Перейти на главную страницу сайта
  УКР   |   РУС   |   ENG
 В НАЧАЛО
 
 
ИНДЕКС ПО АВТОРУ
 
 
ПО НАЗВАНИЮ
 
 
НАШИ РАБОТЫ И ПЕРЕВОДЫ
 
 
НАША БИБЛИОТЕКА
    Библеистика
       Герменевтика
       Библейское богословие
       Толкования ВЗ
       Толкования НЗ
       Женевская Библия
       Й.Даума о Ветхом Завете
       Толкования
Мэтью Генри

       Серия "Библия
говорит сегодня"

    Систематика
       Откровение
       Бог
       Творение
       Человек и грех
       Христос
       Святой Дух
       Церковь
       Эсхатология
    История церкви
       Ранняя церковь
       Средневековье
       Реформация
       Современная церковь
       Восточная Европа
    Завет
    Этика
    Дары Святого Духа
    Проповедование
    Проповеди
    Семья
    Общество
    Апологетика
    Миссиология
    Дар с неба
    Простые истины
 
 
ТЕСТЫ
 
 
АУДИО
 
 
ВИДЕО
 
 
РЕФОРМАТСКАЯ ЦЕРКОВЬ
    Церковный уклад
    Общая информация
    История
    Реформатские исповедания
       Введение в реформатское богословие
    Литургия
       Литургические формы
    Таинства
    Для детей
 
 
СЕМИНАРИЯ
    Видео-лекции
 
 
FAQ О РЕФОРМАТСКОМ БОГОСЛОВИИ
 
 
ССЫЛКИ
 
 
КОНТАКТ


Теги:
Августин апологетика арминианство библейское богословие Библия благодать Бог брак будущее вера вероисповедания Ветхий Завет Вечеря Господня герменевтика грех дары Евангелие жизнь завет Закон избрание искупление Кальвин кальвинизм крещение литургия Лютер миссиология молитва Новый Завет общество оправдание освящение откровение Пайпер пасторы политика постмодернизм православие предопределение проповеди проповедование пуритане ранняя церковь реформатская церковь Реформация Россия свобода воли Святой Дух спасение Средневековье таинства творение толкование Троица Украина харизматы Христос Церковь человек этика


© Йос Колейн, Дмитрий Бинцаровский


RSS

ПОИСК






   

Стремитесь к серьезному богословскому образованию?
Поступайте в Евангельскую реформатскую семинарию Украины!
Высокий академический уровень.
Бесплатно. Удобно. Полезно. Интересно.



Герман Бавинк, "Божественная и человеческая природа Христа"
Скачать в других форматах: DOC




 

Это 16-я глава книги Германа Бавинка Magnalia Dei («Поразительные аспекты Бога»). Подзаголовок данной книги звучит следующим образом: «Наставление в христианской вере согласно реформатскому исповеданию». Эта книга была написана, дабы показать членам церкви богатство Божьего откровения таким образом, как оно выражено в исповеданиях реформатской церкви. Русский перевод был осуществлен на основании английского перевода с оригинала, написанного на нидерландском языке. Перевод на английский язык был осуществлен доктором Нельсоном Д. Клоостерманом, профессором этики и Нового Завета в реформатской семинарии центральной Америки.

 

Об авторе, Германе Бавинке. Герман Бавинк родился 13 декабря 1854 года в Хугевене (провинция Дрент, Нидерланды) в семье преподобного Яна Бавинка, являвшегося ведущей фигурой в движении отделения от государственной церкви Нидерландов в 1834 году. Получив богословское образование в Кампене и Лейденском университете и окончив обучение в 1880 году, Бавинк несет пасторское служение в церкви города Франекера (провинция Фрисландия) в течение одного года. Согласно описаниям его биографов, вокруг Бавинка собирались большие толпы людей, желая услышать его выдающееся истолкование Святого Писания.

 

В 1882 году Бавинк получил место профессора богословия в Кампенском университете. Он преподавал в этом учебном заведении с 1883 года вплоть до своего назначения на должность профессора систематического богословия в свободном университете Амстердама в 1902 году. Он занял место великого А. Кайпера, который стал премьер-министром Нидерландов. Эту должность Герман Бавинк занимал вплоть до своей смерти в 1921 году.

 

Свидетельство, которое, согласно Святому Писанию, было дано Христом о Самом Себе, в дальнейшем было развито и подтверждено проповедью апостолов. И это свидетельство, провозглашающее, что человек по имени Иисус есть Христос, Единородный от Отца, находится в таком явном противоречии с нашим опытом, образом мышления, со всем нашим миропредставлением и в особенности со всеми наклонностями нашего сердца, что ни один из нас не сможет всем своим естеством честно, без лукавства согласиться с этим утверждением, если не будет действовать убеждение Святого Духа. По своей природе каждый человек враждебно относится к данному исповеданию, так как оно кажется совершенно неестественным для нас. «Потому сказываю вам, что никто, говорящий Духом Божиим, не произнесет анафемы на Иисуса, и никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым» (1-е Кор. 12:3).

 

Исторический Иисус является Христом – Мессией

 

Христос, явившись на землю и исповедав, что Он является Сыном Божьим, не остановился на этом. Он также позаботился и продолжает заботиться о том, чтобы это исповедание было распространено во всем мире, а Церковь веровала в него. Он призвал Своих апостолов, Он наставил их и соделал их свидетелями Его слов и деяний, Его смерти и воскресения. Он даровал им Святого Духа, Который помог им уверовать и исповедовать то, что Иисус был Христом, Сыном живого Бога (Матф. 16:16), Который впоследствии, начиная со дня Пятидесятницы и далее, соделал их служителями, проповедующими о том, что было от начала, что они слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки их, о Слове жизни (1-е Иоан. 1:1). На самом деле не апостолы были настоящими свидетелями. Дух истины, исходящий от Отца, является настоящим, безошибочным и всемогущим свидетелем, провозглашающим о Христе (Иоан. 15:26, Деян. 5:32). Апостолы же являются свидетелями только в Духе и через Духа. Именно Он является тем Духом истины, Который посредством апостольского свидетельства помогает Церкви всех эпох утверждаться в исповедании: «Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты – Христос, Сын Бога живого» (Иоан. 6:68, 69).

 

Когда четыре евангелиста последовательно излагают события жизни нашего Господа, они обычно называют Его Иисусом без каких-либо дополнений или особых определений. Они рассказывают нам о Его рождении в Вифлееме, Его искушении в пустыне, о том, что Он увидел великое множество людей и взошел на гору и так далее. Иисус, историческая Личность, Которая жила и умерла в Палестине, является объектом их повествования. Также и в посланиях апостолов нашего Господа называют Его историческим именем, то есть Иисусом. Например, Павел пишет, что никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Божиим (1-е Кор. 12:3). Иоанн свидетельствует, что всякий верующий в то, что Иисус есть Христос, от Бога рожден (1-е Иоан. 5:1, ср.: там же, 2:22 и 4:20). В книге Откровение мы читаем о вере в Иисуса, свидетелях Иисуса и свидетельстве Иисуса.

 

Следует отметить, что в апостольских посланиях имя Иисуса редко упоминается без дополнительных определений. Обычно Его имя используется в тесной взаимосвязи с такими терминами, как «Господь», «Христос», «Сын Божий», и подобными титулами и именами. Полное имя звучит так: «наш Господь Иисус Христос». Но, вне зависимости от того, как используется имя Иисуса – само по себе или с другими названиями, всегда подчеркивается тесная взаимосвязь с исторической Личностью, Которая была рождена в Вифлееме и умерла на кресте.

