].

Понятие «диаконисса» все больше исчезало из церковной жизни, пока в кругу так называемых «опечаленных» церквей (Doleantie) не прозвучал призыв к его возвращению. Во время известного Диаконского Конгресса, проведенного в 1888 в Утрехте, из уст В. ван ден Берга прозвучало: «Диаконисса – это вовлечение женщины к церковному служению. В пророческом и священническом служении женщина молчит; в священническом служении она выступает только в качестве помощницы. 1 Тимофея 5:3, 9-16»[34].

Ван ден Берг, несомненно, поддерживал мнение Воэция (1589-1676), который выступал за восстановление служения диаконисс, однако не как женщин-диаконов, а как «помощниц» диаконов. То, что кратко сформулировал Ван ден Берг, отличается от того, что отстаивали братья в Вейзеле. Они однозначно имели в виду женщин-диаконов, которые будут занимать эту церковную должность. Ван ден Берг не видит диаконисс в кругу диаконского церковного чина, а называет их «помощницами» диаконов.

К. ван дер Лейст написал захватывающий рассказ, в котором он показывает, как в церкви Гарлингена ещё с начала прошлого века служат диакониссы как «помощницы» диаконов[35].

 

На мой взгляд, таким диакониссам всегда найдется место в реформатском церковном праве. Ведь речь уже идет о помощницах в рамках диаконского служения, которые всё же отличаются от диаконского церковного чина. В Гарлингене эти сестры назначаются расширенным церковным советом и служат под руководством диаконов. Следует всё-таки обратить внимание на существующую разницу между этой практикой и тем, что апостол Павел написал в 1 Тимофея 5. Апостол в этом отрывке послания говорит об «истинных вдовах», при этом имея в виду сестер в возрасте старше шестидесяти лет. В «Указаниях для коллегии диаконисс» церкви в Гарлингене сообщается, что эта коллегия состоит из семи сестер, которые являются исповедующими членами церкви. Таким образом, к выполнению этих обязанностей могут назначаться не только вдовы старше шестидесяти лет!

Существует также альтернативное прочтение 1 Тимофея 5: этот отрывок можно понимать таким образом, что апостол Павел там наставляет Тимофея, как именно он должен почитать «истинных вдов» (срн. стих 3). При этом не обязательно апостол дает указания, как задействовать сестер в работе церковной общины.

Вполне вероятно, речь может идти о сестрах, которые, очевидно, получили дары Святого Духа, чтобы своим служением приносить пользу церковной общине.

В Гарлингене сестер назначает расширенный церковный совет. На мой взгляд, это самый лучший способ. После этого назначения может следовать особенная молитва в кругу церковной общины. Если же перейти к открытому утверждению на собрании общины, тогда возникает та самая «сложность» (неупорядоченность), о которой говорилось в Мидделбурге в 1581 году: стираются различия между церковными чинами.

В наших церквях уже на протяжении многих лет существует практика, что братья и сестры назначаются церковным советом. Тогда они становятся, например, членами комиссии по делам миссионерства или евангелизации. Эта практика себя оправдала. Мне кажется весьма разумным следовать этому обычаю также при назначении диаконисс. Служащие сестры также не должны занимать такое положение в церковной общине, когда задание, доверенное им, превозносится над другими видами деятельности, которые выполняются в общине по поручению церковного совета.

В нидерландской реформатской (Hervormde) церкви ввели новую категорию bedieningen (букв. «обслуживающие», «прислуживающие») как промежуточный этап между официальными служителями и членами общины[36]. Однако на практике оказывается довольно трудно провести четкое различие между официальным служением и этой новой категорией[37]. Церквям нужно сначала хорошенько подумать, прежде чем перейти к этой модели!

 

Мы с вами видели, как в апостольской церкви женщины были задействованы в церковном служении, при этом не становясь предводителями церковной общины. Церкви поступают правильно, когда придерживаются такого подхода. Святой Дух наделяет Своими дарами также женщин. Апостол Павел акцентирует на том, что каждому дается откровение Духа для общего блага (срн. 1 Кор. 12:7). И церкви должны это помнить. К счастью, существует множество церковных общин, в которых церковный совет назначает сестер для определенной деятельности.

Развитие такого подхода заслуживает постоянного внимания.