 

Весь Новый Завет, как послания, так и Евангелия, зиждется на исторических событиях. Фигура Христа не является ни идеей, ни идеалом человеческого разума, как многие считали в прошлом, а некоторые верят и в наше время, но настоящей Личностью, Которая явила Себя в особый исторический период в настоящем человеке Иисусе.

 

Конечно, разнообразные события, произошедшие в жизни Иисуса, отступают на второй план в новозаветных посланиях. Но ведь у посланий другие цели, нежели у Евангелий. Они не должны описывать историю жизни Иисуса, но указывать на чрезвычайную важность, которую имеет эта жизнь для искупления всего человечества. Следует помнить, что все апостолы были знакомы с Самим Христом и Его жизнью, они слышали Его слова и видели Его дела. По этой причине они могут продолжать показывать нам, что этот Иисус является истинным Христом, Которого Бог усадил по правую руку от Себя, дабы даровать людям покаяние и прощение грехов (Деян. 2:36, 5:31).

 

Поэтому апостолы часто упоминают события из жизни Иисуса. Они рассказывают о Нем своим слушателям и читателям (Гал. 3:1). Они подчеркивают тот факт, что Иоанн Креститель был Его вестником и предтечей (Деян. 13:25, 19:4), что Сам Иисус происходит из колена Иудина, дома Давидова (Рим. 1:3, Откр. 5:5 и 22:16), что Он был рожден женой (Гал. 4:4), был обрезан на восьмой день (Рим. 15:8), вырос в Назарете (Деян. 2:22, 3:6), что у Него были братья (1-е Кор. 9:5, Гал. 1:19). Они рассказывают нам о том, что Он был совершенно свят и безгрешен. Он представил нам Себя как пример (1-е Кор. 11:1 и 1-е Пет. 2:21). Он говорил слова, которые чрезвычайно важны для нас (Деян. 20:35, 1-е Кор. 7:10–12).

 

Однако огромную важностью для нас имеет Его смерть на кресте. Крест является центральным аспектом апостольской проповеди. Один из избранных Им апостолов предал Его (1-е Кор. 11:23, 1-е Кор. 15:5), князья мира сего не признали Его как Господа славы (1-е Кор. 2:8), иудеи предали Его смерти (Деян. 4:10, 5:30, 1-е Фес. 2:15) на проклятом древе креста. Но несмотря на то что Иисус испытал ужасающие страдания в Гефсимании и на Голгофе, все же благодаря пролитию Своей крови Он примирил людей с Богом и приобрел для них вечную праведность. Вот почему Бог превознес Его, посадил по правую руку от Себя и назначил Господом и Христом, Князем и Спасителем для всех народов.

 

Даже на основании этих немногочисленных данных становится совершенно ясно, что апостолы не отрицали, не игнорировали и не пренебрегали значимыми для христианства фактами, но относились к ним с глубочайшим почтением и четко осознавали их духовную значимость. Нет никаких свидетельств разделения или конфликта между искупительным событием и искупительным словом, несмотря на то что в прошлом некоторые пытались доказать существование такого противоположения. Это искупительное событие является актуализацией искупительного слова. В этом событии слово принимает свою действительную, конкретную форму и одновременно с этим представляет собой осмысление и толкование этого события.

 

Если в связи с этим все еще остаются какие-то сомнения, то надо сказать, что подобные сомнения были полностью развеяны в ходе сражений, в которых в свое время участвовали апостолы. Не только во втором, третьем и последующих столетиях, но также и в апостольский период появлялись определенные люди, которые считали, что значимые для христианства факты не являются столь важными и значимыми, или же полностью игнорировали их, утверждая, что самое главное – это идея, которой вполне достаточно для Церкви. Какая разница, спрашивали они, воскрес ли Христос телесно из могилы, или нет? Мы можем быть вполне уверены в своем спасении, если даже Христос живет в духе! Однако апостол Павел придерживался совершенно иного мнения на этот счет. В 15-й главе Первого послания к коринфянам он выразил истину о действительности и важности телесного воскресения самым ясным и доступным языком. Павел проповедовал Евангелие в соответствии со Святым Писанием. Он провозглашал, что Христос по воле Отца умер, был погребен и воскрес из мертвых. После воскресения Его видели многие ученики. Именно воскресение Христово является основанием и залогом нашего спасения. Более того, Иоанн усиленно подчеркивает тот факт, что он возвещает только о том, что он видел своими собственными глазами, что осязали его собственные руки, – о Слове жизни (1-е Иоан. 1:1–3). Антихрист отрицает воплощение Слова, а христианское исповедание, в отличие от него, заключается в том, что Слово стало плотью, а Сын Божий пришел с «водой и кровию» (Иоан. 1:14, 1 Иоан. 3:2–3 и 5:6). Вся совокупность апостольской проповеди посланий и Евангелий, а следовательно, всего Нового Завета, сводится к одному утверждению: Иисус, рожденный от Марии и распятый на кресте, Сам является доказательством Своего возвеличивания как Христа и Сына Божьего.

 

Заслуживает внимания и тот факт, что в контексте содержания и цели апостольской проповеди использование только имени Иисуса без каких бы то ни было дополнений – явление в посланиях весьма редкое. Обычно апостолы говорят об Иисусе Христе или Христе Иисусе, или же, в более полном варианте, о нашем Господе Иисусе Христе. Даже евангелисты, которые в своих повествованиях в большинстве случаев используют только имя Иисус, все же в начале Евангелия или в важные моменты повествования используют полное имя Господа – Иисус Христос. Таким образом они показывают, что Личность, о Которой они пишут, имеет важное значение для читателей их Евангелия. Как в книге Деяний, так и в посланиях имя Иисус Христос используется очень часто. Апостолы говорят не о человеке, которого звали Иисус, но, добавляя термины «Христос», «Господь» и им подобные, выражают свою признательность Тому, кем является эта Личность на самом деле. Они –проповедники Евангелия, провозглашающие то, что в человеке Иисусе на землю явился Христос Божий.

 

Пребывая с Иисусом, апостолы с течением времени все больше узнавали Его. После важной беседы в Кесарии Филипповой ученики начали намного лучше понимать Личность Христа. Все они вместе с Петром исповедали, что Иисус является истинным Христом, Сыном живого Бога (Матф. 16:16). Таким образом, вначале ученики не очень хорошо понимали имя Сына человеческого, но с течением времени, особенно в конце жизни Господа, значение Его имени становилось им все более понятным и ясным. В Своей первосвященнической молитве Он называет Себя Иисусом Христом, посланным Отцом (Иоан. 17:3). Иисус называл Себя Христом, Сыном Божьим. Именно по этой причине иудейский религиозный суд обвинил Его в богохульстве и приговорил к смертной казни (Матф. 26:63). На дощечке, прибитой ко кресту, была сделана надпись: «Иисус из Назарета, Царь Иудейский» (Матф. 27:37, Иоан. 19:19).

 

Верно то, что ученики не могли сопоставить эти мессианские утверждения Иисуса с Его страданиями и смертью на кресте (Матф. 16:22). Но благодаря Христову воскресению после этого события они наконец осознали всю важность и значение креста. Они поняли, что Бог посредством этого воскресения соделал Иисуса, Которого иудеи предали смерти, Господом и Христом, Князем и Спасителем (Деян. 2:36 и 5:31). Это не значит, что до Своего воскресения Иисус не был Господом и Христом и что стал Он таковым только после этого события. Ведь Иисус провозгласил Себя Христом задолго до Своего воскресения из мертвых. Более того, ученики Иисуса признавали Его статус Мессии и Господа и исповедовали эту истину своими устами (Матф. 16:16). Однако до Своего воскресения Иисус был Мессией, принявшим образ служителя, образ, который скрывал Его как Сына Божьего достоинство от людских глаз. В Своем воскресении и после него Христос совлекся этого образа слуги и принял славу, которую Он имел у Отца прежде основания мира (Иоан. 17:5), и поэтому был провозглашен Сыном Божиим в силе, по духу святыни (Рим. 1:4).

 

Вот почему апостол Павел после того, как Богу было угодно явить ему Своего Сына, может сказать, что более не знает Христа по плоти (2-е Кор. 5:16). До своего покаяния он знал о Христе по плоти и оценивал Его только по Его внешнему виду, по образу слуги, в котором Он пребывал на земле. В то время Павел не мог поверить, что этот Иисус, не имевший славы, Который висел, умирая, на кресте, был истинным Христом. Но после обращения Павла все кардинально изменилось. Теперь он знает Христа и оценивает Его не по внешнему виду, не по временному, рабскому образу, но по духу, в соответствии с тем, что есть во Христе, в соответствии с Его внутренним, глубинным состоянием и Его внешним проявлением в воскресении.

 

В определенном смысле это можно сказать и обо всех апостолах. Верно то, что до страданий и смерти Христа ученики уверовали в Него как в Мессию и исповедовали Его Христом. Однако они все еще не могли сопоставить Его мессианский статус с Его страданиями и смертью. Воскресение, тем не менее, ясно показало им, что сопоставление и примирение этих двух аспектов вполне возможно. Для них Он был одним и тем же Христом, Который нисходил в глубины земли и возносился превыше небес, дабы исполнить все (Еф. 4:9). Говоря о Христе, апостолы одновременно думают и о мертвом, и о воскресшем Христе, и о распятом, и о прославленном Христе. Они связывают свое Евангелие не только с историческим Иисусом, Который жил несколько лет тому назад в Палестине и умер там, но и с Иисусом, превознесенным и сидящим по правую руку от Отца Вседержителя. Они находятся, так сказать, на пересечении двух линий – горизонтальной, которая связана с прошлым, с историей, и вертикальной, которая связывает их с живым Господом на небесах. Таким образом, христианство является, с одной стороны, исторической религией, а с другой – религией, которая, выходя из вечности, существует в настоящем. Ученики Иисуса не являются иезуитами, что соответствовало бы Его историческому имени Иисус, но христианами, что соответствует имени Христос, отражающему Его служение.

 

Эта особенная позиция, которую заняли апостолы в своей проповеди после воскресения, является причиной того, почему они не использовали исключительно историческое имя Иисус, но практически всегда говорили о Нем как об Иисусе Христе, Христе Иисуе, нашем Господе Иисусе Христе и так далее. Кстати, имя Христа вскоре утратило свою официальную значимость в кругу апостолов и начало восприниматься в качестве фамилии. Убеждение в том, что Иисус является Христом, было таким сильным, что Его могли просто называть Христом, не выделяя это имя как статус, но подразумевая только одну конкретную Личность. В Евангелиях есть несколько этому примеров. Однако в посланиях апостолов, особенно в посланиях апостола Павла, это становится правилом. Более того, словосочетание «Иисус Христос», когда было необходимо подчеркнуть Мессианскую действительность Иисуса, многократно превращалось в «Христос Иисус». Это имя, Иисус Христос или Христос Иисус, было чрезвычайно важным и значимым для ранней Церкви.

 

Иисус Господь

 

Использование и важность этого имени (Господь) в Ветхом Завете проявляется во Христе в Новом Завете. В Ветхом Завете выражения «Имя Господа» или просто «Господь» использовались для обозначения явленной Божьей славы. В дни Нового Завета эта слава воссияла в Личности Иисуса Христа. Таким образом, сила Церкви пребывает в Его Имени. Во Имя Христа апостолы крестили (Деян. 2:38), говорили и учили (Деян. 4:18), исцелили калеку (Деян. 3:6) и прощали грехи (Деян. 10:43). Многие противились этому Имени, совершали на него нападки (Деян. 26:9). Исповедание этого Имени приводило к страданиям (Деян. 5:41). К этому Имени взывали (Деян. 22:8), это Имя возвеличивали (Деян. 19:17). В этом смысле Имя Иисуса было своего рода компендиумом исповедания Церкви, силой ее веры и якорем ее упования. Подобно тому как Израиль в древние времена был прославлен в Имени Яхве, новозаветная Церковь черпает свою силу в Имени Иисуса Христа. В этом Имени себя в полной мере выразило Имя Яхве.

 

Имя Господа, которое в Новом Завете постоянно связано с Именем Иисуса Христа, указывает в том же направлении, что и имя Яхве. В Евангелиях Иисуса множество раз называют Господом люди, которые не были Его учениками, но называли Его таким образом, взывая к Нему о помощи. В таких случаях это слово обычно имеет такое же значение, что и слова «Учитель» или «Господин». Однако ученики также часто использовали это Имя. Более того, в евангельских повествованиях Луки и Иоанна имя Иисуса заменяется словом «Господь». Также и Сам Иисус, используя Свое Имя, показывал, что является Господом.

 

В устах Самого Иисуса и Его учеников это Имя Господа имеет более глубокое значение, чем несут в себе слова «Учитель» или «Господин». Какой смысл вкладывали в это слово «Господь» люди, приходившие ко Христу за помощью и называвшие Его этим именем, – точно не известно. Но Сам Иисус рассматривал Себя как истинного Учителя и Господина. Он приписывал Себе власть, которая превыше власти книжников и фарисеев. Это совершенно ясно видно в текстах из Евангелия от Матфея, 23:1–11, и Евангелия от Марка, 1:22, 27, в которых Иисус превозносит Себя как единственного Господа над всеми. Но наиболее ярко, не оставляя ни малейшей возможности сомнения, эта истина выражается тогда, когда Иисус называет Себя Господином субботы (Матф. 12:8), Сыном Давидовым и Господом Давида (Матф. 22:43–45). На основании всех этих заявлений можно увидеть, что Иисус является Мессией, Который восседает по правую руку от Бога, разделяя с Ним власть и являясь Судьей мертвых и живых.

 

Эта величайшая значимость, которой обладает Имя Господа, частично зависит от того факта, что ветхозаветные имена Яхве и Адонай были переведены в Новом Завете греческим словом «Куриос» Господь»), то есть тем словом, которое использовалось для описания Христа. Чем больше Христос объяснял Своим ученикам, Кем Он является на самом деле, чем больше Его ученики понимали откровение Божье, явленное им в Нем, тем больше и глубже становилось значение Имени Господа. Ветхозаветные тексты, в которых говорится о Боге, без колебаний приписывались Христу в Новом Завете. Например, используемый в Евангелии от Марка (Марк. 1:3) текст из книги пророка Исаии «Приготовьте путь Господу, прямыми соделайте стези Его» указывает на Христа и на предвестничество Иоанна Крестителя как на исполнение этого древнего пророчества. Во Христе Сам Господь Бог пришел к Своим людям. Ученики, исповедуя Иисуса Господом, тем самым все больше и больше выражали свою веру в то, что Сам Бог явил и даровал Себя им в Личности Христа. Фома достиг апогея выражения этой веры, когда Иисус еще находился на земле, – пал ниц пред воскресшим Христом и назвал Его «Господь мой и Бог мой!» (Иоан. 20:28).