 

И в заключение. Святой Дух – это Дух, исходящий от Отца. Своей обновляющей работой Дух почитает работу Творца. Он возвращает женщине и мужчине то место, которое было определено им Творцом. Это может и должно проявляться, в первую очередь, в Христовой церкви. В церкви Святой Дух ведёт нас снова к «началу». Именно поэтому в церкви нет женщин-предводителей. Так в век идеалов равенства и всеохватной эмансипации постоянно звучит напоминание нам о порядке Божьего творения, в котором мужчина и женщина обрели свое определенное место и призвание. Как раз в наши дни просто необходимо, чтобы «через церковные окна ещё были видны очертания обратной дороги к раю»[38], хотя многие в Нидерландах уже забыли, что такое рай!

 

 


[1]  Срн. G. Huls, De vrouw in de kerk, Baarn 1965, p. 17 e.v.  Срн. также C. Gerlings, De vrouw in het oud-christelijke gemeenteleven, Amsterdam 1913, p. 68

[2] Срн. J.van Bruggen, Ambten in de apostolische kerk, Een exegetisch mozaЇk, Kampen 1984, p. 70, 71.

[3] Herman Ridderbos, Paulus. Ontwerp van zijn theologie, Kampen 1966, p. 504

[4]  Так, например, Ян ван Брюгген, пишет: «Апостол Павел не запрещает в 1 Коринфян 11 пророчествование женщин, несмотря на то, что в 1 Коринфян 14 он учит, что это пророчествование не должно происходить во время богослужений» ( J. van Bruggen, Emancipatie en Bijbel, Amsterdam 1975, p.52.). Позже он рассматривает данную ситуацию уже иначе, срн.  J. van Bruggen, Spreken en zwijgen van vrouwen in de gemeente, De Reformatie, jrg. 67., p. 399.

[5] J. van Bruggen, Emancipatie en Bijbel, p. 56.

[6] J. van Bruggen, Emancipatie en Bijbel, p.56. М. Й. Веркерк  в своей критике на отчет комиссии «Право голоса женщин в церкви», работающей на генеральном синоде Оммена 1993, не уделяет никакого внимания поучениям апостола Павла в 1 Коринфян 11 о положении мужчины и женщины (M.J. Verkerk, Over kakelende kippen en kraaiende hanen, Radix, jrg. 22, nr. 1, p.67 e.v.). Я полагаю, это серьёзное упущение!

[7] M.J. Verkerk, A.W., p. 69,70. Веркерк выступает против использования «иерархических терминов»:  «Быть главой - означает власть, покорность или подчинение? » Несмотря на то, что иерархические термины не находятся на своем месте,  словосочетание «быть главой» всё же говорит о власти и признании этой власти! В Ефесян 1:22 апостол Павел сначала пишет, что Христос – глава над всем, и потом продолжает говорить о Христе как Главе Его церкви. Первое проливает свет на второе.

[8] Срн. J. van Bruggen, Emancipatie en Bijbel, p. 45,46.

[9] Срн. J. van Bruggen, Spreken en zwijgen van vrouwen in de gemeente, p.397 e.v.

[10]  J. van Bruggen, Spreken en zwijgen van vrouwen in de gemeente, p.398, 399. Н. Гоммес (N.J. Hommes, De vrouw in de kerk, Franeker 1951, p. 88, 89) отстаивает мнение, что апостол Павел говорит о замужних женщинах. Д. Голверда (D. Holwerda, Discussie-nota inzake vrouwelijke ambstdragers, De plaats van de vrouw in de gemeente, 1978) оспаривает этот подход. Голверда указывает на то, что Павел в 1 Кор. 11 отталкивается от «последовательности творения», а не от супружеских отношений. Он пишет: «В посланиях апостола Павла женщина, как правило, всегда замужняя. Большинство женщин в древние времена были замужними и при этом выходили замуж в достаточно юном возрасте. Поэтому  в 1 Кор. 14:35 апостол мог абсолютно спокойно сказать, что женщины дома должны спрашивать своих собственных мужей, чтобы те объяснили им всё, что они желают знать. Однако это никак не изменяет общий принцип, из которого исходит апостол, а наоборот – подтверждает его. Поэтому в аргументации Павла не сказано ни слова о том, что незамужняя женщина будто бы обладает большими правами, нежели замужняя. Женщина всегда остаётся женщиной, в браке или нет, – и это должно отражаться на её деятельности и поведении» (стр. 25).