 

После события воскресения Имя Господа стало Именем, которое обычно использовали для описания Иисуса в кругу Его учеников. Мы постоянно находим это Имя в книге Деяний и посланиях, особенно в посланиях апостола Павла. Иногда Имя Господа используется отдельно, но обычно оно взаимосвязано с другими определениями: Господь Иисус, Господь Иисус Христос, наш Господь Иисус Христос или наш Господь и Спаситель Иисус Христос и т. д. Используя это Имя Господа, верующие тем самым выражали свою веру в то, что Иисус Христос, Который уничижил Себя до смерти крестной, благодаря Своему совершенному послушанию был провозглашен Господом и Князем (Деян. 2:35, 5:31), Который восседает по правую руку от Бога Отца (Деян. 2:34), является Господом всех (Деян. 10:36), а наипаче Церкви, которую Он искупил Своею кровию (Деян. 20:28). Иисус Христос есть Господь всего творения, которое в назначенный день Он будет судить как Судия мертвых и живых (Деян. 10:42, 17:31).

 

Поэтому всякий, кто призовет Имя Иисуса Христа как Господа, будет спасен (Деян. 2:21, 1-е Кор. 1:2). Быть христианином означает исповедовать своими устами и веровать сердцем, что Бог воскресил Иисуса из мертвых. Суть христианской проповеди – это Сам Христос Иисус, Господь (2-е Кор. 4:5). Сущность христианства до такой степени полно выражена в этом исповедании, что в посланиях апостола Павла Имя Господа используется чуть ли не как фамилия Христа, для обозначения Его отличия от Отца и Святого Духа. У нас, как у христиан, есть только один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им, и один и тот же Дух, Который разделяет каждому особо, как Ему угодно (1-е Кор. 8:6, 12:11). Подобно тому как Имя Божье в посланиях Павла стало синонимом Бога Отца, так и Имя Господа стало синонимом Иисуса Христа.

 

В апостольском благословении, соответственно, содержатся слова о том, чтобы у Церкви была благодать Господа Иисуса Христа, любовь Бога и общение Святого Духа (2-е Кор. 13:13). Одно Имя Бога истолковывает себя в трех Личностях Отца и Сына и Святого Духа (Матф. 28:19).

 

Если Христос, в соответствии со свидетельством апостолов, занимает такое превосходное положение, то и неудивительно, что Ему приписываются все виды Божьих атрибутов и деяний. Более того, даже признается Его Божественная природа!

 

Иисус, уникальный Бог-человек

 

Фигура, с которой мы сталкиваемся в Личности Христа на страницах Святого Писания, является уникальной во всех отношениях. С одной стороны, Он является истинным человеком. Он стал плотию (Иоан. 1:14, 1-е Иоан. 4:2–3). Он воспринял подобие греховной плоти (Рим. 8:3). Он произошел от отцов по плоти (Рим. 9:5), от семени Авраамова (Гал. 3:16), из колена Иудина (Евр. 7:14), из дома Давидова (Рим. 1:3). Он был рожден от жены (Гал. 4:4), принял нашу плоть и кровь (Евр. 2:14). У Него был дух (Матф. 27:50), душа (Матф. 26:38) и тело (1-е Пет. 2:24). Итак, Он был человеком в полном смысле этого слова. Будучи ребенком, Он возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости, и благодать Божия была на Нем. Он преуспевал в премудрости и возрасте и в любви у Бога и людей (Луки 2:40, 52). Он испытывал голод и жажду, печали и радости, веселился от души и гневался. Он подчинился закону даже до смерти, и смерти крестной. Он страдал, умирал на кресте и был погребен в саду. «Нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни» (Ис. 53:2, 3).

 

Тем не менее, этот человек отличался от всего остального человечества. Он был превыше всех людей, обладая Божественными атрибутами. Он не только по Своей человеческой природе был зачат от Духа, не только за всю Свою жизнь, несмотря на различные искушения, не совершил ни одного греха, не только после Своей смерти воскрес из мертвых и вознесся на небеса и не только был человеком, Который уничижил Себя до вида раба, став послушным до смерти крестной. Следует всегда помнить, что Христос существовал в другой, вечной форме задолго до Своего воплощения и уничижения. Он существовал в то время в форме Бога и не почитал хищением быть равным Богу (Фил. 2:6). В Своем воскресении и вознесении Господь вновь принял славу, которую имел у Отца прежде основания мира (Иоан. 17:5). Он вечен, как и Сам Бог, пребывая с Ним от начала (Иоан. 1:1, 1-е Иоан. 1:1). Он есть Альфа и Омега, первый и последний, начало и конец (Откр. 22:13). Он вездесущий. Он одновременно пребывает как на земле, так и в недре Отца на небесах (Иоан. 1:18 и 3:13). После Своего прославления Он остается со Своей Церковью и наполняет все во всем. Он неизменен и верен. Он вчера и сегодня и во веки Тот же (Евр.13:8). Так как Христос всеведущ, Он слышит наши молитвы. Он знает все, что в сердцах человеческих (Деян. 1:24, если, конечно, в этой ссылке не говорится об Отце). Поскольку Он всемогущ, все подчинено Ему и вся власть дана Ему как на небе, так и на земле. Только Он является Царем царей и Господом господствующих.

 

Однако Христос обладает не только Божественными атрибутами. Он также совершает Божественные деяния. Вместе с Отцом и Духом Он является Творцом всего сущего (Иоан. 1:3, Кол. 1:5). Он Первенец, Начаток и Глава всех творений (Кол. 1:15, Откр. 3:14). Он поддерживает все сущее словом силы Своей, и все сущее не только от Него, но также и постоянно в Нем и чрез Него (Евр. 1:3, Кол. 1:17). Более того, Он сохраняет, примиряет и восстанавливает все и собирает все воедино под Своим началом, будучи Главой всего. Вот почему Он особым образом назван Спасителем мира. В Ветхом Завете Спасителем и Искупителем называли Бога, однако в Новом Завете эти титулы приписываются как Богу Отцу, так и Сыну. В некоторых отрывках, где используются эти слова, говорится о Боге, а в некоторых – о Христе. Иногда тяжело определить, о ком идет речь – об Отце или о Сыне (Титу 2:13, 2-е Петр. 1:1). Однако Христос является Тем, в Ком и чрез Кого действенно совершается спасительная Божья работа.

 

Все эти факты указывают на единство Отца и Сына, на единство между Богом и Христом. Подобного единства нет между Творцом и Его творением. И несмотря на то что Христос принял человеческую природу, которая является ограниченной, начавшей свое существование во времени и пространстве, Он, тем не менее, как Личность, как Сущность в Святом Писании не причисляется к тварному миру, но только к Божественному естеству. Он обладает всеми Божьими добродетелями и совершает Божьи деяния. Он обладает такой же Божественной природой, что и Отец. Этот факт особенно ярко проявляется в трех терминах, описывающих Христа – «Образ», «Слово» и «Сын Божий».

 

Христос есть Образ Бога, сияние Его славы и выражение Его Личности. Во Христе невидимое Божие становится видимым. Видевший Его, видел и Отца (Иоан. 14:9). Всякий желающий узнать, Кем является Бог, должен увидеть Христа. Каков Христос, таков и Отец. Более того, Христос является Словом Божьим (Иоан. 1:1, Откр. 19:13). В Нем Отец выразил Себя в совершенстве – Свою мудрость, Свою волю, Свои превосходства, все Свое естество. К тому же Он сделал так, что Христос живет в Нем (Иоан. 5:26). Всякий желающий познать Божьи мысли, Божий совет, Божью волю относительно человечества и мира должен слушать слова Христа (Матф. 17:5). И, наконец, Христос – это Сын Божий, или просто Сын (как Иоанн пишет о Нем) без каких-либо дополнений (1-е Иоан. 2:2, Евр. 1:1, 8), Единородный и единственный возлюбленный Сын, в Котором Отцово благоволение. Всякий желающий стать дитятей Божьим, должен принять Христа, ибо все, кто принимает Его, получают право и силу называться детьми Божьими (Иоан. 1:12).

 

Апофеозом этого свидетельства являются слова Святого Писания, где Христос наделяется Божественным Именем. Апостол Фома перед вознесением Христа на небо исповедал Его своим Господом и Богом (Иоан. 20:28). Иоанн свидетельствует о Христе, что Он, будучи Словом, был с Богом от начала и Сам был Богом. Павел провозглашает, что Христос по плоти от Отцов, а по Своему естеству является сущим над всем Богом, благословенным во веки (Рим. 9:5). В Послании к евреям утверждается, что Он высоко превознесен над ангелами и является Самим Богом (Евр. 1:8–9). Петр говорит о Нем как о нашем Боге и Спасителе Иисусе Христе (2-е Пет. 1:1). В великом поручении (Матф. 28:19) и в апостольских благословениях Христос стоит в одном ряду с Отцом и Святым Духом. Имя, сущность, атрибуты и Божественные деяния проявляются в Сыне так же, как и в Святом Духе и Отце.

 

Вопрос о Личности Иисуса в истории Церкви

 

Иисус Христос, Сын живого Бога, – на этом камне построена христианская Церковь. Уникальная важность Иисуса Христа была очевидна для всех верующих с самого начала. Они все исповедовали Его как Господа, Который Своей жизнью и учением совершил дело спасения и прощения грехов, приобрел бессмертие, вознесся на небеса, воссел по правую руку от Бога Отца и вскоре возвратится как Судья, дабы судить живых и мертвых. Как называли Христа в своих посланиях апостолы, так называли Его и раннехристианские писатели в своих работах. В молитвах и песнях ранней Церкви использованы аналогичные статусные слова, названия и имена. Все христиане были убеждены в том, что существует один Бог, детьми Которого они являются, один Господь, Который даровал им Божью любовь, и один Дух, Который ввел их в новую жизнь. Крещальная формула великого поручения (Матф. 28:19), которая получила широкое распространение среди верующих к концу апостольского периода, является достаточным свидетельством единодушия христиан в этом вопросе.

 

Однако в тот момент, когда христиане начали размышлять над содержанием этого исповедания, между ними начали возникать разного рода разногласия во взглядах. Члены церкви, которые ранее воспитывались в иудаизме или язычестве, в своем большинстве были людьми необразованными и не могли понять апостольское учение во всей его полноте. Они жили в обществе, которое представляло собой бурлящий котел разнообразных идей и мнений. Эти всевозможные точки зрения постоянно становились искушением для большинства ранних христиан, допускавших по этой причине разнообразные вероучительные ошибки. Даже во времена апостолов, как мы можем заметить, существовали разные учителя-еретики, которые проникали в христианские церкви и пытались извратить их систему верований. Например, в Колоссах были некоторые члены церкви, которые преподносили неправильное учение о Личности и деяниях Христа, превращая Евангелие в новый закон (Кол. 2:3, 16). А в Коринфе появились некие либертинцы, которые, извращая христианскую свободу, не желали быть связанными какими бы то ни было правилами (1-е Кор. 6:12, 8:1). Апостол Иоанн в своем первом послании приводит доводы против так называемых пророков, которые отрицали Иисуса Христа, пришедшего во плоти, и, таким образом, извращали истинное учение о Его человеческой природе (1-е Иоан. 2:18, 4:1, 5:5).

 

До 325 года. Савеллий и Арий

 

Итак, ереси существовали как во времена апостолов, так и в постапостольский период. На самом деле уже начиная со второго столетия возникло огромное количество разнообразных как по своему влиянию, так и по распространению ересей. Среди них были и такие, приверженцы которых верили в настоящую человеческую природу Христа, в Его сверхъестественное рождение, Его воскресение и вознесение, но в то же время считали, что Божественное в Иисусе было не более чем необычной мерой даров и силы Святого Духа. Эти дары и сила Духа, как считалось, были дарованы Христу во время Его крещения, чтобы снабдить Его всем необходимым для выполнения религиозно-нравственной задачи. Последователи этого движения находились под влиянием деистической, иудейской идеи о взаимосвязи Бога и мира. Они просто не могли постигнуть концепцию намного более тесной взаимосвязи между Богом и человеком, чем просто передача даров и способностей. Таким образом, с их точки зрения, Иисус был чрезвычайно одаренной личностью, религиозным гением, Который был, тем не менее, всего лишь человеком.

 

Однако для тех, кто воспитывался в языческой культуре, более привлекательной была политеистическая идея. С точки зрения этих людей, Христос по своему внутреннему естеству должен был быть одним из многих или, возможно, даже самым великим из всех Божественных существ. Они никак не могли поверить, что такое Божество, чистый Дух может обладать материальной, плотской природой. Поэтому они отвергали учение об истинной человеческой природе Христа, утверждая, что она была временной и иллюзорной. То есть Он явился на эту землю в видимой форме, подобно тому как в Ветхом Завете являлись ангелы.

И первое, и второе движение продолжают существовать и по сей день. В первом случае Божественная природа Христа игнорируется в угоду Его человеческой природе, а во втором – Его человеческая природа в угоду Божественной. Всегда существуют крайности, при которых идеей жертвуют ради факта, или наоборот – фактом ради идеи. В таких случаях люди не могут осознать и постичь единство и гармонию двух природ нашего Господа.

 

Однако христианская Церковь с самого начала придерживалась иной точки зрения по этому вопросу, утверждая и исповедуя, что в Личности Христа существует глубочайшее и уникальнейшее единение Бога и человека. Ранние представители данного взгляда иногда выражали эти правильные идеи довольно неуклюже. Они потратили много времени и сил, чтобы составить первичное определение этой действительности, а уж затем выразить данную идею четким и ясным языком. В течение всего этого периода Церковь не позволила никакому учению сдвинуть ее с верного основания. Она избегала как одной крайности, так и другой, твердо придерживаясь апостольского учения о Личности Христа.

 

Однако когда одна и та же Личность обладает как Божественной, так и человеческой природой, крайне необходимо сформулировать ясное определение, проводя четкую грань между тем, как этот Человек взаимосвязан с Богом, и тем, как Он связан с тварным миром. Даже когда такое определение было составлено, все равно начали появляться новые ереси и ошибочные представления относительно и Божественной, и человеческой природы.

 

Когда единство Бога, которое является основополагающей истиной христианства, рассматривается в том смысле, что естество Бога полностью, в совершенстве соответствует Личности Отца, тогда не остается места для Божественной природы Христа. Он, в таком случае, пребывает за пределами Божественности и низводится до уровня человека, так как между категорически отличающимися друг от друга Творцом и тварным миром нет переходных звеньев. Тогда вместе с Арием можно утверждать, что по времени и Своему статусу Христос возвышается над нашим миром, так как является Первым из всех созданных существ и превосходит их по положению и славе. Но, в таком случае, Христос является творением. Ведь было время, когда Он не существовал. Ведь было время, когда Он, подобно другим существам, был сотворен Богом.

 

Однако, пытаясь придерживаться учения о единстве Бога и одновременно с этим воздавать подобающую честь Личности Христа, очень легко впасть в другую крайность, в ересь, которая была названа по имени своего наиболее яркого представителя – Савеллия. Если Арий, так сказать, отождествлял Божественное естество с Личностью Отца, то Савеллий, в свою очередь, пожертвовал всеми тремя Личностями ради одного Божества. Согласно его учению, эти три Личности, Отец, Сын и Святой Дух, не являются вечными реальностями, пребывающими в Божественном естестве, но всего лишь формами и проявлениями, в которых одно-единственное Божественное Существо являло Себя последовательно на протяжении столетий, а именно в Ветхом Завете, в земной жизни Христа и в период после дня Пятидесятницы. В последующие столетия у этих ересей появлялись свои поклонники и последователи. Например, так называемое Гронингенское богословие возродило и разработало учение Ария, а модернистское богословие пошло по пути учения Савеллия.