[11] Herman Ridderbos, De Pastorale Brieven, Kampen 1967, p.79.

[12] Срн. Herman Ridderbos, Heilsgeschiedenis en Heilige Schrift, Kampen 1955, p.137. Когда М. Веркерк (M.J. Verkerk, A.W., p. 72) считает, что «учительство» в практике древней церкви не было частью «определенной» должности, а представляло собой взаимное назидание и обличение, то он не уделяет должного внимания тому, что тогда существовали старейшины, которые «обучали» (срн. 1 Тим. 5:17), и что апостольская церковь знала «учителей» (срн. 1 Кор. 12:28) и «пастырей и учителей» (срн. Еф. 4:11). Хотя люди учили друг друга (срн. 1 Кор. 3:16), существовали также должностные лица, в обязанности которых входило обучение, которое, очевидно, проводилось на собраниях церкви.

[13] Гоммес (N.J. Hommes, A.W., p.121, 122) считает, что властвование обретает здесь неблагоприятное звучание: быть главным, командовать. Д. Голверда (D.Golwerda, A.W., p. 13) придерживается такого перевода: переступать через мужчину. Герман Риддербос (H. Ridderbos, De Pastorale Brieven, p. 82) указывает на то, что властвование не обязательно имеет неблагоприятную коннотацию. Я полностью согласен с ним. Если бы речь шла о «командовании», почему тогда Павел аргументирует свою позицию так широко, прибегая даже к сотворению и грехопадению? Мотивы апостола исключают мысль о «командовании». Ведь тогда из того, что говорит Павел, можно было бы сделать следующий вывод: что здесь запрещается женщинам, позволяется мужчинам!

[14] H. de Jong, Paulus’ gebruik van Genesis 1-3 inzake de man-vrouw-verhouding, in: Begeleidend schrijven. 25 jaar Theologische Studiebegeleding, Amsterdam 1994, p. 81. Де Йонг даже считает, что при определении позиции женщины мы должны больше обращать внимания на слова Господа Иисуса Христа, чем апостола Павла (ст. 83). Однако тогда Писание противоречит само себе! М. Веркерк указывает на культурный аспект: «Павел не хочет, чтобы женщина-христианка сравнивалась с гетерой!» (A.W., p.72). Я. ван Брюгген говорит о «мираже», возникающем у тех, кто опирается на этот культурный аспект. Он пишет: «В эллинистический период женщина во многих сферах становится равноценной мужчине. Она принимает участие в политике и спорте, искусстве и философии… Фактически эллинистическая женщина настолько же эмансипирована, убежденная в своей равноценности с мужчиной, как современная женщина» (Emancipatie en Bijbel, p.48).

[15] J.van Bruggen, Ambten in de apostolische kerk, p. 117.

[16] J.van Bruggen, Ambten in de apostolische kerk, p. 117.

[17] Срн. A.F.J. Klijn, Apostolische Vaders, I, Kampen 1981, p.255.

[18] Срн. A.F.J. Klijn, Apostolische Vaders, II, Kampen 1983, p.148.

[19] Вовсе не обязательно видеть здесь одну группу одинаковых людей только по причине употребления одного общего для всех артикля, как это считает Я. ван Брюгген. Срн. A.N. Hendriks, Met oog op de gemeente. Populair-Theologische bijdragen, Kampen 1991, p.90.

[20] Срн. A.F.J. Klijn, Apostolische Vaders, II, Kampen 1983, p.224, 225.

[21] Срн. L. Zscharnack, Der dienst der Frau in den ersten Jahrhunderten der christlichen  Kirche, Göttingen 1902, p. 102, 103.

[22] Срн. . L. Zscharnack, p.111. Форге ( J. Forget, Diaconesses, in: Dictionnaire de Theologie Catholique, Iv, Paris 1939, k. 688) говорит по поводу доклада Плиния: “A ce témoignage, du commencement du lle siècle on ne peut en ajouter un autre, qui lui serait postérieur d’une cinquantaine d’années”

[23] J.van Bruggen, Een vrouw waar geen woorden voor zijn (Romeinen 16:1-2), in: Ambt en Aktualiteit. Opstellen aangeboden aan prof. dr. C. Trimp, F.H. Folkerts  e.a. red., Haarlem 1992, p. 52.