 

Церкви потребовалось долго и усиленно молиться и приложить максимум усилий, дабы найти правильный путь среди огромного множества еретических направлений. Но под руководством великих мужей, известных своим умом и добродетелью (и справедливо названных Отцами Церкви), Церковь оставалась верной апостольскому учению. На Никейском соборе в 325 году Церковь исповедала свою веру в одного Бога Отца Всемогущего, Творца всего видимого и невидимого, и в одного Господа Иисуса Христа, Сына Божия, от Отца рожденного прежде всех век, Единосущного Отцу, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, не сотворенного, Света истинного от Света истинного, Которым небеса и земля сотворены, и в Святого Духа.

 

После Никейского собора

 

Какие бы значительные результаты не были достигнуты на Никейском соборе, он, тем не менее, не завершил все вероучительные споры. Как раз напротив! Постановления этого собора стали толчком для возникновения новых вопросов и различных на них ответов. Хотя взаимосвязь Христа с Божественным естеством и человеческим тварным миром подтверждалась учением о Его двух совершенных природах, Божественной и человеческой, тем не менее возникали вопросы относительно их взаимоотношений в одной Личности. На этот вопрос давались самые разные ответы и выдвигались разнообразные предположения.

 

Например, Несторий считал, что если во Христе есть две природы, тогда в Нем должны быть две личности, два естества, которые нравственно соединяются вместе, подобно мужчине и женщине в брачном союзе. Евтихий, в свою очередь, отталкиваясь от аналогичного отождествления личности и природы, пришел к выводу, что если во Христе есть только одна Личность, одно естество, то Его две природы так сильно и слитно взаимосвязаны между собой, что результатом такого смешения является одна-единственная Божественная природа Христа, которая полностью поглотила Его человеческую природу. Итак, в учении Нестория различие между природами поддерживалось за счет единства Личности, а в учении Евтихия единство Личности поддерживалось за счет двойственности природ.

 

После затяжной и яростной борьбы Церковь завершила эти споры. На Халкидонском соборе в 451 году епископы постановили, что одна Личность Христа состоит из двух природ, сочетающихся в Нем неслитно и неизменно (вопреки учению Евтихия), нераздельно и неделимо (вопреки учению Нестория). Эти природы сосуществуют вместе, в единстве одной Личности. Данным решением, которое позднее на Константинопольском соборе (680 год) будет расширено и дополнено по одному особому вопросу, были завершены столетние яростные споры относительно Личности Христа. Во время этих диспутов Церковь сохранила сущность христианства, абсолютный характер христианской религии и, таким образом, свою собственную независимость.

 

Необходимость в здравом учении

 

Конечно, само собой разумеется, что вероисповедные документы Никейского или Халкидонского собора не претендуют на безошибочность своих определений. Следует отметить, что богословские термины, используемые Церковью, такие как «ипостась», «естество», «единство сущностей» и другие, не встречаются в Святом Писании, но являются плодом размышлений Церкви об этой тайне спасения в течение длительного времени. Именно ереси, которые появлялись как в самой Церкви, так и за ее пределами, подтолкнули христиан к осмыслению своей веры. Все выражения и заявления, используемые в исповедании Церкви и богословии, были придуманы не для того, чтобы всесторонне объяснить тайну веры, но для ее защиты от тех, кто ослабляет или отрицает ее. Воплощение Слова не является задачей, которую мы можем или должны решить, но чудесным фактом, который нам следует с благодарностью исповедовать так, как Сам Бог излагает в Своем Слове.

 

Поэтому исповедание, сформулированное Церковью на Никейском и Халкидонском соборах, представляет собой огромную ценность, когда мы рассматриваем его в таком ракурсе. Как в прошлом, так и теперь есть много людей, которые высокомерно взирают на учение о двух природах Христа, пытаясь вытеснить его формулировку другими словами и определениями. Они спрашивают: «Какая в принципе разница, соглашаемся ли мы с этим учением, или нет? Ведь важно на самом деле то, что у нас есть Личность Христа, Который стоит намного выше этого «неуклюжего» вероисповедания». Однако вскоре эти люди начинают сами использовать определенные слова и термины для описания Личности Христа, Которого они приняли. Никто не может избежать такого положения вещей, так как мы не можем обладать тем, чего не знаем. Если мы верим, что можем обладать Христом, что у нас есть с Ним общение, что мы принадлежим Ему, тогда эта вера должна быть исповедана нашими устами, выражена в словах, терминах, определениях того или иного рода. Более того, история показывает, что терминология противников учения о двух природах Христа намного беднее по ценности и силе убеждения. Они часто извращают учение Святого Писания о воплощении Христа.

 

В наше время, например, есть множество людей, которые считают учение о двух природах Христа апогеем бессмысленности, формируя, в свою очередь, совершенно иной образ Личности Христа. Однако они не могут не признать того, что Христос сильно отличается от всех людей, превосходя их во всем. И все же Божественный аспект, который они признают во Христе, рассматривается этими людьми не как неотъемлемая часть Божественного естества, но как Божественный дар или сила, которым в наивысшей степени был одарен Христос. Соответственно, они склонны утверждать, что есть две стороны Личности Христа, Божественная и человеческая. Или рассматривают Христа с этих двух перспектив. Или считают, что Он жил в двух последовательных состояниях – смирения и возвышения. Или же думают, что Он, будучи человеком, тем не менее, посредством проповеди Слова Божьего и основанием Своего царства стал экстраординарным и совершенным орудием Божьего откровения и, таким образом, в наших глазах приобрел качества Бога. Однако любой непредвзятый читатель заметит, что эти выражения не только извращают богословский язык Церкви, но и представляют Личность Христа далеко не так, как это делала и исповедовала Церковь во все времена на основании апостольского свидетельства.

 

Кроме того, Божественные дары в определенном смысле дарованы каждому, так как всякий дар совершенный нисходит свыше от Отца светов (Иак. 1:17). Даже такие необычные дары, какими, например, обладали пророки, не превозносили их над остальными людьми. Пророки и апостолы были такими же людьми, как и мы с вами. Поэтому если бы Иисус получил от Бога только силу и необычайные дары, то Он так и остался бы всего лишь человеком. В таком случае воплощение Слова в Личности Христа было бы попросту невозможным. Он не смог бы, как о том утверждают некоторые, благодаря Своему воскресению и вознесению стать Богом или приобрести Божественные качества в наших глазах. Разница между Богом и человеком – это не градация различий, но глубокая пропасть. Между Богом и человеком поддерживаются отношения по принципу «Творец – творение». Следует помнить, что творение по своей природе никогда не сможет стать Творцом и не будет для нас обладать такой же важностью и ценностью, как Сам Бог, от Которого мы полностью зависим.

 

Интересно отметить, что некоторые люди в наше время, сравнив все возникшие новые точки зрения относительно Личности Христа с учением Писания и Церкви, честно признались, что традиционное учение Церкви больше соответствует учению Святого Писания. Учение о том, что Иисус является Богом и человеком в одной Личности, – не плод языческой философии, оно основано на апостольском свидетельстве.

 

Значение воплощения

 

Христос оставался Богом в состоянии воплощения

 

Несомненно, тайна спасения заключается в том, что Христос, Который был с Богом от начала и Сам был Богом (Иоан. 1:1), Который пребывая в форме Бога, не посчитал хищением быть равным Богу (Фил. 2:6), Который, будучи сиянием славы Бога и образом ипостаси Его (Евр. 1:3), в полноту времени стал плотью (Иоан. 1:14), был рожден от жены (Гал. 4:4) и уничижил Самого Себя, приняв образ раба и по виду став как человек (Фил. 2:7).

 

Христос был Богом, является Богом и будет Богом во веки и веки. Он не Отец и не Дух, но Сын, единственный, Единородный, возлюбленный Сын Отца. Не Божественное Существо, не Отец, не Дух, но только Сын стал человеком, когда пришла полнота времени. И когда Он стал человеком и как человек находился на земле, когда смертельно страдал в Гефсимании и на Голгофском кресте, Он оставался Божьим единственным Сыном, в Котором Отцово благоволение. Верно то, как говорит апостол Павел, что Христос, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу, но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек (Фил. 2:6, 7). Но это совершенно не значит, как считают некоторые, что Христос в Своем воплощении, в состоянии уничижения полностью или частично лишил Себя Своей Божественности, Своих Божественных атрибутов, а в Своем прославленном состоянии принял их снова. Как такое возможно, если Бог Себя отречься не может (2-е Тим. 2:13) и, будучи неизменным, не подвергается изменениям? Следует помнить, что даже когда Христос стал тем, чем не был, Он оставался тем, кем и был от начала, – Единородным от Отца. Однако слова апостола Павла верны, когда он говорит, что именно в этом смысле Христос уничижил Себя до уровня раба, будучи образом Бога. Он принял форму человека и слуги. Эту истину можно выразить простым человеческим языком так: до Своего воплощения Христос был равным Отцу не только по сущности и атрибутам, но и по Своей форме. У Него была форма Бога. Он выглядел как Бог. Он был сиянием славы Отца и образом ипостаси Его. Если бы какой-либо человек встретился тогда с Иисусом, он бы незамедлительно признал в Нем Бога. Однако в воплощении все было иначе. Христос принял форму человеческого существа, вид раба. Всякий взиравший на Христа в тот период времени не смог бы признать в Нем Единородного от Отца, кроме как взирая на Него глазами веры. Ведь Он лишил Себя Своей Божественной формы и сияния славы Отца. Он сокрыл Свою Божественную природу за образом раба. Пребывая на земле, Он был такой же, как мы, и выглядел подобно нам.

 

В Своем воплощении Христос стал человеком

 

Итак, воплощение также подразумевает то, что Христос, оставаясь Самим Собой, стал тем, Кем Он не был. Он стал таковым в определенный момент времени, в определенный отрезок истории, в тот час, когда Святой Дух сошел на Марию и сила Всевышнего осенила ее (Луки 1:35). Подготовка к этому воплощению шла в течение многих столетий.

 

Если мы желаем правильно понять суть воплощения, то нам следует сказать, что рождение Сына и творение мира предваряли воплощение Слова. Конечно, это не значит, что рождение Сына и творение уже содержали в себе воплощение. Ведь Святое Писание всегда связывает воплощение Сына с искуплением от греха и совершением спасения. Но рождение и творение, особенно сотворение человека по образу Божьему, показывают, что Бог может передавать Свои качества в абсолютном смысле внутри Своего Божественного существа и в относительном смысле – вне его. Если бы это не было так на самом деле, тогда не было бы никакой возможности для воплощения Бога. Всякий, кто считает воплощение Бога невозможным в принципе, также отрицает творение мира и рождение Сына от Отца. А всякий, кто признает творение и рождение, не может в принципе возражать против воплощения Бога в человеческой природе.

 

Если быть совсем точным, подготовка к воплощению Слова началась еще в откровении, которое было явлено сразу же после грехопадения, она продолжалась в ходе истории Израиля и достигла своего апогея в момент благословения Марии. Ветхий Завет постоянно показывает нам, как Бог постепенно приближается к человеку, дабы в наступление полноты времени навечно поселиться в нем.

 

Так как Сын Божий, Который принял человеческую природу в Марии и, будучи вечным Богом Сыном, существовал задолго до этого события, Его зачатие в чреве Девы произошло не по желанию плоти и крови человеческой, но посредством Духа Святого. Верно то, что воплощение тесно взаимосвязано с предшествующим ему откровением и завершает его. Однако само оно не является плодом тварной, человеческой природы. Воплощение – это свершение Бога и плод Его откровения, высочайшего откровения. Как Отец послал Своего Сына в мир, как Святой Дух осенил Марию, так и Сам Сын воспринял нашу плоть и кровь (Евр. 2:14). Воплощение было Его собственным деянием. Он не пребывал в пассивном состоянии. Он стал плотью по Своей собственной воле и Сам совершил это действие. Поэтому Он, отвергнув волю плоти и волю человеческую, Сам Себе подготовил человеческую природу в лоне Марии действием Святого Духа.

 

Но человеческая природа Христа не существовала раньше, до Его воплощения. Она не была взята со Христом с небес и, так сказать, вложена в лоно Марии, дабы через ее тело появиться в этом мире. Именно такого мнения придерживались анабаптисты, дабы таким способом доказать безгрешность человеческой природы Христа. Но, придерживаясь такого взгляда, они следуют примеру древних гностиков, которые считали, что материя и плоть сами по себе греховны. Однако воплощением Святое Писание доказывает благость творения и Божественное происхождение материи.

 

Христос принял Свою человеческую природу от Марии. По плоти Он от Давида и отцов. Поэтому Его природа является истинной и совершенной человеческой природой, подобно нашей, за исключением греха. Ничто человеческое не было чуждо Иисусу. Отрицание Христа, пришедшего во плоти, исходит от антихриста (1-е Иоан. 2:22).

 

Человеческая природа Христа не существовала до зачатия Марией. Точно так же она не существовала отдельно, в независимом от Христа состоянии ни до этого события, ни после него. Семя, зачатое в Марии, и рожденный ею ребенок не существовал ранее как отдельная часть или вторая Личность, дабы впоследствии быть поглощенным Христом и воссоединиться с Ним. У этой ереси также были свои сторонники в ходе истории Церкви. Однако Святое Писание не поддерживает такого взгляда. Святое дитя, зачатое в лоне Марии, было от начала Сыном Божиим и обладало Его Именем (Луки 1:35). Слово не приняло позднее человеческое существо в Свое естество, но Само стало плотью (Иоан. 1:14). Вот почему христианская Церковь в своем исповедании веры провозглашает, что Личность Сына приняла не человеческую личность, а человеческую природу. Только в таком случае возможна двойственность природ и единство Личности Христа.

 

Воплощенный Христос – одна Личность

 

Давайте теперь рассмотрим третий аспект данного учения, требующий нашего внимания. Несмотря на то что Святое Писание чрезвычайно ясно и четко утверждает, что Христос, будучи Словом, стал плотью и что по этой плоти Он был от отцов, а по Своему естеству был великим Богом, благословенным во веки, тем не менее оно всегда говорит о Христе, как об одной Личности. Во Христе говорит и действует всегда одна и та же Личность. Имя родившегося младенца – Бог крепкий, Отец вечности (Ис. 9:6). Более того, Сын Давидов одновременно является и Господом Давида. Он есть нисшедший на землю, Он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить все (Еф. 4:10). Он по плоти от отцов, а по Своему естеству является Богом над всеми, благословенным во веки (Рим. 9:5). Пребывая на земле, Он в то же время оставался на небесах в недре Отчем (Иоан. 1:18, 3:13). Родившись во времени и живя во времени, Он, тем не менее, уже жил раньше Авраама (Иоан. 8:58). В Нем обитает вся полнота Божества телесно (Кол. 2:9).