[24] J.van Bruggen, Een vrouw waar geen woorden voor zijn, opteert voor ‘diaken’ (p.53). П. Нимейер видит в ней «представительницу»: Фива появляется в Риме, чтобы выполнять определенные задания от имени Кенхрейской церкви (P. Niemeijer, Zuster zonder grenzen, Nader Bekeken, jrg. 1, p. 79).

[25] Павел называет Фиву также … prostatis, то есть помощницей (Рим. 16:2). Основное значение этого слова указывает на управление, юридическую ответственность, опеку. Следуя О. Монтевекки, Я. ван Брюгген считает, что prostatis здесь используется метафорически. Подобно Фебе из мифологии Фива для многих была защитницей! Однако ван Брюгген сомневается, что принимая во внимание использование слова prostatis, можно прийти к выводу, как это сделал Монтевекки,  что у Фивы были руководящие функции (Een vrouw waar geen woorden voor zijn, р. 59). 

[26] Срн. J.van Bruggen, Ambt in de apostolische kerk, p. 70

[27] J. Kamphuis, Altijd met goed accoord, Amsterdam 1973, p.136.

[28] Срн. A.N. Hendriks, A.W., p.99.

[29] Срн. P.Biesterveld/H.H. Kuyper, Kerkelijk Handbeokje, Kampen 1905, p. 21.

[30] Срн. J. Severijn, Diakonia der vrouw, Maassluis z.j., p. 175.

[31] Срн. G. Huls, a.w., p. 84, 85.

[32]  Срн. P.Biesterveld/H.H. Kuyper, a.w., p. 175.

[33] Срн. G. Huls, a.w., p. 85.

[34] J.C. Rullmann, De Reformatie van het Diaconaat gedurende de laatste veertig jaren, in: Diaconaal Handboek, A.J.L. van Beeck Calkoen e.a. red., Rotterdam 1929, p. 17.

[35] C. van der Leest, Een eeuw diaconessen in Harlingen, Dienst, jrg. 39, nr. 2, p. 12 e.v.

[36] А.Ф. Н. Леккеркеркер (A.F.N. Lekkerkerker, Oorsprong en funktie van het ambt, ‘s-Gravenhage 1971, р. 186) замечает: «При введении церковного уклада в 1951 году эта новая категория рассматривалась в том числе и как средство, которое смогло бы преодолеть обособленность официальных служителей, которая возникает вопреки общему священству верующих».

[37] Срн. A.F.N. Lekkerkerker, a.w., p. 20, 21.

[38] J. van Bruggen, Emancipatie en Bijbel, p. 99.




Категории: Церковный уклад  |  Наши работы и переводы  |  Общество  |  Церковь

Данный материал предназначен исключительно для предварительного личного ознакомления посетителей этого сайта. Любое коммерческое и иное его использование запрещено.








Комментарии:
№3. Тамара 20.04.2017 20:29
Насчёт покрытия головы уже столько копий сломано, столько проповедей сказано и опубликовано, столько споров и дискуссий прошло, что пора бы прийти к единству в этом вопросе. Но его как небыло, так и нет. Уверена, что гораздо проще и естественнее носить платок (шарф, шляпу - что угодно), особенно в церкви, чем проводить бесконечные дискуссии на эту тему.
У меня другая проблема: как относиться к образовавшемуся в баптизме женскому Международному служению? Считаю это явление грубейшим нарушением Божьего порядка в церкви. Зачем делать сестёр особенными служительницами для Бога? Зачем расчленять живое Тело Церкви??


№2. Andrej Warkentin 21.12.2013 23:02
Estj netoschnosti...


№1. художница 02.11.2013 09:08
Не так все просто с женским вопросом в церкви. Пастор, опираясь на Слово Божье, стал требовать от женщин присутствия в церкви с покрытой головой. В результате у нас поместная церковь разделилась из-за разногласий по поводу покрытия головы женщинами на богослужении. Половина верующих ушли в другую церковь, где женщины молятся с непокрытой головой.





Добавьте Ваш комментарий
Ваше имя:
Ваш email:
Ваш комментарий:
Защита от спама. Введите сумму чисел: 8 плюс 6 =
 
Reformed.org.ua (©) 2005-2016