 

Говоря кратко, одному и тому же субъекту, одной и той же Личности приписываются Божественные и человеческие атрибуты и деяния, вечность и временность, вездесущность и пространственная ограниченность, творческое всемогущество и тварная слабость. Однако единство двух природ во Христе не означает, что у Него было две личности. Конечно, две личности могут посредством любви быть тесно взаимосвязаны, однако они не могут стать одной личностью, одним «я». На самом деле любовь подразумевает две личности и производит только мистическое и нравственное единство. Если бы единство Сына Божия со Своей человеческой природой было таковым, то оно отличалось бы по степени, а не по роду, от того, что объединяет Бога с Его творениями, особенно с Его детьми. Но Христос занимает уникальное положение. Он не объединил Себя нравственным образом с человеком и не слился с неким уже существующим человеком, но подготовил для Себя человеческую природу в лоне Марии и стал человеком и рабом. Подобно тому как человек может переходить из одного состояния жизни в другое и может одновременно жить в двух сферах жизни, так и (по аналогии с этим) Христос, будучи образом Бога, отправился на землю в образе слуги. Союз, который проявился в Христовом воплощении, не был нравственным союзом между двумя личностями, но союзом двух природ в одной Личности. Мужчина и женщина, как бы тесно они ни были взаимосвязаны между собой в любви, все же остаются двумя отдельными личностями. Бог и человек, будучи тесно взаимосвязаны друг с другом в любви, все же отличаются друг от друга по своему естеству. Но во Христе пребывает как человеческая природа, так и Божественная (то есть Слово, Которое было сначала у Бога и Само было Богом). Это совершенно уникальный, невероятный и непостижимый союз Бога и человека. Начало и конец премудрости: «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу как Единородного от Отца» (Иоан. 1:14).

 

В этом союзе Христос в единстве Своей Личности обладает всеми атрибутами и силой, которые принадлежат как человеческой природе, так и Божественной. Некоторые пытались усилить союз двух природ, утверждая, что две природы Христа сразу же после воплощения были смешаны в одну Божественно-человеческую природу, или что Божественная природа лишилась своих характеристик, подчинившись ограничениям человеческой природы, или что человеческая природа Христа утратила свои качества и обрела Божественные (или все качества, или такие, как вездесущность, всезнание и всемогущество). Но в реформатских исповеданиях всегда отрицались и подвергались острой критике такое смешение двух природ в одну и передача свойств одной природы другой. Такой взгляд относительно природ Христа смешивает и сливает их и, таким образом, приводит к пантеистическому отрицанию различий по естеству между Богом и человеком, Творцом и творением.

 

Конечно, существует близкая взаимосвязь между двумя природами и их качествами и силой. Однако эта взаимосвязь проявляется в единстве Личности. Более сильный, глубокий и крепкий союз просто непостижим. Как душа и тело объединены в одной личности и тем не менее отличаются друг от друга по естеству и качествам, так и две природы Христа существуют в одной Личности. Как различие между душой и телом является предпосылкой и условием внутреннего союза двух в одном и том же человеческом существе, так и разница между Божественной и человеческой природой является условием и основой их единства во Христе. Слияние двух природ в одну и передача свойств одной природы другой не производят в итоге более глубокие взаимоотношения, но лишают Христа всей Его полноты. Они похищают часть Его Божественной или человеческой природы, или обеих природ, ослабляя и искажая тем самым слова Писания о том, что во Христе обитает вся полнота Божества телесно (Кол. 2:9, 1:19). Эта полнота возможна только в том случае, если обе природы отличаются одна от другой, когда они не передают свои свойства и атрибуты друг другу, но когда эти свойства и атрибуты обеих природ используются в служении одной Личности. Таким образом, перед нами всегда один целостный Христос, Который как в Своем уничижении, так и в Своей славе обладает свойствами и силой обоих природ. Именно по этой причине Он смог совершить деяния Своего посреднического служения. Эти деяния Христа Посредника отличаются, с одной стороны, от деяний Бога, а с другой – от деяний человеческих, и занимают уникальное место в истории мира.

 

Благодаря этому учению о двух природах Христа мы можем свести воедино все тексты Святого Писания, в которых говорится о Его Личности и свойствах. С одной стороны, Он был и остается единственным и вечным Сыном Божьим, Который вместе с Отцом и Святым Духом сотворил все сущее, поддерживает все творение и управляет им. По этой причине Он остается объектом нашего поклонения. Он был таковым и во времена апостолов. То есть в те дни, как и в наше время, Христос был главным объектом веры и упования всех Его учеников. Однако Он не может быть истинным объектом нашего поклонения, если не является настоящим Богом, так как написано: «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи» (Матф. 4:10). Основанием для религиозного поклонения Христу может быть только Его Божественная природа. Всякий, кто отрицает эту истину и в то же время поклоняется Христу, становится виновным в обожествлении тварного существа, в идолопоклонстве. Божественность Христа – это не абстрактное учение, но истина, обладающая огромной важностью для жизни Церкви.

 

С другой стороны, Христос стал настоящим и совершенным человеком, подобным нам во всем, кроме греха. Он был младенцем, ребенком, отроком, юношей, мужчиной, возрастая в премудрости и в любви у Бога и человеков (Луки 2:40, 52). Все эти события не являются всего лишь иллюзией (как утверждают те, кто считает, что Божественные свойства принадлежат Его человеческой природе), но совершенной истиной. Во Христе было постепенное развитие, Он преуспевал в премудрости и возрасте и в любви у Бога и людей. Все дары Святого Духа не были ниспосланы Ему в один определенный момент, но были дарованы на протяжении Его жизни на земле во все большей и большей мере. В мире были вещи, о которых Он ничего не знал, а следовательно должен был узнать (Марк. 13:32, Деян. 1:7). Хотя Иисус и находился в безгрешном состоянии (Он не был способен согрешить), все же по причине Своей слабой человеческой природы Он мог быть подвержен искушениям, страданиям и смерти. Пока Христос находился на земле, Он не был по Своей человеческой природе на небесах, а следовательно жил не ведением, но верою.

 

Во время Своих борений и страданий Христос всегда был верен Слову и Божьему обетованию. Таким образом, Он страданиями навык послушанию и, совершившись, сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного (Евр. 5:8, 9).

 

 




Категории: Наши работы и переводы  |  Христос

Данный материал предназначен исключительно для предварительного личного ознакомления посетителей этого сайта. Любое коммерческое и иное его использование запрещено.








Комментарии:
№2. Daniel 06.05.2017 09:17
https://www.youtube.com/watch?v=UNElu5phuds

06. Христос принял нашу природу


№1. Николай 09.06.2012 08:06
Соборы ответили на крайность другой крайностью, для меня их решения сомнительны. Каким образом понять слова ап.Петра "Что Бог со делал Господом и Христом сего Иисуса, которого вы распяли..."( Д.А.3:36). Или Павел пишет, что последний Адам -Иисус. Большая вероятность, что он имел ввиду Второго Адама, который был рожден от женщины, но не унаследовал греха. Если есть три личности, то три Бога одновременно. Как объяснить еврею существование трех. Иисус был человеком, имея столько божественности сколько в каждом из нас. Он подвергся искушениям как каждый из людей и умер как человек. После воскресения Он имел всякую власть как Бог и ключи ада и смерти. Может Савелий прав больше чем соборы и все остальные.





Добавьте Ваш комментарий
Ваше имя:
Ваш email:
Ваш комментарий:
Защита от спама. Введите сумму чисел: 8 плюс 8 =
 
Reformed.org.ua (©) 2005-2016


Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика