Перейти на главную страницу сайта
  УКР   |   РУС   |   ENG
 В НАЧАЛО
 
 
ИНДЕКС ПО АВТОРУ
 
 
ПО НАЗВАНИЮ
 
 
НАШИ РАБОТЫ И ПЕРЕВОДЫ
 
 
НАША БИБЛИОТЕКА
    Библеистика
       Герменевтика
       Библейское богословие
       Толкования ВЗ
       Толкования НЗ
       Женевская Библия
       Й.Даума о Ветхом Завете
       Толкования
Мэтью Генри

       Серия "Библия
говорит сегодня"

    Систематика
       Откровение
       Бог
       Творение
       Человек и грех
       Христос
       Святой Дух
       Церковь
       Эсхатология
    История церкви
       Ранняя церковь
       Средневековье
       Реформация
       Современная церковь
       Восточная Европа
    Разное
 
 
ТЕСТЫ
 
 
АУДИО
 
 
ВИДЕО
 
 
РЕФОРМАТСКАЯ ЦЕРКОВЬ
    Церковный уклад
    Общая информация
    История
    Реформатские исповедания
       Введение в реформатское богословие
    Литургия
       Литургические формы
    Таинства
    Для детей
 
 
СЕМИНАРИЯ
    Видео-лекции
 
 
FAQ О РЕФОРМАТСКОМ БОГОСЛОВИИ
 
 
ССЫЛКИ
 
 
КОНТАКТ


Теги:
Августин апологетика арминианство библейское богословие Библия благодать Бог брак будущее вера вероисповедания Ветхий Завет Вечеря Господня герменевтика грех дары Евангелие жизнь завет Закон избрание искупление Кальвин кальвинизм крещение литургия Лютер миссиология молитва Новый Завет общество оправдание освящение откровение Пайпер пасторы политика постмодернизм православие предопределение проповеди проповедование пуритане ранняя церковь реформатская церковь Реформация Россия свобода воли Святой Дух спасение Средневековье таинства творение толкование Троица Украина харизматы Христос Церковь человек этика


© Йос Колейн, Дмитрий Бинцаровский


RSS

ПОИСК






   

Стремитесь к серьезному богословскому образованию?
Поступайте в Евангельскую реформатскую семинарию Украины!
Высокий академический уровень.
Бесплатно. Удобно. Полезно. Интересно.



Том Маршалл, "Правильные взаимоотношения"
Скачать в других форматах: DOC




 

Как их созидать и как их восстанавливать

 

 

Оглавление

 

 

Введение

Глава 1

Взаимоотношения – центральная категория

Глава 2

Категории в определении взаимоотношений

Глава 3

Любовь, переносящая всё

Глава 4

Доверия – цена посвящения

Глава 5

Сотворены для почтения

Глава 6

Понимание понимания

Глава 7

Что вредит взаимоотношениям?

Глава 8

Когда взаимоотношения разваливаются

Глава 9

Путь обратно – примирение

Глава 10

Как Бог примиряет?

Глава 11

Решение проблем во взаимоотношениях

Приложение А

Приложение Б

 

 

Введение

 

         Эта книга посвящена взаимоотношениям. Не какому-то конкретному типу взаимоотношений, например, взаимоотношениям в браке, на работе или в Церкви, а взаимоотношениям в общем: чем они являются, как они действуют, как они могут развиваться в неправильном направлении и, что более важно, как их можно снова поставить на правильную колею.

         Такая книга необходима по нескольким причинам. Одна из них состоит в том, что если мы не понимаем, как взаимоотношения были первоначально задуманы Богом, у нас остаются только методы проб, ошибок и копирования других, как основной путь понимания действия взаимоотношений. Именно так большинство из нас овладели принадлежащими нам навыками взаимо-отношений, но даже если мы будем очень стараться, все же необходимо будет еще уделить некоторое время более регулярному обучению. Вероятно, наше поведение может совершенствоваться бесконечно.

         вторая причина ещё важнее. Если мы не знаем, как взаимоотношения должны функционировать и что необходимо для продолжения их развития, мы можем достичь критической точки и даже не знать, что привело нас к кризису. Явное недоумение – обычное состояние разума человека при крушении взаимоотношений. «Как же мы попали в такую неразбериху?»  «Мы начинали действительно любя друг друга, теперь все закончилось путаницей. Как же так?». В конце концов, когда мы находимся в состоянии неуверенности и смятения, мы находимся у разбитого корыта – в таком состоянии, когда нам нужно знать, что делать, чтобы вернуть взаимоотношения обратно на накатанную колею.

         Я должен признать, что эта книга была написана из-за боли, даже острой боли, которую я испытал, обнаружив, что в целом у христиан, кажется, столько же проблем с взаимоотношениями, как и у неверующих. Более того, хотя мы должны быть экспертами в понимании и изменении человеческого естества, прошлые данные об исцелении стрессовых взаимоотношений и восстановлении сокрушенных людей не подтверждают этого. По правде говоря, эти данные не вызывают особого восторга.

         Тем не менее, когда я вернулся назад, к основам, к элементарным вопросам, которые мне нужно было задать с самого начала, и задать их на основании книги Творца, я увидел свет в конце тоннеля. Я обнаружил, что Писание не только обращается к природе взаимоотношений и факторам, необходимым для их функционирования, но и дает удивительный процесс восстановления, что дало мне больше надежд, чем я мог предположить несколько лет тому назад. Опыт доказал, по крайней мере мне, что для надежд есть твердое основание. И сегодня я живу с твердой уверенностью, что ещё многое нужно понять и претворить в жизнь.

 

 

Глава 1

Взаимоотношения — центральная категория

 

Поистине, трудно переоценить важность предмета взаимоотношений. Теперь я понимаю, что долгое время относился к ним, как к чему-то второстепенному. Они были на периферии моей жизни, где она воздействовала на жизнь других людей или пересекалась с ними. Теперь я вижу, что взаимоотношения являются центральным фактором самого существования нас, как человеческих существ. Мы проводим жизнь в реально существующем переплетении взаимоотношений, и, будучи отсеченными от них, мы умираем. Обычный человек без особого труда может насчитать от десяти до двадцати разнообразных взаимоотношений, в которых он участвует в течение одного дня. И все же мы уделяем очень мало времени, чтобы осмыслить из какого материала состоят эти взаимоотношения.

Возможно, это одна из причин, почему они причиня­ют нам столько беспокойства, потому что правда заклю­чается в том, что большинство наших проблем вырастают из трудностей во взаимоотношениях. Проблемы, связанные с семьей и браком, профессиональные, предпринимательские и общественные проблемы, религиозные, расовые и классовые распри, политическая и международная напряженность — все это связано с неработающими взаимоотношениями. Цель любого искушения и первое последствие любого греха — разру­шение взаимоотношений. Конечный результат состоит в том, что и Библия и психология называют отчуждением  - удалением или отделением от Бога, от других людей и от мира и неспособность выбирать и действовать во взаимоотношениях. Для нас давно пришло время серьез­но задуматься обо всем предмете взаимоотношений. Я предлагаю начать как с анатомии взаимоотношений, так и с патологии. Иначе, с лучшими в мире намерениями мы подобны врачу, пытающемуся вылечить поломанную ногу или поставить диагноз, не изучая анатомии и физиологии человеческого тела.

Понимание предмета взаимоотношений еще более важно, потому что оно влияет на наши переживания в Боге. Для меня много лет тому назад понять, что мы соотносимся с Богом совершенно таким же образом, каким мы соотносимся с другими людьми, было пережи­ванием, меняющим всю жизнь. Другими словами, мы используем те же методы и отношения в обоих направле­ниях. Существует много людей, у которых нет тесных взаимоотношений с Богом, или которые не совсем понимают, как наладить взаимоотношения с Богом, потому что у них есть трудности во взаимоотношениях вообще, или они не знают, как участвовать во взаимоот­ношениях в Богом. А для многих других язык Церкви, к сожалению, так мистифицировал всю эту область, что познание Бога кажется им каким-то странным мистичес­ким опытом, который обрели лишь немногие религиоз­но-ориентированные люди.

 

Истина состоит в том, что взаимоотношения лежат в самом центре всего Библейского откровения о Боге и человеке.

1.                     Первые утверждения, сделанные Богом о человеке, сотворенном Им были, во-первых: «Сотворим человека по образу Нашему»1. Другими словами, человек был сотво­рен носителем образа Божьего, т.е. моделью жизни и характера Божьего. Но Бог, Которого образ - человек, является Богом вечных, неизменных взаимоотношений - Отца, Сына и Духа.

Во-вторых: «Не хорошо быть человеку одному»2. С тех пор человек в Библии — всегда человек, имеющий взаимоотношения. Сами по себе мы  очень легко уязвимы, и нашим величайшим ужасом всегда было и остается одиночество.

«Двоим лучше, нежели одному; потому что у них есть доброе вознаграждение в труде их. Ибо, если упадет один, то другой поднимет товарища своего. Но горе одному, когда упадет, а другого нет, который поднял бы его»3.

2. Жизнь и смерть в Библии — вопрос взаимоотноше­ний. Иметь взаимоотношения с Богом, Источником Жизни, означает быть живым; быть разделенным с Богом, Источником Жизни, означает быть мертвым. Я могу ходить смеяться, питаться, бороться и спать, но я все равно мертв. Все это зависит от моих взаимоотноше­ний с Ним.

Вот почему праведность в основе своей тоже является термином, описывающим взаимоотношения. Он означа­ет «иметь правильные отношения», или можно это выразить устаревшей фразой — поступать друг с другом «по правде». Мы всегда можем сказать сразу — когда мы не поступали «по правде» со своей женой или с друзья­ми. Даже такое выражение, как страх Господень оказыва­ется, в сущности, понятием, описывающим качество взаимоотношений. Для древнего еврея бояться Господа означало соблюдать Его заповеди, ходить Его путями, прилепиться к Нему, любить Его и служить Ему4. Не удивительно, что это называется началом мудрости и первым принципом всякого знания.

 

3. Мы относимся к Богу также, как мы относимся к окружающим нас людям, вот почему проблемы взаимоот­ношений с Богом влияют на наши взаимоотношения друг с другом, и проблемы в наших взаимоотношениях друг с другом оказывают влияния на наши взаимоотно­шения с Богом5.

Наши взаимоотношения с Богом и наши взаимоотно­шения друг с другом в сущности схожи. Не абсолютно такие же, потому что в наших взаимоотношениях с Богом существуют факторы (например, поклонение), которые предназначены только для Него и не имеют место в человеческих взаимоотношениях. Но, с другой стороны, с сущности, они такого же порядка. Вот почему, как вы, возможно, заметили, многие песни поклонения, которые мы поем Христу, могли бы, с небольшими изменениями текста, стать любовными песнями, которые мы могли бы петь нашим женам, мужьям или возлюбленным. И вот почему Иоанн в своем послании может сказать за нас, что мы знаем, что мы любим Бога, потому что любим наших братьев, и, с другой стороны, можем сказать, что мы любим наших братьев, потому что мы любим Бога6. Давайте рассмот­рим фундаментальную природу этих взаимодействий, которые лежат так близко к центру нашей человеческой сущности.

Что же это такое?

Каждый день нашей жизни мы вовлечены в контакт и взаимодействия с другими людьми. Некоторые взаимо­действия подпадают под категорию личных взаимоотно­шений, и они очень разнообразны. Некоторые, такие как брачные или семейные, очень интимные и закрытые; другие, такие как членство в спортивных клубах. Цер­квях или политических партиях являются публичными и открытыми. Некоторые довольно постоянны, и для них характерна регулярная вовлеченность, например, обще­ние с коллегами на работе; другие нерегулярны и прерывисты, например, общение между врачом и паци­ентом или владельцем магазина и покупателем. Но какое же общее основание позволяет классифицировать их, как личные взаимоотношения? Следующее простое определение применимо к большинству этих взаимоот­ношений и выражает их отличительную сущность.

Взаимоотношение есть взаимный обмен жизнью между    двумя или более личностями

Заметьте, что мы сводим наше определение к взаимо­отношениям между людьми. Очевидно, что существуют другие типы взаимоотношений, например, между людьми и животным или между людьми и окружающей средой, но они находятся за пределами настоящего изучения.

Наше определение подразумевает несколько важных пунктов.

1. Взаимность

Для взаимоотношений между двумя людьми, каждый должен внести определенный вклад или сделать опреде­ленный взнос во взаимодействие, происходящее между ними. У вас не может быть совершенно односторонних или однобоких взаимоотношений, обе стороны должны быть каким-то образом задействованы. Член фан-клуба может делать кумира из кинозвезды, может знать интим­ные детали о стиле ее жизни, ее вкусах и мнениях, он может проводить большую часть свободного времени, руководя клубом для обеспечения ее интересов, но если он совершенно не известен своему кумиру, у него нет взаимоотношений с ней, несмотря на его деятельность в ее пользу.

Вклад во взаимоотношения со стороны двух сторон не обязательно должен быть одинакового рода или одинаковой степени. В предприятии рабочий вкладывает свое время, свое умение и свои усилия; работодатель вкладывает деньги, оборудование и направляет деятель­ность — между ними существуют, взаимоотношения. Учительница вкладывает свое знание, свою квалифика­цию и свой энтузиазм в предмет; ученики вкладывают свое внимание, свои вопросы, усилия и результаты экзаменов; между учителем и классом существуют взаимоотношения. Иногда кажется, что одна из сторон   дает все: например, мать с ее новорожденным младен­цем; но младенец тоже вносит свой вклад в эти взаимо­отношения, это вам скажет любая мать.

Взаимность также кое-что подразумевает. Если взаимоотношениям нужно расти и развиваться, то ответственность за результат лежит на обеих сторонах.

Если взаимоотношения разрушаются, можно полагать, что неудача определенным образом постигла обе сторо­ны, и если разрушенным взаимоотношениям необходимо восстановление, обе стороны должны взять на себя взаимные обязательства работать для достижения этой цели. Взаимоотношения никогда не сохраняются в одностороннем порядке, почти никогда не разрушаются в одностороннем порядке, и, конечно, не могут быть восстановлены в одностороннем порядке.

2. Обмен жизнью

Когда мы рассматриваем, из чего на самом деле состоят отношения, мы входим в более чувствительную область. Из чего они сделаны? Являются ли они просто набором поступков или внешних взаимодействий, или это нечто большее?

Вы идете в магазин, и продавец заворачивает вашу покупку, берет ваши деньги и говорит: «Спасибо». Это напоминает покупку из автомата. Вы идете в другой магазин, и продавец заворачивает вашу покупку, берет ваши деньги и говорит: «Спасибо». Вы чувствуете, что вас приветствуют, понимают и обожают; вы получаете впечатление, что эта покупка придала смысл всему вашему рабочему дню. Я вам гарантирую, что вы пожела­ете вернуться в этот магазин. В чем же разница? Один продавец исполняет свои служебные обязанности, другой делает то же. В чем же разгадка?

Мы являемся духом, помещенным в тело — это факт. Для лучшего понимания скажем, что мы — воплощенный дух. Дух — наша сущность. Тело без духа мертво. Это труп, говорит нам Иаков в своем послании7. Но так как мы есть дух, мы передаем жизнь духа. Например, вспом­ните, как вы последний раз говорили с кем-то, и разго­вор действительно удался. Вы были в одном ритме, на той же волне, — назовите это как вам угодно. Вы помни­те, как вы чувствовали себя после этого? Вы чувствовали жизнь, счастье, радость, какую-то наполненность. На самом деле произошло то, что вы соприкоснулись с духом другого человека. Дух передает жизнь духа. Вспомните, как иной раз вы говорили с кем-то, и между вами была невидимая стеклянная стена. Вы всего лишь обменивались словами, банальностями или торговались. Как вы чувствовали себя после этого? Измученными, иссушенными, усталыми, напряженными, выбитыми из колеи. Случилось то, что вы пытались достичь духа и были поставлены в тупик.

Обмен жизнью включает в себя взаимоотношения духа. Некоторые люди делают это охотно, их отношения всегда естественно содержат жизнь и энергию. Другие делают это плохо или, как это было со мной до середины жизни, совсем не знают, как это делать. Они часто страстно желают насыщенных взаимоотношений, но каким-то образом им никогда это не удается, и они не знают, почему. Такие люди не научились, как сообщать­ся духом, чтобы делиться собой с другими. Это не зависит от типа личности или темперамента, является ли человек экстравертом или интровертом. Экстраверт может погибнуть от внутреннего одиночества несмотря на всю свою шумливость и болтливость, потому что он не может достичь людей, и люди его. Истинный человек скрыт за имиджем или спрятан в роли, которую он играет. Интроверт может тихонько проскользнуть в компанию, не будучи замеченным, но сразу первый же заговоривший с ним человек пожелает монополизиро­вать все его время, потому что ранее он преткнулся об искреннего человека, который вынуждает его тоже быть искренним. Мы вернемся в нашем учении к этому аспекту еще несколько раз.

3. Третья сущность

Сущность, может быть, не лучшее слово, но назвать это фактором или элементом не делает ему чести. Дело в том, что взаимоотношения — это отдельная, самостоя­тельная сущность или реальность, довольно независимая от людей, создающих их. В браке муж и жена являются двумя сущностями. Существуют также взаимоотношения  мужа/жены как третья сущность. Существуют работода­тель и работник, также существуют взаимоотношения работодатель/работник. В бизнесе это получило всеоб­щее признание. Рабочие взаимоотношения определяются и описываются как условия контракта, такие как усло­вия приема на работу, заработная плата, характеристики выполняемой работы и т.д. Но взаимоотношения также включают типы управления и отношения между менед­жерами и рабочими.

Так как взаимоотношения сами по себе являются реальностью, вы можете наблюдать поразительное несоответствие между тем, кем являются сами стороны и какие взаимоотношения существуют между ними. Я встречал двух обыкновенных людей с очень скромными способностями и талантами, очень неприметными внешностью и личными свойствами, но их брак был великолепным. Я встречал другие случаи, когда оба супруга были чрезвычайно одарены, очаровательны, приятны и привлекательны, но их брак — абсолютная катастрофа. Первая пара вкладывала свои скромные дарования в свои взаимоотношения, вторая давным-давно перестала вкладывать что-либо значительное в свои взаимоотношения.

Люди обычно не понимают этого, очевидного, как кажется, принципа или не уделяют внимания выводам из него. Множество жен вместо того, чтобы работать над взаимоотношениями муж/жена, работают над своим мужем, пытаясь изменить, если можно, его личность. Мужья делают то же. Профсоюзы, рабочие и служащие тратят бесконечное множество часов и долларов за теми же пустыми занятиями: рабочие и служащие пытаются переделать членов профсоюза в свободных предприни­мателей", профсоюзы пытаются сделать из рабочих и служащих Фабианских социалистов. Между тем, самое главное в том, что взаимоотношения между сторонами накапливают неудачи и несглаженные обиды, которые иногда разваливают все дело или, в лучшем случае, делают взаимоотношения непродуктивными и неудовлет­ворительными для обеих сторон.

Наши взаимоотношения с Богом

Все, что мы говорили до сих пор» и большинство из того, что скажем, применимо также к нашим взаимоот­ношениям с Богом. Возможно, перво-наперво это применимо к нашим взаимоотношениям с Богом, и только затем - к нашим взаимоотношениям друг с другом.

Аспект взаимности означает, что хотя Бог определен­но желает быть с нами в активных взаимоотношениях и сделал все, что требуется, чтобы создать для этого условия, эти взаимоотношения будут действовать, только если мы будем готовы активно участвовать них. Более, чем один раз Бог говорил мне: «Я не могу сделать больше с тобой и повести тебя дальше до тех пор, пока ты не сделаешь чего-то для улучшения твоих личных взаимоотношений со Мной».

Вклад Бога неограничен по благодати и размеру, но качество взаимоотношений между нами зависит также от того, что мы вкладываем в них; а мы должны вкладывать то в чем обязательно нуждаются, любые взаимоотношения - самих себя. Можно провести многие часы за изучениеv Библии, в молитвах и в различных христиан­ских служениях, но если самого меня не будет в этих занятиях, если мой дух не задействован, с Богом не будет никаких истинных взаимоотношений, и я быстро утомлюсь от занятий, кажущихся бессмысленными.

Но если вовлечение в человеческие взаимоотношения означает, что я касаюсь другого человеческого духа, и это дает такую радость и жизнь, что же происходит, когда мой дух касается Святого Божьего Духа? Это вечная жизнь, это колодец живой воды, сообщающийся с главным источником, и в этом невозможно ошибиться!

Как мы делаем это? Просто отдавая себя от всего сердца, достигая Бога в нашем духе и сознательно и постоянно строя настоящие взаимоотношения с Ним. Когда это присутствует в наших молитвах и при пребы­вании нас в Его присутствии, в нашем сердце мы больше приближаемся к Нему. Удивительно то, что Бог делает то же по направлению к нам.

Поразмышляйте над этим. Ты заметил, что хотя в мире сегодня живет шесть миллиардов человек, когда ты обращаешься к Богу, Он никогда не говорит: «Подожди минутку, Я очень занят сейчас». И в то же время не уделяет тебе одну шестимиллиардную часть Своего внимания. Каким-то нево-образимым образом Он уделяет тебе все Свое неделимое внимание. Это удивительно. Конечно, когда Он уделяет тебе все Свое неделимое внимание. Он в то же время, также уделяет мне и милли­онам других все Свое неделимое внимание. Это потому, что Он бесконечен.

Над чем должны мы тогда работать в наших взаимо­отношениях с Богом? Вы уже поняли, что не над Богом, но над качеством нашего отношения к Нему, над его честностью, целостность, верностью, сердечностью. Как мы делаем это, станет ясно по мере нашего продвижения вперед.

Примечания

1. Бытие 1:26

2. Бытие 2:18

3. Екклесиаст 4:9-12

4. Второзаконие 10:12, 13, 20; 13:4

5. 1 Петра 3:7

6. 1 Иоанна 4:12; 5:2

7. Иакова 2:26

 

 

 

Глава 2

Категории  в  определении  взаимоотношений

 

Мы рассмотрели ранее, что взаимоотношения являются частью задуманного Богом дизайна жизни от самого начала и что они — возможная и нормальная часть жизни человека. Но перед тем, как мы перейдем далее, нам необходимо определить несколько основных категорий, которые помогут нам связать наше общее определение взаимоотношений с отдельными типами взаимоотношений, в которые мы вовлечены день за днем. Эти категории включают в себя два фундаменталь­ных типа взаимоотношений и два фундаментальных измерения, которые применимы, по-видимому, ко всем взаимоотношениям. Книга Бытие описывает происхож­дение двух различных типов взаимоотношений. Взаимо­отношения, в которых мы участвуем, распределяются между этими двумя типами.

1.    Инструментальные взаимоотношения или взаимоот­ношения сотрудничества, и

2.         Самодостаточные или социальные взаимоотношения

 

Инструментальные взаимоотношения

Бытие 1:26-28, обычно называется наказом сотворения или наказом владения, который был дан человеку Богом по отношению к остальному творению.

"Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле".

Эта заповедь и власть дана человеку, мужчине и женщине, и размножившемуся человеку, то есть челове­честву в целом. Управление Божьим творением — совместное дело, в котором мужчины и женщины сочетают свои усилия и ресурсы для того, чтобы сделать вместе то, что они никогда не смогли бы сделать по одиночке. Заметьте, что у истоков лежит сотрудничество, а не конкуренция. Этот тип взаимоотношений может также быть назван инструментальным, то есть это средство для достижения цели. Индивидуумы могут войти в отношения сотрудничества для достижения цели, выполнения общего задания, осуществления предназначения. Такие взаимоотношения — инструмент для достижения конечного пункта, и только существова­ние цели или предназначения заставляет людей сооб­щаться. Многие из наших взаимоотношений принадле­жат к этому типу, например, взаимоотношения между работодателем и работником, учителем и учеником, поставщиком и покупателем. Возможно, при этих взаимоотношениях присутствуют также общественно полезные аспекты, но без задания или цели их бы не хватило для поддержания взаимоотношений.

Самодостаточные взаимоотношения

 

В Бытии 2:18 есть кое-что несколько отличающееся. Бог посмотрел на Адама в Эдемском саду и сказал:

"Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему".

        

      Итак, из Адамового ребра Бог создал женщину и привел ее к нему. В экстатическом крике Адама: «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей», - мы видим зарождение нового типа взаимоотношений.

"Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут одна плоть".1

Здесь мы имеем взаимоотношения не сотрудничества, а отношения социальные, не инструментальные, а самодостаточные, то есть такие взаимоотношения не являются средством для достижения цели, но цель сама по себе. Это начало взаимоотношений, которые «хоро­шие» сами по себе, то есть они не нуждаются во внеш­ней цели или предназначении, чтобы оправдать их существование. Брак не существует для какой-то цели или предназначения вне брака, он существует ради жизни в браке. Брак даже не существует ради рождения детей; было бы правильнее сказать, что дети и семья существуют ради совершенствования и наполнения брака. Развод является катастрофой, так как он разруша­ет Богом данную цель. Не удивительно, что когда исчезают цель или предназначение, средства для дости­жения также оказываются под вопросом. Если брак терпит крушение, то какой смысл иметь детей? Сущес­твует связь между отношением к аборту в нашем общес­тве и крушением института брака, которая не получила должного внимания.

Конечно, немногие взаимоотношения являются по­лностью инструментальными или полностью самодоста­точными. Даже у работы есть важный социальный аспект: и друзья и семьи иногда соединяют усилия для выполнения особых задач и осуществления проектов. Тем не менее, непонимание основополагающего характе­ра взаимоотношений является часто встречающимся источником проблем.

Например, если я обнаружу, что дружба со мной поддерживается, потому что я, будучи членом комитета, могу быть хорошей поддержкой для проекта другого человека, у меня будет чувство, что меня «используют». Дружба не предназначена, чтобы служить средством для достижения цели, по крайней мере, в моей книге. С другой стороны, если поставщик заходит ко мне в офис и затем усаживается для милой беседы о его семье и его выходных, я, возможно, буду раздражаться, потому что он «тратит мое время». Он пришел с определенной целью и должен держаться ее.

Но я не увижу ничего плохого, если коллега подойдет ко мне с просьбой поддержать проект, или если друг зайдет поболтать ко мне в офис. В этих случаях природа взаимоотношений понятна, ее принимают обе стороны, и нет чувства, что взаимоотношения используют для других целей.

То же различие подразумевает, что я не могу серьезно ожидать, что мой начальник или мой менеджер будет обращаться со мной, как с приятелем и будет чувствите­лен к каждой моей нужде. Я должен основываться на главных условиях данных взаимоотношений, которые в основном являются инструментальными, и не беспоко­иться, если ударение делается на качестве и производи­тельности, а не на социальном взаимодействии. Нераз­бериха в этом вопросе является часто встречающейся серьезной проблемой в христианском бизнесе, в менед­жменте и руководстве миссий и организациях по помо­щи малоимущим. Отношения между персоналом важны, не заблуждайтесь в этом, но иногда я встречал людей, которые ждут от своих менеджеров и начальников по работе, что они будут заботиться об их нуждах в обще­нии, руководстве, увещеваний и даже обучении и покло­нении в условиях каждодневной работы. Но все это не имеет отношения к тому, чем на самом деле являются эти взаимоотношения. Сказав это, я соглашаюсь, что во многих областях христианской работы граница между взаимоотношениями сотрудничества и социальными взаимоотношениями не видна невооруженным глазом. Тем не менее, открытое, откровенное объяснение основных правил избавило бы нас от многих ненужных проблем.

Наши взаимоотношения с Богом

 

Человек был сотворен прежде всего для взаимоотноше­ний с Богом, и поэтому существуют некоторые аспекты этого типа взаимоотношений, у которых нет аналогий во взаимоотношениях человека с другими людьми. Первый - поклонение; его единственный объект - только Бог, поклонение кому-нибудь или чему-нибудь, кроме Бога является идолопоклонством и осуждается как таковое2. Преимущество покорности Богу перед любой другой человеческой властью также важно, и только когда это основное требование признано, другие наши взаимоот­ношения станут на место.

Тем не менее, во многом динамика наших взаимоот­ношений с Богом такая же, как динамика наших взаимо­отношений с другими людьми. Во-первых, наши взаимо­отношения с Богом являются самыми инструментальны­ми из всех взаимоотношений. Они существуют для достижения цели, самой возвышенной из всех целей, той, которая так часто трогала сердце Павла:

"...стремлюсь, не достигну ли и я, как достиг меня Христос Иисус'9.

Божья цель от вечности - установление Его Царства, цель, такая великая, что Иисус сказал, что она подобна сокровищу, скрытому на поле. Если человек однажды увидит ее, он продаст все, что имеет, чтобы приобрести ее. Упустишь эту цель, и все, что мы можем достичь, ограничивается возможностями нашего маленького, хрупкого «я» и куцым отрезком жизни. Величайшая из человеческих целей становится такой тривиальной что. мужчины и женщины задаются вопросом, стоит ли жизнь волнений, или устраиваются жить на тонкой верхней корочке жизни, отказываясь думать или попы­таться проникнуть поглубже. Я помню, как я говорил с одним выдающимся деятелем в области образования в Новой Зеландии, который ушел на пенсию после того, как достиг вершины избранной карьеры, и спросил его, как он находит свой отдых. Я никогда не забуду выраже­ния его лица. «Том, - сказал он, - это ужасно. Как будто я пришел в банк и обнаружил, что все мои деньги превратились в золу». Через год он умер.

Но когда мы задействованы в Божьих величественных целях, все имеет значение, все целесообразно. Трудности и препятствия сжимаются до незначительных пропо­рций, когда задействовано Царствие, и наименьшее несет вселенское значение, если оно связано с Царстви­ем.

Не заблуждайтесь. Бог не нуждается в нас. Он суверенен, и Он может сделать все, что захочет и когда захочет. Бог всемогущ, поэтому Ему принадлежит вся существую­щая сила. Он всеведущ, поэтому Ему принадлежит все существующее знание. Он вечен. Ему принадлежит все существующее время. Вы не можете пересилить Бога, вы не можете быть умнее Бога, вы не можете пережить Бога. Но эта суверенность не удовлетворяет сердце Бога. Единственная суверенность, которая удовлетворяет Его сердце — это суверенность Отцовства, то есть достиже­ние Его целей сыновьями и дочерьми, которые делают это просто потому, что такова воля Отца. Это будет придавать значение нашим действиям всю нашу настоя­щую жизнь и грядущую жизнь.

Но наши взаимоотношения с Богом являются также самыми самодостаточными из всех. Познать Его - наивысшая вершина существования. Если мы знаем Христа только со стороны пользы, которую приносит Его спасение, мы еще не знаем Его по-настоящему. «Иисус Христос, - сказал кто-то однажды, - так свят и так привлекателен, что, если бы мы увидели Его, мы полюбили бы Его, даже если бы Он не был бы нашим Освободителем». Павел тоже понимал это. «Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего...»*.

Это производит революцию в нашем отношении. Молиться - просто ради молитвы, поклоняться - просто поклоняться Богу, служить Ему просто ради радости служения, читать Библию просто потому, что это Его книга, познавать Его просто ради радости познания Его.

Бог действительно применяет эти самодостаточные качества к Своим взаимоотношениям с нами просто потому, что Он выбирает быть нашим другом. Сами по себе, эти взаимоотношения являются, возможно, самы­ми альтруистическими из всех человеческих взаимоотно­шений. «Авраам - Мой друг», - сказал Бог. «Вы - Мои друзья», - сказал Иисус5. Дружбе присуще равенство; вы не можете приказать другу, поэтому то, что Бог выбрал такие взаимоотношения с сотворенными сущес­твами, является, возможно, самым поразительным снисхождением.

Насколько глубокие, насколько широкие?

 

Есть еще две категории, важные в описании личных взаимоотношений:

1. Интимность или близость. Насколько глубоко мы намереваемся и ожидаем войти в жизнь друг друга в этих взаимоотношениях?

2. Масштаб и размах. Насколько наша жизнь должна быть вовлечена в эти взаимоотношения?

Взаимоотношения различаются как по степени интимности, так и по масштабу взаимодействия. Более того, хотя интимность и размах взаимоотношений могут быть непосредственно связаны друг с другом, это необязательное условие. Отношения на работе и деловое сотрудничество могут занимать значительную часть нашего активного времени и даже большую часть нашей мыслительной деятельности и все же задействовать очень незначительную часть личного и сокровенного. С другой стороны, увещевание или медицинская консуль­тация может затрагивать очень глубокий уровень интим­ности, но может касаться только узкого сектора нашей жизни и продолжаться очень краткое время.

Интимность

Различие в понимании и ожиданиях от интимности во взаимоотношениях может приносить столько же беспо­койств, сколько и любой другой аспект. Например, если я попытаюсь привнести во взаимоотношения такую степень интимности, которой другой человек не ожида­ет, не желает и не позволяет, я покажусь навязчивым, смущающим и слишком близким, чтобы можно было оставаться в покое. С другой стороны, если другой человек настроен на глубокое, интимное выражение своих желаний, страхов и чувств, но я не иду ему на­встречу, я покажусь ему нелюдимым, высокомерным и поверхностным.

  Брак предназначен для того, чтобы быть самым интимным из всех человеческих взаимоотношений, настолько близким, что он описывается как «становле­ние одной плотью»6. Но партнеры, вступающие в брак могут прийти с очень разными представлениями о том, что составляет интимность, и с очень разными способ­ностями делиться из глубины своих сердец друг с другом. Если эти отличия не высказываются и не осознаются, и если их существование не допускается, то тогда на горизонте начинают маячить проблемы. То же самое можно сказать о других областях семейной жизни. По мере того, как дети растут, насколько более родите­лям необходимо думать о том, что они должны разделять все надежды, страхи, планы и сомнения их детей в подростковом и более старшем возрасте? Насколько же более им следует  говорить со своими детьми о своих  собственным неудачах, отчаяниях и надеждах? Не существует готовых или абсолютно безопасных ответов на эти дилеммы. Дети часто сильно страдают как в детстве, так и на протяжении дальнейшей жизни из-за недостатка интимности между ними и их родителями. Но я также знал людей, которые были глубоко ранены, будучи детьми, потому что они несли ношу родительских проблем и родительских откровений, что намного превышало их возможности.

Увещеватели, служители и священники также сталки­ваются с потенциальными проблемами, связанными с интимной сферой тех, кого они увещевали. Если женщи­на, которая сегодня открыла вам глубины своей жизни, ожидает, что этот уровень интимности будет существо­вать и дальше, тогда как вы этого не ждете, она может быть глубоко обижена, если встретит вас в супермаркете на следующий день и вы пройдете мимо нее с улыбкой, приветливо помахав рукой. С другой стороны, человек, который ожидает, что интимность комнаты для увещева­ния завершится у дверей вашего кабинета, может на следующий день задуматься, не сказал ли он вам слиш­ком много, если вы измените направление движения, чтобы поболтать с ним вместо того, чтобы пройти мимо с улыбкой, приветливо помахав рукой.

Большая возможность для возникновения проблем возникает, когда явно интимный вопрос никогда раньше не рассматривался и не обсуждался. Можно получить больше преимущества, четко установив основные правила в начале взаимоотношений, так, чтобы обе стороны понимали, что от них ожидают и что допускают. Это не означает надевания на взаимоотношения смири­тельной рубашки. Взаимоотношения динамичны, а не статичны, и они всегда изменяются, но интимность представляет собой такой чувствительный вопрос, что она никогда не должна приниматься, как само собой разумеющееся.

Вот некоторые из важных решений, влияющих на близость взаимоотношений.

 

1. Побуждение к близости — это желание стать одним целым с другой личностью, сохраняя в то же самое время свою собственную идентичность.

Когда мы желаем соединиться с Богом в одно целое, то мы ищем полного счастья, когда мы желаем соединиться в одно с другим человеком, мы ищем любви, когда мы желаем соединиться с группой, мы ищем общения. Во всех этих переживаниях сохранение своей собственной идентичности и индивидуальности абсолютно важно и необходимо. Соединение с Богом не означает раство­риться в Его Божестве, это означает стать Его сынами и дочерьми;7 брак, где одна половина полностью домини­рует над другой, приводит к патологии и общество, где люди теряют свою идентичность в группе, становится культом.

2. Мы изначально сотворены с нуждой в близос­ти, потому что только близость и интимность способны положить конец нашему одиночеству.

Одно из самых значительных утверждений в Писании говорит об Адаме. Бог сказал об Адаме, еще не впавшем в грех, об Адаме в саду Эдемском: «Не хорошо быть человеку одному»6. Мужчина нуждался в близости сам по себе, так что из него была сотворена женщина, чтобы дать близость им обоим. Находясь во взаимной интим­ности близких взаимоотношений, мы прикасаемся к духу друг друга и очень глубоко внутри мы больше не одино­ки, но мы приняты, утешены, любимы и обретаем жизнь.

3. Интимность порождает в нас ранимость, потому что разрушаются стены между нами и все это всегда сопровождается эмоциями

В интимных отношениях мы не только открыты любви и одобрению, мы также открываемся возможности получить душевную рану, потому что то, чем мы делимся или рассказываем о себе, может быть не понято или использовано против нас. Мы также рискуем быть отвергнутыми, если предлагаемая или искомая близость осталась без ответа. Более того, так как в интимные взаимоотношения всегда вовлечены эмоции, то разрыв всегда очень болезнен и может стать эмоционально опустошающим.

4. Для развития интимности во взаимоотношени­ях всегда требуется самоотдача.

Природу связи между близостью и самоотдачей необхо­димо ясно понимать. Вы можете иметь взаимоотноше­ния, где будет присутствовать действительное посвяще­ние друг другу, но не будет значительной степени близости между сторонами. Это встречается часто в случае с взаимоотношениями, основанными на посвяще­нии себя какой-либо причине или цели. С другой стороны, так как интимность порождает ранимость, то она требует посвящения ради собственной безопасности. Это верно даже во взаимоотношениях, где интимность — вопрос профессиональный и временный, например, в случае служения человеку в личной нужде. Только если пациент уверен в том, что тот, к кому он обращается, действительно полностью надежный человек и верен своему долгу, то тогда он рискнет рассказать интимные детали своей жизни и проблемы.

Сегодня трагедия в том, что люди часто так жаждут интимности, но так боятся взаимопосвящения, что они начинают искать близости без посвященных друг другу взаимоотношений и вновь пожинают опустошающие раны.

5. Во взаимоотношениях мы эмоционально колеблемся между двумя желаниями: желанием близости и желанием сохранить право личной жизни.

Эти обе нужды или желания следует признавать закон­ными и естественными, нужду быть близким человеком для кого-нибудь и нужду быть самим собой. В действи­тельности, только там может родиться истинная близость, где право на сохранение личной жизни человека принимается с уважением. Обычно, мы эмоционально колеблемся между двумя полями, и необходимо чувство такта, так как одна сторона во взаимоотношениях может в какой-то момент жаждать близости, в то время как другая сторона желает остаться наедине с самим собой и хранить свое право на частную жизнь. До тех пор, пока мы не осознаем, что происходит в действительности, мы столкнемся с отверженностью в одном случае, или навязчивостью и доминированием в другом.

6. Вы не можете быть одинаково близки с боль­шим количеством людей.

Это очень важный принцип в церковных общинах, где одна из проблем в том, что мы строим только два типа взаимоотношений: или очень близкие, или очень отда­ленные. Нам необходимо понимать, что существует самый широкий спектр ценных и достойных взаимоот­ношений, имеющих самую различную степень близости.

У Иисуса было две группы учеников — 72 человека и 12 человек. Он был гораздо более близок с 12-ю, чем с 72-мя, но даже среди 12-ти Он выделил троих, с кем был особенно близок. Он брал с Собой Петра, Иоанна и Иакова туда, куда Он не брал остальных девять и делил­ся с ними тем, чего не доверял остальным. Даже среди троих был один, который был особенно близок, Иоанн, ученик «возлежавший на груди Иисуса»9.

Скиния в пустыне дает нам практический пример, способствующий пониманию взаимоотношений. В основном все в ней делилось на три главные сферы:

(а)   Внешний двор, куда имел доступ всякий еврей.

(б)   Святилище, куда имели доступ только священни­ки.

(в)  Святое-Святых, куда мог входить только Первос­вященник.

У нас у всех есть знакомые, которые принадлежат к внешнему двору, т.е. мы поддерживаем с ними отноше­ния, в которых нет действительной близости. Существует также меньший круг тех, кто принадлежит нашему святилищу и есть очень немногие, возможно всего лишь несколько за всю нашу жизнь, кто настолько близок нам, что принадлежат к нашему святому-святых. Если некто, принадлежащий к внешнему двору, пытается вломиться в святое-святых, мы не этот случай обладаем вывеской «Посторонним вход воспрещен!». И если они вламываются в святое-святых, то нам лучше пользовать­ся этой вывеской, иначе взаимоотношения не сложатся никоим образом вообще. В подобных ситуациях для разрешения мы нуждаемся .в мудрости и благодати, потому что человек, жаждущий близости, в конце концов переживет отвержение, но травма будет гораздо тяжелее впоследствии, если к близости не прийти с самого начала правильным и тщательным образом.

Масштаб или размах

1. Проблема необсужденных предположений.

 

В ситуациях на работе, природа и размах взаимоотноше­ний, в основном, тщательным образом определены служебными обязанностями или профсоюзными прото­колами, но в свободных объединениях, таких, как Церкви, или в общественных взаимоотношениях, нет особенных, написанных на бумаге правил. Но даже во взаимоотношениях на работе присутствует социальный аспект, потому что те же вопросы возникают о том, насколько далеко определенные взаимоотношения должны распространяться. Например, обязательно ли мои взаимоотношения с коллегой на работе означают, что я должен быть его поверенным во всех его семейных проблемах или что я должен выслушивать описание каждого удара, потребовавшегося для попадания в лунку во время его игры в гольф в выходные. Он наверняка считает так, но считаю ли так я? Должен ли я, в свою очередь, развлекать его своим анализом симфонии Брамса, которую я слушал накануне вечером, хотя я знаю, что он абсолютно лишен слуха? Где находятся законные границы интереса начальника к жизни своих подчиненных? Когда он перестает быть заботящимся представителем власти и становится «любопытной Варварой»? В какой части личной жизни моей паствы я должен участвовать? Должна ли жена выполнять все прихоти мужа-алкоголика или навязчивого болтуна в любое время дня и ночи?

Часто трудности возникают в браке, и виновником снова оказываются необсужденные предположения. Жена, например, может предположить, что так как в браке они едины, они должны делиться обо всем друг с другом. Итак, когда ее муж приходит домой, она дает ему детальный отчет о всем ее дне и всех выходках детей. Более того, она ждет, что муж поделится с ней тем, что происходило в тот день на заводе. Если он этого не делает, она может почувствовать себя выставленной из важной части жизни ее мужа, или у нее может быть тяжелое подозрение, что он на самом деле что-то от нее скрывает. С другой стороны, муж может просто решить, что работа — это работа и, как таковая, заканчивается в пять часов вечера. Он не видит смысла приносить ее домой, чтобы она заполнила его вечер. Он пришел домой, чтобы уйти от всего этого, и затем, какой смысл рассказывать, что он делал сегодня - он будет делать то же самое завтра, послезавтра. Если его жена будет давить, требуя деталей, сначала он может раздражиться, затем уйдет в себя, затем обидится, потому что ее невысказанное подозрение начинает проявляться.

Дело не столько в том, что один подход к тому, чем нужно делиться, праведен, а другой — нет, и даже не в том, что один лучше другого, а в том, что у двух людей есть разные взгляды на данный вопрос, но они никогда не выдвигали свои представления на обсуждение.

3.                     Масштаб или размах взаимоотношений также ставит вопрос о границах.

 

Все мы участвуем во многих различных взаимоотноше­ниях, каждое из которых требует или утверждает права над определенным количеством нашего времени и внимания, нашего долга и верности, нашей поддержки или наших денег. Например, мы можем быть связаны чувством долга и верности в отношении нашего началь­ника, в отношении Церкви, нашего брака и семьи, нашего спортивного клуба, нашего садоводческого кооператива и политической партии.

В различных взаимоотношениях возникают проблемы ограничений нашей компетентности, наших обязан­ностей в этих взаимоотношениях и нашего долга в отношении их. Например, все сложилось так, что у вас в среду вечером одновременно назначены: зачеты в заочной школе; срочно нужно подготовить отчет на работе; ежемесячное собрание дьяконов в Церкви и жена также нуждается в общении и утешении, и все это требует моего присутствия. В желании максимально угасить все конфликты, нам необходимо определить границы наших обязанностей и правильно расставить приоритеты между взаимоотношениями, чтобы все было рассортировано и утверждено в должном порядке.

Как насчет нашей близости с Богом?

 

Говоря об этом предмете, мы не можем не напомнить себе, что вопросы интимности и масштаба также прежде всего относятся к нашим взаимоотношениям с Богом. В действительности, именно взаимоотношения между нами и Святым Духом являются самыми интимными из всех взаимоотношений. Самые тесные взаимоотношения, в которых могут участвовать два человека - это общение или одна плоть в браке. Взаимоотношения Святого Духа с нашим духом - это взаимоотношения «пребывания внутри» или взаимного пребывания: мы в Нем и Он в нас. «А соединяющийся с Господом есть один дух (с Господом)»10. Но если это истинно по отношению к нашему состоянию, истинно ли это по отношению к нашему опыту, или познать настоящее интимное обще­ние с Творцом — только для немногих? Можем ли мы развивать его, и доступно ли оно нам по-настоящему? Позвольте сказать следующее: интимные отношения на любом уровне достигаются с трудом и небезболезненно. В действительности, боль и страдания вовлечены в рост и развитие на любом уровне. Атлеты быстро осознают, что им нужно заплатить некоторую цену и прорваться через барьер боли для улучшения своих результатов или победы в забеге. Так же и мы должны заплатить цену и прорваться через болевой барьер, если мы желаем расти эмоционально, духовно и в наших взаимоотношениях.! Это нелегко сочетается с нашими изнеженными совре­менными представлениями и нашими евангелиями исцеления, процветания и постоянной победы. Но, тем не менее, дело обстоит именно так в жизни и в Писании. Боль — это то, что мы, если можно, пытаемся избежать. Но мы не избегаем ее, вместо этого мы подвергаемся боли нездорового тела, искаженных эмоциональных реакций и одиночества во взаимоотношениях.

То же самое верно и в отношении масштаба или размаха наших взаимоотношений с Богом. Это касается всего, чтобы мы ни делали, словом или делом, мы должны делать все это во имя Господа Иисуса Христа, как выражение нашей благодарности Богу Отцу11.

Мой друг Уин Фонтейн в Новой Зеландии несколько лет назад написал книгу под названием «Остальные сто часов», где он размышлял об этом. Идея книги была такова:

Каждую неделю мы живем 7 х 24 часа =168 часов Если мы спим 8 часов в сутки, 7 х 8 = 56 часов Мы бодрствуем каждую неделю =112 часов Затем, он сказал следующее — обычный частный христианин вряд ли тратит более 12 часов в неделю на церковные собрания или религиозные занятия того или иного рода. Отнять 12 от 112 — остается 100 часов в неделю, которые мы затрачиваем на нерелигиозную деятельность. Что Бог думает об этих оставшихся ста часах?

Конечно, Бог думает об этом; Он заботится обо всем, что касается наших занятий. Но если Уин прав и мы тратим около 90% нашего времени на чисто обществен­ную деятельность, то это должно означать, что 90% Божьего времени тоже уходит на заботу о вещественных началах. Жизнь делится, соответственно, на духовное и мирское, но они равно важны для Бога. Духовное - это наше поклонение в храме; мирское - это наше служение миру; поклонение и служение всегда идут рука об руку - «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному слу­жи»12.

Строительные блоки взаимоотношений

 

Теперь мы переходим к элементам, которые необходимы, чтобы построить взаимоотношения с кем-либо и сохра­нять их живыми и здоровыми. Здесь должно иметь место взаимное участие, но только его не достаточно. То же можно сказать об общем интересе или общей цели. Как бы важны они ни были, только их самих не достаточно, чтобы гарантировать успех или хотя бы выживание взаимоотношений. Многие браки, деловые связи и политические союзы начинаются с этого, но затем умирают или распадаются. Необходимо больше, чем просто сочетаемость или общие цели.

Все взаимоотношения любого типа состоят из четы­рех базовых элементов, или факторов. Они составляют основные строительные блоки взаимоотношений. Могут быть вовлечены другие элементы, они могут быть очень важными, но тем не менее, эти четыре элемента являются необходимыми. Если любым из них пренебрегают или с ним плохо обращаются, все взаимоотношения окажут­ся в критическом положении. Если ошибка не разбира­ется и не исправляется, взаимоотношения начнут разрушаться.

Вот четыре фактора или элемента, которые мы будем разбирать:

1. Любовь — переносящая все

2. Доверие — самое хрупкое

3. Уважение или почтение — самое пренебрегаемое и

4. Понимание или знание — для них требуется наиболь­шее количество времени

Относительная важность этих элементов может разли­чаться в разных взаимоотношениях. Во взаимоотноше­ниях между последователями и лидерами доверие может быть доминирующим элементом, между работодателем и работником таковым может быть уважение, между членами семьи таковой может быть любовь. Тем не менее, все четыре элемента необходимы в любых взаимо­отношениях, и ни одним из них невозможно пренебречь без серьезных последствий. Так же может различаться способ их выражения. Любовь между мужем и женой отличается в выражении от любви между друзьями или между учителем и учениками, но любовь должна присут­ствовать в любых взаимоотношениях.

Более того, эти элементы не являются взаимозаменя­емыми. Вы не можете компенсировать ошибку в одной области более пристальным вниманием к другой. Вы не можете сказать: «Я не доверяю ему, но я все же люблю его». Любовь не исправит недоверие. Вы не можете сказать: «Я потерял к ней уважение, но я все же по-настоящему понимаю ее». Понимание не исправит неуважение. Взаимоотношения были созданы, чтобы твердо стоять на четырех ногах; если одна нога слаба, они будут хромать, если две станут слабыми, они несо­мненно рухнут. Чтобы построить долговременные взаимоотношения, нам нужно знать, что нужно делать в каждой из четырех областей. Кроме того, мы должны постоянно и настойчиво претворять это знание в жизнь, пока оно не станет нашим естественным способом действия.

Примечания


1. Бытие 2:24

2. Исход 20:3-5

3. Филиппинцам 3:12

4. Филиппийцам 3:8

5. Исайя 41:8; Иоанна 15:14

6.1 Коринфянам 6:16

7. 2 Коринфянам 6:18

8. Бытие 2:18

9. Иоанна 21:20

10. 1 Коринфянам 6:17

11. Колоссянам 3:17

12. Луки 4:8


 

 

 

Глава 3

Любовь, переносящая все

Мы начинаем с предмета любви не потому, что это, без сомнения, самый важный элемент, но потому что наша хорошая осведомленность о нем и акцентирование его часто не позволяют нам увидит» его истинное значение.

Мы обычно совершаем две серьезные ошибки, судя о месте любви в личных взаимоотношениях. Одна из них состоит в том, что мы вообще не отводим ей места в некоторых взаимоотношениях, таких, например, как взаимоотношения на рынке бизнеса и коммерции, и другая в том, что мы ожидаем, что она будет нести все бремя в других взаимоотношениях, таких как брак и воспитание детей. «Если мы просто будем достаточно любить друг друга, все будет хорошо». Как мы увидим, мы ошибаемся в этих обоих предположениях.

Частично проблема может заключаться в том, что в нашем языке слово «любовь» стало таким часто встреча­ющимся, что оно почти утратило все свое значение. Я могу сказать в разных случаях: «Я люблю свою жену, я люблю рыбалку. Бога, духовную музыку, итальянскую кухню и кроссворды». Тогда возникает вопрос, как на самом деле я люблю мою жену? Так же, как люблю пищу или запутанные кроссворды? Любовь, как слово, превратилась в сильно обесценившуюся валюту.

Давайте, из всего, что вы, возможно, читали или слышали о предмете любви, выделим некоторые основ­ные принципы, которые помогут нам разобраться с ним. На практике, хотя нам часто говорят, что мы должны  любить, проповедники редко говорят нам. как это делать.

 

Во-первых, отличайте эмоциональную любовь от волевой любви. Эмоциональная любовь касается наших чувств и привязанностей: Я могу чувствовать нежность при виде маленького ребенка, романтические чувства в присутствии прекрасной дамы, сострадание, состоящее из любви и печали, при виде нуждающегося человека, и так далее. Такие чувственные состояния всегда являются побочными продуктами, то есть они являются умствен­ными реакциями на события и происшествия, которые происходят в окружающей среде, и которым мы подвер­гаемся. Они важны; наши эмоции являются частью Богом данного дара нам, как личностям. Они являются мотивирующими средствами, или ментальные двигатели, то есть они движут нами. Слово «эмоция» происходит от латинского слова movere, то есть «двигаться». Но так как наши эмоции являются реакциями, сами по себе они не несут моральной ценности. Чувства «любви» могут, например, привести нас к похоти так же легко, как и к брачной привязанности.

Эмоции предназначены для придания силы нашему поведению, но на них самих нельзя полагаться, решая, каким должно быть наше поведение. Чувства нежности и даже сострадания могут стать приятными состояниями, которые мы испытываем ради их самих. Когда это происходит, они дегенерируют в простой сентимента­лизм. Эмоции предназначены для того, чтобы двигать нами, они никогда не предназначались для того, чтобы они были целью сами по себе.

Другой тип любви — волевая любовь, которая вклю­чает в себя реакцию нашей воли или активный выбор. Это преднамеренный выбор, который придает любви моральную ценность. Я могу выбрать любовь. Вот почему Бог говорит: «Люби Господа, Бога твоего», — или: «Любите врагов ваших»2. Если любовь просто является делом ваших чувств, как я могу любить Бога, если я не испытываю любви к Нему, или как, наконец, я могу испытывать любовь к тому, кто только что украл мой автомобиль или очернил доброе имя моей жены?

Любовь, в действительности, является реакцией, которая должна задействовать весь наш потенциал. Бог, Который есть любовь, и, поэтому, является автором и началом любви, очень ясно определяет параметры любви, хотя я сомневаюсь, осознаем ли мы важность этого заявления. Бог говорит, что любить нужно «всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею»3. Любовь, базирующая­ся только на теплых чувствах, является просто настрое­нием: любовь, базирующаяся только на нашем разуме, является всего лишь восхищением; и любовь, базирую­щаяся только на воле, является милосердием в формаль­ном, негативном смысле. Мы можем сказать тогда, что любовь имеет основные свойства отношения, то есть, в ней есть познавательный или интеллектуальный эле­мент, есть также эмоциональный, или чувственный элемент, и есть также элемент поведения. Именно любящее отношение важно во взаимоотношениях.

Во-вторых, мы должны осознать чрезвычайную важ­ность того, что мы должны сперва полюбить Бога. Это не значит, что Бог желает быть прима-балериной или возглавлять рейтинг популярности, но только когда мы любим сперва Бога, мы можем должным образом и без усилий любить затем других людей. Действительность состоит в том, что наша сотворенная сущность была создана для Божественной любви. У нас есть сотворен­ная потребность быть любимым любовью, на которую можно положиться, и которая никогда не изменяется. У нас есть глубокая жажда безопасности и желание, чтобы нас любили ради нас самих и ни по какой другой причи­не. не за то, что мы сделали, дали или чего мы достигли, но просто ради нас самих. Только Бог может так любить. Только Бог любит от полноты, а не от нужды. Один Он любит нас только ради нас самих. Только Его любовь неизменна, как и Он сам. Тем не менее, если наша потребность в таком виде любви не удовлетворяется Божьей любовью, мы идем искать ее у людей, и никто из них не может нам ее дать: ни любовник, ни жена, ни родитель, ни брат. Мы возлагаем неподъемные бремена на брак, дружбу или другие взаимоотношения, чтобы они обеспечили нас Божественной любовью.

Более того, у нас есть инстинктивное чувство верхов­ной ценности любви, потому мы желаем вложить нашу любовь только в того, кто достоин ее совершенным образом, и кто будет соответствовать всем нашим идеалам о достойном объекте. Но только одна личность никогда нас не разочарует. Это Христос. Мы можем Любить Его всем нашим сердцем, разумом, душой и крепостию и никогда не быть разочарованными минуса­ми Его характера или недостатками Его поведения. Если же мы не вкладываем нашу любовь в Бога, мы ищем  таких стандартов поведения, которых вероятно, не может достичь ни один человек. Мы говорим или даем понять нашему мужу или нашим детям: «Я так тебя люблю, что ты никогда не должен меня разочаровывать или огорчать». Это невозможно. Они никогда не возьмут на себя такого обязательства, и у них нет никакой возможности ответить таким требованиям.

Чудесно то, что когда мы любим сперва и прежде всего Бога, тогда наша потребность в Божественной неизменной любви удовлетворяется. Именно тогда наша нужда любить совершенную личность удовлетворяется, и мы освобождаемся, чтобы давать и принимать то, что может давать и принимать человеческая любовь - изменчивую, колеблющуюся, всеобъемлющую, теплую, страстную, дружескую, нежную, заботящуюся человечес­кую любовь и отдачу. Великая штука, но, как и мы сами, далеко не совершенная.

Внести в любовь содержание

Библия - наверняка, лучшая на книжном рынке книга о любви, и она богата терминами и понятиями, описыва­ющими динамичную, всеобъемлющую сущность любви. Некоторые из них являются более эмоциональными состояниями или чувствами, как симпатия или сострада­ние или нежность или сожаление, другие, такие как забота или обходительность или доброта, являют собой более активное выражение любви. Давайте рассмотрим более важные из этих терминов.

Забота - любовь в действии

               

Основная характеристика того, что мы называем забо­той, это нечто, выражающееся в поведении. Вы не можете сказать: «Я забочусь», - и затем ничего не делать. Так часто во взаимоотношениях, которые до­лжны быть наполнены любовью, слышна жалоба: «Ты не заботишься», - или: «Никому это не нужно», — и именно это обычно неправильно во взаимоотношениях. Во многих, хорошо известных местах Писания слово «любовь» можно заменить словом «забота» и это даст нам по-новому взглянуть на них. Например: «Ибо так позаботился Бог о мире, что отдал Сына Своего единород­ного...»4; «Будем заботиться..., потому что Он прежде позаботился о нас»5; «В том забота, что... Он позаботил­ся о нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши»6.

Забота - это главный признак присутствия любви во взаимоотношениях, и именно ее наличия так не хватает в любви. Забота - это любовь в ее самом широком понимании, доктора и медсестры, заботящиеся о своих пациентах; школы, заботящиеся о своих учениках; местные власти, заботящиеся о своих районах. Никакое -дело не будет процветать, если о нем не будут проявлять заботы те, кому вверено попечение о нем, касается ли это заботы о результатах дела или о тех, кто пользуется плодами этого дела. Забота, как соседка любви - это не вопрос наличия теплого чувства внутри по отношению к людям, это прямое вмешательство в их дела и достиже­ние их интересов с такой верностью, как если бы это прямо касалось нас самих. Взаимная забота ведет к гармонии и плодотворному взаимодействию. Когда ею пренебрегают, или когда мы становимся беззаботными, то результат этого - распри, напряженность и неэф­фективность.

Доброта - любовь и братское чувство

 

Любовь всегда добра, потому что такова вся ее природа7. Корни доброты лежат в глубоком осознании нашей близости, другими словами это и есть «братолюбие». Тот факт, что Бог добр к нам даже в нашем падшем состоянии9, содержит в себе признание того, что мы действительно близки Ему, на еврейском языке выраже­ние «Бог — наш искупитель»10, звучит «геЪл», что буквально означает «Тот, кто поступает, как очень близкий».

Когда мы проявляем доброту, то присутствует интуи­тивное чувство, что мы делаем нечто такое, чего хотели бы в отношении себя в похожих обстоятельствах от кого-нибудь другого, поэтому мы делаем это свободно и с удовлетворением. Из этого осознания дружбы, доброта очень тесно связана с симпатией", милосердием или состраданием12.

Недоброжелательность, ранит, потому что она поража­ет или ранит это чувство доброты и оставляет после себя чувство отверженности и отчуждения.

«Мне нравится» — любовь в ее наиболее прият­ных выражениях

 

Фраза «мне нравится», часто кажется выражением какого-то мифического и эфемерного чувства, которым мы почти не можем управлять. Мы говорим, что людей нужно любить, но не обязательно они должны нравить­ся. Тем не менее, это внутреннее расположение играет сверхважную роль во всех взаимоотношениях, где имеется в наличии хотя бы какая-нибудь степень близос­ти, и, в действительности, это - один из главных факторов, который ведет нас к близости. С другой стороны, находиться в близких взаимоотношениях с человеком, который вам не нравится, невыносимо.

Один из самых приятных аспектов любви — когда мы можем сказать, что это нам нравится. Это выражается в радости и удовольствии, которые мы находим в обществе Друг друга. В Библии это названо «обрести благоволение в очах твоих»13. Это чувство состоит из привлекатель­ности, обращения, интереса, привязанности и других созвучных и приятных реакций или чувств. Сначала это возникает возможно из того, каким образом различные люди, или представители разных полов подтверждают или одобряют друг друга и это вырастает из взаимообме­на и взаимодействия в отношения любви.

 

Дружба — любовь в ее наиболее неинтересной форме

 

Особые качества дружбы необходимо уважать и пони­мать, особенно среди христиан. Мы обладаем особенной возможностью, становиться друзьями для людей недру­желюбных и грешников, как это делал Иисус14. Предло­жению дружить тяжело противостоять, но люди хотят, чтобы с ними обращались как с друзьями, а не как с объектом наших стремлений евангелизировать.

Библия оценивает дружбу очень высоко, так высоко, что большая часть того, что современное общество называет дружбой не идет ни в какое сравнение. Сомни­тельно, если оно у нас когда-либо выходит за рамки знакомства.

Во-первых, в любви друзей должно быть равенство* Они сознательно и намеренно придерживаются одинако­вого уровня, если ценят свои взаимоотношения. Воз­можно, поэтому дружба часто трудное понятие для лидеров. Им приходится сходить вниз со своих пьедеста­лов, поступиться прерогативой своего положения и уронить вниз установившиеся символы, если они хотят дарить и принимать дружбу. Я помню разочарование одного человека, пытавшегося установить дружбу со своим соседом, который был служителем Церкви. Он сказал: «Я старался стать его другом, но каждый раз при встрече он хотел играть для меня роль пастора и служить мне». Когда мужья и жены являются истинными друзьями, то конфликт вокруг главенствующего положения и его значение в браке становится практически бессмыс­ленным. Разве возможен между друзьями спор относи­тельно того, кто главный?

Именно этот аспект равенства, определяющий Божий выбор дружбы, как модели для нас, является особенно возбуждающим. «Авраам — Мой друг»15, — говорит Бог и сходит вниз, чтобы поговорить с ним, как Он говорил с Моисеем, лицом к лицу, как человек разговаривает со своим другом16. Кто может представить себе, на что было похоже общение Иисуса с двенадцатью, когда Он сидел среди них и называл их друзьями?17 Вы не можете командовать другом, вы не можете требовать от друга послушания. То, что делает друг, он делает это по своему свободному выбору ради вас и ради дружбы. Во-вторых, из этого равенства рождается непосредствен­ность и открытость, присущие дружбе. Друзья имеют доступ в нашу жизнь, поэтому им не нужно официально­го приглашения в наши личные дела. Также нам не нужно перед ними надевать официальную маску, перед ними мы такие, какие мы есть на самом деле. Излишние претензии, равно как и легкомысленность не выживут в дружбе,. То, что в дружбе мы не преследуем особых интересов, приводит к тому, что мы говорим правду - чего бы это ни стоило. В этом смысле друзья занимают уникальное положение - они достаточно близки нам, чтобы быть эмоционально чувствительными к нашим чувствам, но также между друзьями существует достаточ­ная дистанция, чтобы быть с нами, если нужно, объек­тивными и прямыми. «Искренни укоризны от любяще­го...». «Железо железо острит, и человек изощряет взгляд друга своего»^. Читая эти слова, удивляешься их прони­цательности.

Наконец, любовь истинного друга обладает невероятной способностью претерпевать, проходя через трудности - Давид и Ионафан, Еффей Гефянин и царь Давид, Руфь и Ноеминь. «Нет больше той любви, - сказал Иисус, -  «как если кто положит душу свою за друзей своих»19. Что здесь подчеркнуто, так это моральные обязательства в дружбе, когда ничто в этой жизни или самой смерти не может разделить меня от моего друга. В Своем Воплоще­нии Иисус взял на Себя моральные обязательства дружбы к нам, т.е никогда-не оставлять нас и не забы­вать нас. Для этого Он умер и воскрес из мертвых; для этого Он послал Своего Духа, чтобы соединиться с нашим духом, поэтому мы теперь можем взывать вместе с апостолом Павлом, что ничто не может отлучить меня от любви Божьей во Христе Иисусе, Господе нашем, ни жизнь, ни смерть, ни ангелы, ни начальства, ни силы, ничто ни в этом веке, ни в будущем, никакая другая реальность20.

Нежность - любовь в самом трогательном выражении

 

Нежность - это еще одно выражение любви, тесно связанное с близостью, например, в отношениях матери к младенцу, мужа к жене или родителя к ребенку. Она возбуждается в более сильной стороне — в результате осознания того, что слабая сторона очень ранима и в то же самое время очень драгоценна. Таким образом, отношение Бога к нам описано как «благоутробное милосердие»11, и, таким образом, мы должны быть добры и сострадательны друг к другу, взаимно про­щая22.

Нежность - это непритязательное чувство, не ищущее награды или ответа, но жаждущее разрешения только отдавать. Оно также очень осторожное в слове и в деле, осознавая хрупкость того, к кому она направлена, а также чувствительно в эмоциях23. Например, утешая грустящего или успокаивая обеспокоенного или испугав­шегося, необходимо «говорить к сердцу»24, т.е.-даже наблюдая за своим тоном в голосе.

Западный стереотип мужественности изображал нежность, как признак слабости, и это - заблуждение, навлекшее за собой ужасные последствия. В бесчисленных взаимоотношениях, мужчины были неспособны являть или принимать нежность и отсюда ужасно страдали их жены и дети. Несмотря на то, что нежность — нечто очень чувствительное, она не может происте­кать из слабости, но только из силы, поэтому она приносит тому, кто ее принимает, чувство безопасности и защиты, будь то младенец, ребенок, жена или друг.

Щедрость - любовь в ее самом свободном проявлении

 

Это не только касается денег, но гораздо более касается времени, внимания, помощи, поддержки и похвалы. Она также проявляется в выражении радости и удовольствия при виде успеха или удачи другого человека.

В Божьем характере - давать щедро и расточитель­но25; поэтому и мы должны поступать также26. Щед­рость, как мы видим, является и ключом к процветанию, и целью процветания27, но это процветание является также, и главным образом, процветанием души, богат­ством в довольстве, силе и даяниях. Описывая щедрость, таким образом, можно использовать следующие слова:  неэгоистичный, открытый, сердечный, свободный, нежадный; все эти слова подойдут к портрету воистину хорошего человека или великого лидера. Они предпола­гают собой широту видения, внутреннее богатство и разнообразие интересов.

Сострадание — любовь и симпатия

 

Сострадание, или некоторое похожее внутреннее выра­жение, часто остается простой сентиментальностью; нам кого-то жалко, но дальше этой жалости мы не идем. Роберт Гринлиф предупреждает нас об этом утверждая, что: «Заботливое сострадание часто обратно пропорцио­нально установившимся идеалам».

Сострадание - это чувство жалости и беспокойства при виде боли или страдания окружающих. Оно требует осознания, каково было бы нам на их месте, и способ­ности прочувствовать их переживания. В Божьем плане  сострадание связано с благодатью, прощением и не­жностью28, и на примере Христа, именно сострадание побуждало Его служить нуждам других людей и отвечать на их страдания29. В посланиях Павла оно связано с добротой, смирением, терпением, прощением и мило­сердием30.

Сострадание также подобно лакмусовой бумажке;  показывая, какие эмоции позволительны нам, христиа­нам, а какие — нет. Если в отношении кого-либо мы чувствуем нечто, сравнимое с состраданием, то эти чувства позволительны, но если мы не можем кому-либо сострадать, то мы в неправильном положении. Напри­мер, мы можем разозлиться на кого-нибудь, но в то же время чувствовать сострадание к нему; но невозможно переживать в отношении того же самого человека и гнев и сострадание.

Прощение — любовь в ее самом милостивом выражении

 

Ни одни взаимоотношения не выживут без готовности прощать. Прощение - это отказ обвинять и позволение виновной стороне уйти свободной от осуждения, наказа­ния и возмездия. Прощение - это сторона благодати, потому что прощающий нечто откладывает в сторону, и, делая это, он отказывается от своих притязаний раз и навсегда.

Во взаимоотношениях всегда существует опасность завести в своей памяти черную записную книжку, содержащую в себе неправильные поступки, ошибки и падения людей, всегда готовую для использования во свидетельство против них при случае. Если все это имеется в наличии, то прощения никогда не было. Огромное количество напряженности во взаимоотноше­ниях проистекает из подобного вида непрощения, а также из чувств людей, что их прошлые ошибки все еще используются против них. Божье прощение не записыва­ет наших грехов, о них нам больше не напоминают31, и, подобным же образом, мы должны прощать друг друга.

Выражение любви

Любовь динамична, то есть ей необходимо иметь объект. Вы не можете просто любить или просто иметь любовь, вам нужно любить что-то или кого-то. Таким образом любовь нуждается в выражении. В отношении детей ее необходимо выражать много раз и различными способа­ми, чтобы они поверили в нее. Я потерял счет тем, кто оглядываясь назад, на свое детство, печально говорили:  «Я думаю, что мои родители по-своему любили меня, но я никогда этого не почувствовал».

Любовь необходимо высказывать. Слова «я люблю тебя» все еще остаются самыми прекрасными словами из слов, которые мы когда-либо слышали. У моего друга было два сына-подростка, которые доставляли ему всевозможные неприятности. Он сказал: «Я позвал их однажды. Я чувствовал себя немного по-идиотски, потому что они были здоровыми парнями, но я сказал им: "Послушайте, я давно не говорил вам этого, но я просто хочу, чтобы вы оба знали, что я действительно люблю вас"». Его конфликт с сыновьями был исчерпан в тот же вечер.

Любовь также передается несловесным способом, через то, как мы смотрим друг на друга, как мы прикасаемся друг к другу. Один из моих сыновей учился в школе, куда многие дети пришли из разбитых семей. Он расска­зывал мне, как на площадке для игр во время обеденного перерыва маленькие дети из младших классов подходили к нему, брали его за руку, не говоря ничего, и просто шли с ним, держа его за руку. Через некоторое время они, довольные, убегали прочь; они получали что-то нужное через контакт с заботливой рукой.

Чем более интимны взаимоотношения, тем более важным становится фактор любви, и эмоциональный аспект более выходит на поверхность. Это особенно верно для брака и семьи, потому что чем больше люди прибли­жаются к нам, тем больше наши чувства вовлекаются во взаимоотношения.

В этой связи я замечаю, что заповедь любить в Писании дается чаще мужу, чем жене. Для этого, воз­можно, есть веская причина. Для жен характерна отзыв­чивость; люби свою жену должным образом, и вряд ли у нее будут трудности с достаточной мерой любви в ответ. Если это так, то ответственность за достаточную меру любви в браке явно ложится на мужа. Павел идет даль­ше, он говорит, что ответственность, лежащая на муже, заключается, ни много ни мало, в создании совершенной жены. «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлю­бил Церковь и предал Себя за нее,... чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного...»^. Как муж, я нахожусь под заповедью отдать себя за мою жену, чтобы создать обстановку, в которой она бы полностью выразила себя.

Чем дальше идут взаимоотношения, тем более уменьша­ется важность чувственных компонентов любви, и тем более важными становятся волевые аспекты. Но это все же любовь. Я могу сказать только из своего собственного опыта, но по правде говоря, я никогда не испытываю чувства восхищения по отношению к себе. Когда утром я смотрю на свое лицо в зеркале ванной, я никогда не млею и не шепчу восхищенно: «Ах, какой красивый мужчина!». Никогда. Тем не менее, я замечаю, что я очень забочусь о себе и забочусь постоянно о своих нуждах, несмотря на недостаток чувств, даже когда я, на самом деле, совсем не испытываю к себе симпатии. Так же я должен любить своего ближнего — как я люблю себя; заботиться о лучшем для него так же постоянно и добросовестно, как я забочусь о себе.

Примечания


1. Второзаконие 6:5

2. Матфея 5:44

3. Второзаконие 6:5; Матфея 22:37

4. Иоанна 3:16

5. 1 Иоанна 4:19

6. 1 Иоанна 4:10

7. 1 Коринфянам 13:4

8. 2 Петра 1:7

9. Луки 6:35

10. Исайя 60:16 11.1 Петра 3:8

12. Михей 6:8

13. Руфь 2:13; Есфирь 2:9

14. Мздфея 11:19

15. Исайя 41:8

16. Исход 33:11

17. Иоанна 15:15

18. Притчи 27:6, 17

19. Иоанна 15:13

20. Римлянам 8:29-30

21. Луки 1:78

22. Ефесянам 4:32

23. Исайя 42:3

24. Исайя 40:1-2

25. Иакова 1:5; Малахия 3:10

26. Римлянам 12:8

27. Притчи 11:25; 2 Коринфянам 9:11

28. Исход 34:6; Даниил 9:9; Филиппинцам 2:2

29. Марк 1:41; Матфей 9:36

30. Колоссянам 3:12

31. Псалом 129:3-4; Иеремия 31:34

32. Ефесянам 4:32

33. Ефесянам 5:25, 27


 

 

 

Глава 4

Доверие — цена посвящения

 

Доверие необходимо для любой сферы жизни в обществе, так как социальное взаимодействие и соци­альное общение были бы невозможны в мире, где никому нельзя доверять. Мы нуждаемся в обстановке, которую можно предсказать и на которую можно положиться, чтобы мы могли организовать нашу жизнь с достаточной долей уверенности, поэтому мы ожидаем, что миру и людям в нем можно доверять. Ребенок рождается доверчивым. Подозрению и недоверию он учится позже, и это всегда болезненный процесс. Он превращает невинное доверие детства в настороженный взгляд, который направлен на нас со стольких многих лиц. Но хотя доверие так важно, нельзя сказать, что его сущность и его требования хорошо известны. Мы называем его «верой» и публикуем каждый год сотни книг с целью превознести его достоинство и попытаться объяснить его действия. Тем не менее, стоит внести некоторую ясность, что же это такое на самом деле до того, как мы пойдем дальше в нашем обсуждении его роли в личных взаимоотношениях. Для того, чтобы сделать это, мы должны забыть лозунги, как религиоз­ные, так и другие: «Имейте веру», «Доверься мне», «Только верь», «Ты можешь положиться в жизни на это» и т.д.

Что такое доверие? Каковы его условия? Как строить его? Что делать, когда оно разрушено или потеряно? Это  примитивные, но животрепещущие вопросы, ответы на которые мы не можем угадывать или принимать на веру.

Определение доверия

Давайте начнем с попытки вынести простое определение доверия.

Доверие — это условие, в котором вы сознательно ставите себя в зависимость от другого человека в тех или иных делах, а также от некоторых результа­тов или последствий.

Заметьте себе следующие важные характеристики ситуации, которую мы определили как доверие.

1. Доверие — это выбор, который вы делаете

Нельзя заставить доверять. Если вы собираетесь дове­рять кому-то или возложить на них свое упование, вы должны сделать это сознательно. Если людям говорили их лидеры: «Вы просто доверьте нам это», — то одно, в чем вы можете быть уверены, что люди не будут доверять им, даже если у них нет другого выбора, как только оставить все это в руках лидеров.

2. Доверие — это отношение

Наше внутреннее отношение определяет то, как мы живем и то, как мы ведем себя. Внутреннее отношение, это больше чем религия, потому что религия — это нечто определенное, а люди не живут только лишь в соответ­ствии с тем, что определено в их разуме. Доверие, как внутреннее отношение, состоит из трех элементов:

(а)   Сознательный элемент, то есть то, в чем вы увере­ны разумом. Вы убеждены в своем разуме, что другому человеку можно доверять. Авраам, напри­мер, был «вполне уверен, что Он (Бог) силен и исполнить обещанное»1.

(6)  Эмоциональный элемент — вы чувствуете уверен­ность или надежность, доверяя другому человеку. «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверен­ность в невидимом»1.

(в)   Элемент поведения - ваши поступки в доверии. «Вера без дел мертва».

3. Доверие - это  предпринятый   вами   риск

 

Когда вы доверяете - вы рискуете, так как вы позволяе­те тому или иному, происходящему в вашей жизни, выйти из-под вашего контроля, и вы вверяете все это в руки личности или личностей, на чью способность и надежность вы решили положиться. Сказать, что вы доверяете кому-то что-то сделать, а затем делаете это сами или лично контролируете их деятельность, это может достичь желаемого результата, но в таком случает здесь речь не о доверии.

4. Доказательством того, что вы доверяете, является то, что вы не строите никаких запасных планов, в случае, если этот человек вас подведет

Заранее предполагать неудачу или «готовить запасной выход», так сказать «на всякий случай», это может быть чудесная предусмотрительность, но в таком случае мы не можем претендовать, что во всем этом имеется в нали­чии какая-либо степень доверия. Если другой человек узнает о ваших дополнительных планах, то он очень скоро поймет, что вы абсолютно не доверяете ему.

5. Цена доверия - уязвимость

Доверие включает в себя позицию уязвимости, потому что все результаты или последствия находятся вне моего прямого контроля, но в руках кого-то другого, на чью способность или верность я избрал положиться. Самое тяжелое в доверии — это состояние зависимости. Суть нашего падшего состояния -это наш отказ жить в зависимости от Бога. Мы сознательно избрали путь независимости, поиск самовыражения, контроль над своей собственной судьбой. В корне всех этих бед - отсутствие доверия.

Но здесь также присутствует парадокс. Я однажды споткнулся на этом, когда размышлял о том, как трудно создать этический аргумент против азартных игр, который был бы и убедительным и агитирующим сред­ством против них. Затем я вдруг увидел, что азартные игры - социальное зло, но кроме этого и разновидность веры, примененной к этому миру. Азартные игры отвечают на потребность человека как-то и где-то жить в своей жизни рискуя. Поскольку человек отказался предпринять риск - положиться на Бога - ему прихо­дится получать острые ощущения различными и недо­стойными путями. Похоже, что мы сотворены с двумя великими нуждами внутри: нуждой в стабильности и нуждой в нестабильности. Наша нужда в стабильности и безопасности удовлетворяется Богом, Который всегда тот же и чья любовь и слово абсолютно верны и неиз­менны. Наша нужда в нестабильности удовлетворяется Богом, Который всегда творит все новое: «Вот, Я делаю новое...»4. Он постоянно призывает нас из привычных ситуаций к хождению верой в личные взаимоотношения, в которых мы начинаем доверять в зависимости. Почти против нашей воли нужда хождения верой, нужда доверия, нужда стабильности, нужда риска прорываются наружу. Это объясняет, что Павел имел ввиду, когда Писал: «Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность»5. Одно из значений праведности - соот­ветствие норме или стандарту. Когда Авраам доверился Богу, когда он решил рискнуть, поверив обетованию, не имея даже сына для продолжения рода (подумайте, какие здесь ставки), он сообразовался стандарту того, чем человек должен быть - существом, доверяющим Богу.

Самодостаточность, которой искал Адам, невозможна и никогда не была возможна, поэтому нам приходится выбирать доверие каждый день нашей жизни. Это верно даже для таких простейших действий, как покупка продуктов на завтрак, поездка в автобусе или звонок из  телефонной будки. Если это верно в подобных незначи­тельных ситуациях, то это гораздо более верно в случаях личных взаимоотношений. Фактически, чем важнее взаимоотношения, тем более важную роль играет в них доверие. Чем интимнее взаимоотношение, тем больше доверия включено в самый их центр, и тем более важной становится преданность настоящему доверию. Поэтому неудивительно, что доверие становится главным вопро­сом в таких критических взаимоотношениях, как лидер­ство, профессиональные услуги и общественные учреж­дения, с одной стороны, и интимных взаимоотношениях, таких как брак, терапия, и личное служение другим.

6. Чтобы вам доверяли - вам необходимо созна­тельно принять на себя ответственность

Мы не можем ожидать, что кто-то будет достойным доверия в особенной ситуации до тех пор, пока они не поймут и не согласятся с условиями доверия и примут на себя ответственность за выполнение со своей стороны. Сознательное и намеренное доверие должно быть эквивалентно сознательной и намеренной надежности;  сознательная и намеренная вера должна быть эквивален­тна сознательной и намеренной верности. «Требуется, чтобы каждый оказался верным»6.

7. Доверяющая личность сама должна быть достойна доверия

 

Важно понимать, почему это необходимо. Во-первых, если я собираюсь доверять человеку, то требуется, чтобы он серьезно отнесся к своей роли - быть надежным и верным. Но они, возможно, не согласятся взять на себя подобные обязательства в отношении меня, если они обнаружат, что со своей стороны я вовсе не принимаю серьезных обязательств. Во-вторых, если я сам не отношусь серьезно к доверию вообще, то мне очень трудно будет принять, что кто-либо другой поступает иначе и поэтому мне будет сложно доверять кому-либо.

Ключ к возрастанию в вере, которым очень долго пренебрегали, лежит в возрастании в верности. Когда мы будем более серьезно относиться к нашим собственным обещаниям, то мы обнаружим, что нам гораздо легче верить, что Бог очень серьезен в Его обещаниях.

8. Принятие доверия включает в себя подотчет­ность

 

Если мне доверяют, я принял это доверие, то я подотче­тен, то есть я обязан дать ответ за свои действия и нести ответственность за свои неудачи. Лидерство — это позиция доверия, потому что люди возложили доверие на своих лидеров. Отсюда возникает вопрос: кому подотчетны лидеры? Ответ: они подотчетны всем тем, кто им доверился, и это включает их последователей. Многие христианские лидеры не желают признавать этого и некоторые отвергают это, но доверие всегда содержит в себе подотчетность.

 

9. Однажды разрушенное доверие очень трудно восстанавливать

 

Доверие отличается от всех других качеств своей край­ней хрупкостью. Если доверие однажды разрушено, то очень, очень трудно восстановить его и это всегда требует времени. Прощение может быть делом одного момента, но восстановление уверенности и готовности доверять вновь - это не действие одного момента, оно нуждается в терпеливом восстановлении.

Человек может поступить не по любви в каком-то случае, но мы все еще будем верить, что в них живет любовь; они могут допустить к нам недоброжелатель­ность и мы все еще будем верить, что они, в общем-то доброжелательны, но если мы доверяем кому-то и они нас подводят, то вероятнее всего это оставит в нас след на долгое время и долгое сомнение в их верности.

Одна из причин этого в том, что в доверии мы требуем «все или ничего». Вы либо доверяете человеку, либо нет; вы не можете играть в доверие, не можете частично доверять, частично нет; неуверенность создает крайний дискомфорт. Подобным же образом, когда доверие разрушается, оно никогда не разрушается частично. Если оно разрушается, оно разрушается полностью.

Другая причина - уязвимость, имеющаяся в наличии в отношении доверия, которая всегда очень дорога эмоционально и психологически, даже когда нет другого выбора. Когда доверие нарушается, то вся вселенная вокруг нас внезапно предстает перед нами ненадежной и непредсказуемой и это порождает страх и беспокой­ство, что, в свою очередь, оказывает влияние на наши эмоции, порождая злобу.

Содержание доверия

Для возрастания нашего понимания доверия и верности, мы рассмотрим некоторые из качеств и характерных черт, окружающих доверие и верность, которые напо­лняют их сущностью.

 

Уверенность - доверие, в его наиболее надеж­ном смысле

 

Уверенность - это сердце доверия. Это доверие, которое было неоднократно испытано, и перешло в состояние твердого убеждения или надежности, несмотря на то, к чему относится это доверие, или какие бы не возникли обстоятельства. В самых неспокойных и опасных ситуа­циях уверенность Давида в Боге была непоколебимой, потому что это доверие было многократно испытано и подтверждено таким образом, что произвело внутреннее отношение в совершенной уверенности в Божьей вер­ности7. То же самое Павел мог сказать о Коринфянах:

«Я много надеюсь на вас, много хвалюсь вами»*.

Уверенность, подобная этой, строится на нашем знании характера человека, то есть на том, чем руководствуется их поведение, на постоянстве этических и духовных принципов, невзирая на обстоятельства. Полагать упование на беспринципного человека — в высшей степени неразумно.

Уверенность необходима для расцвета близости. Мы доверяем личные и частные вопросы только тем, кому мы можем доверять, поэтому уверенность в человеке находится в самом центре наиболее интимных из всех наших взаимоотношений9. Когда это доверие оказывает­ся неразумным, то последствий могут быть опустошаю­щими: мы чувствуем себя преданными10, а не просто переживаем неудачу.

Верность - достоинство доверия в его наиболее посвященном виде

Чем ситуация становится труднее, или опаснее, или все более разочаровывающей, тем тяжелее доверять кому-либо, и тогда подвергается испытанию особенное качество надежности, называемое верностью. Верность - это качество надежности в ее наиболее личной и наиболее посвященной форме. Она говорит:   «Я останусь с тобой и в плохие времена, а не только в хорошие».

    «Я останусь с тобой даже если кто-то встанет против тебя».

     «Я приду защитить тебя, даже если я буду рисковать самим собой».

Сердце завета - это связующая нить личной верности между сторонами, и в Своем завете с нами Бог постоян­но уверяет нас в Его верности: «Не оставлю тебя и не покину тебя»11. Верность, таким образом, является главным компонентом самых важных и самых интимных из всех наших взаимоотношений. Мы по-праву презираем «друзей хорошей погоды» или лидера, или окружающих, которые слагают с себя все обязательства в случае тяжелых времен.

В то же самое время, разочароваться в чьей-нибудь верности - это самое агонизирующее из всех моральных  падений, и это важно, чтобы была необходимая ясность в приоритетах. В Священном Писании учение о притяза­ниях завета стоит выше всех других моральных обяза­тельств; во-первых, в смысле Божьего завета с нами, и, во-вторых, в смысле завета супружества.

Возможность положиться — надежность в ее наиболее осознанном смысле

Возможность положиться на кого-нибудь означает, что мы можем войти в определенную зависимость от них и их обязательств сделать что-то и когда нам не нужно проверять сделанное. Надежный человек сам в себе имеет побуждение выполнить свои обязательства. Для них надежность — это вопрос совести.

Надежность и возможность положиться строятся через постоянную верность в мелочах, но для людей. облеченных властью, эти мелочи часто имеют символи­ческое значение. которое гораздо более важно, чем выполненная задача. В притче о талантах, когда первый раб пришел и сказал: «Господин! мина твоя принесла десять мин», — то ответ господина был: «Хорошо, добрый раб! за то, что ты в малом был верен, возьми в управление десять городов»12.

С другой стороны, если человек ненадежен в мелочах, то отсюда вытекает следующее отношение: «Если вы не можете доверять ему в мелочах, что же говорить о том, если наступит действительный кризис?»          

Постоянство — надежность в ее наиболее при­нципиальном значении

 

Чтобы кому-нибудь можно было доверять, нам необхо­димо предсказать поведение с их стороны. Как вы можете доверять кому-нибудь, кто сегодня обуреваем энтузиазмом в отношении проекта, а завтра махнул на всё рукой; или тому, кто один день относится к чему-то с шуткой, а на другой день к тому же самому со злостью и гневом.

Таким же образом трудно доверять человеку с им­пульсивным поведением, потому что вы никогда не уверены, что он выкинет в следующий момент, будь это неверное заключение, непродуманное основательно, либо это действие на основании непроверенной инфор­мации.

Постоянство в характере требует, чтобы мы принима­ли решения на основании выработанных принципов, а не душевного настроения, чтобы мы действовали не на основании побуждения или импульса, но на основе действующих принципов, применимых к фактам ситуа­ции.

Исполнение обещаний — верность своему слову

 

Быть верным своему слову означает исполнять обещания или клятвы, даже когда это не очень удобно нам или чего-либо стоит нам. Современные люди очень быстры на обещания и легко нарушают их, так что мы привыкли рассматривать чье-либо обещание как нечто ненадежное. Современное обещание выглядит неким кредо, которое говорит: «Это будет сделано, если это все еще будет удобно моим чувствам, если мои чувства не изменятся или обстоятельства не будут диктовать моим чувствам нечто другое, то это будет сделано...». Имея такое условное обещание, не удивительно, что и верность людей друг другу также очень часто условна. Как вы можете посвятить себя безусловно кому-либо, который может взять назад все свои обещания и слова, если изменятся обстоятельства?

Я должен понимать, что когда я даю обещания, я не просто выражаю  согласие или намерение:

(а)   Я делаю серьезное и искреннее посвящение, каким образом я буду поступать в будущем, и

(б)   Я намереваюсь исполнить это обещание, так как на него полагаются и ему доверяют, и я обязуюсь поступать таким образом, каким я обещаю, и

(в)   Я беру на себя обязательство исполнить мое высказанное слово, когда придет время, несмотря  на то, чего бы мне это ни стоило. Другими слова­ми, я ограничиваю свою свободу действий в этой особенной ситуации, потому что я налагаю на себя обязанность, что я буду поступать в точности так, как я это сказал.

Божьи обетования выражают Его серьезное посвяще­ние, на которые мы можем положиться, и делая их. Бог ограничил Свою свободу действия, потому что Он провозгласил заранее, что и в каких ситуациях Он будет делать всегда13. Наши обещания должны быть приняты с такой же серьезностью.

 

Честность - верность истине

 

Очень трудно доверять кому-то, когда вы не можете зависеть от их правдивости или когда вы предполагаете, что они обманывают вас. «Кто говорит то, что знает, тот говорит правду; а у свидетеля ложного - обман»14.

Но доверие также затруднительно из-за особых условий общения, когда мы иногда не распознаем ложь, или если мы руководимы впечатлением, что нас обманы­вают.

1. Сказать меньше, чем всю правду; то что мы говорим - правда, но наша правда не дает полную картину.

2. Говорить не прямо, или двусмысленно, так что чело­век пытается догадаться что же мы имели в виду или чего мы пытаемся достичь. Очень трудно доверять утверждению, в котором скрыто иное намерение или в котором мы должны «читать между строк».

3. Рассказывая о фактах, но не выговаривая своих чувств, так что другой человек оставлен в темноте домыслов относительно того, какова же наша дей­ствительная точка зрения.

4. Описывать ту же самую новость по-разному разным людям: В этом основная ошибка лидеров, и это никогда не будет способствовать доверию, когда слушатели начинают сравнивать различные послания.

Доверие — кризис или процесс?

Доверие, подобно его более религиозному выражению - вере - является одновременно и кризисом и процессом; доверие одновременно является однократным решением, но также оно возникает и развивается постепенно на протяжении промежутка времени. Нам необходимо понимать оба аспекта.

Доверие, как решение

Мы можем довериться в один момент, в результате решения. Я нанимаю бухгалтера на работу, где она будет исполнять очень много обязанностей, я соглашаюсь довериться лечению доктора или я могу один раз сказать «да» во время свадебной церемонии. В преддверии моего решения я могу терзаться вопросами или сомнениями, но наступает момент, где я либо должен сделать это, либо — отказать. Я знаю, когда жребий брошен или когда посвящение сделано. Изменить свое мнение в последствии или убедиться в неверности, явится разру­шением уже предпринятого шага доверия. Чем более важное решение доверять мы принимаем, тем более серьезно я должен рассмотреть свое посвящение и тем более осторожен я должен быть, чтобы в будущем изменить свое мнение.

Эта истина освящает центральную важность веры в наших взаимоотношениях с Богом. Мы начинаем видеть, что вера это ни некий капризный выбор или условие, которое Бог установил в качестве необходимого основа­ния для спасения. Вера — это необходимое условие любых личных взаимоотношений. В моральную систему, в которой мы живем, встроен факт, гласящий, что все взаимоотношения включают в себя доверие. Было бы в высшей степени странным, если бы кто-то обнаружил бы факт, что возможно лично общаться с Богом без этого элемента веры или доверия. Вы можете быть уверены, что без этого элемента личные взаимоотношения невоз­можны.

Доверие, как процесс

Но доверие также является процессом, доверие должно возрастать. Одного шага доверия недостаточно для обеспечения его достаточной силы выживания взаимоот­ношений. Поэтому Новый Завет уделяет гораздо больше внимания росту и развитию веры, после того, как мы придем ко Христу, чем однократному шагу веры, приво­дящему нас ко Христу.

Без всяких сомнений об этом меньше всего учат в искусстве супружеской жизни. По праву очень много говорится о любви и понимании, но очень немного о том, как строить доверие и развивать надежность. Если мы будем относиться к доверию и заботиться о нем так, как оно того заслуживает, то гораздо меньше браков будет разрушаться из-за нарушенных обещаний или» неверности.

Родителям также необходимо знать, как воспитывать своих детей в доверии и в зависимости, и руководителю на производстве необходимо знать, как развивать ответственность в своих подчиненных.

Ниже приведены некоторые мысли, как все это начать, сначала развивая нашу способность доверять другим и в то же самое время поощрять возрастание надежности в людях, которым мы доверяем, и, во-вторых, развивать свою собственную надежность, чтобы люди с большей открытостью могли доверять нам.

Как строить доверие

Построение доверия к себе в другом человеке и построение их надежности

 

1. Помните, что вам придется рисковать; доверие без цены не бывает. Цена доверия, как мы уже видели, это определенная уязвимость, которая приведет к ранам если мы позволим всем последствиям уйти из-под нашего контроля и вверим в руки другого человека.

Иногда мы говорим, что доверие необходимо зарабо­тать и это верно, но это также верно, что я не могу доказать, что достоин доверия до тех пор, пока кто-то не рискнет довериться мне. В притче о талантах, в Луки 19, у рабов был шанс доказать их верность только потому, что господин сначала рискнул доверить им свои деньги.

 

2. Доверяя кому-либо, играйте на их силе, а не на их слабостях, то есть, доверьте им делать то, что они способны, в чем они больше преуспевают. Это очень важно по отношению к детям и вновь поступившим на работу подчиненным, и это также уменьшает риск неудачи. Также необходимо, чтобы наши шаги в доверии другим начались с самого начала.

 

3. Будьте быстры на похвалу за сделанное и выражайте свое доверие. Когда тебе доверяют - это честь сама по себе, и мнение о себе, как о человеке, заслуживающем доверия - это само по себе награда. «Хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего».

Таким же образом наша способность доверять растет с исповеданием нашей веры - «Я могу тебе доверять». Здесь также, как и всегда, вера и исповедание идут вместе16.

4.                      Развивайте верность и надежность в своем собственном характере. Люди, и особенно дети, учатся планировать. Они высоко оценивают надежность и сами стараются быть надежными, но только тогда, когда они видят ее постоянно в тех, кто окружает их и кто является их примером, в особенности родители, лидеры и другие объекты их почитания.

 

5. Будьте уверены, что успех будет вознагражден большей ответственностью, но помните также, начиная с малых шагов, идти к большему. Это должно стать правилом - шаг за шагом, немного здесь, немного там17. Будьте терпеливы, помните, что вы выстраиваете доверие, а не проверяете его границы; не замахивайтесь сразу слиш­ком широко, ни на свои способности, ни на способности другого человека доверять.

6. Если человек подвел вас, дайте ему еще один шанс.

Вернитесь туда, где они преуспели в прошлый раз и начните сначала. И будьте очень осторожны в высказы­ваниях, вроде: «Я доверял тебе и ты меня подвел». Дове­рие настолько хрупко вначале, что если вы скажете человеку, что вы не доверяете ему, пройдет очень много времени, пока он сможет поверить, что ему вообще можно доверять и что вы снова сможете доверять ему.

7. Не смешивайте понятия доверия кому-либо и их испыта­ния или проверки. В определенных случаях необходимо испытывать человека, но это не то же самое, что дове­рие. Если мой начальник говорит мне: «Я испытаю тебя, чтобы убедиться, можешь ли ты выполнить эту работу», - и у меня не получится, то я приду к выводу, что я не способен выполнять эту работу. Но если он говорит: «Я доверяю тебе исполнить эту работу», - и у меня не получится, то это вопрос не просто моих способностей, но вопрос моих надежностей как человека.

8. Никогда не говорите кому-нибудь: «Я доверял тебе и ты меня подвел», - если они не знали ранее, что им доверили нечто ценное, и если они сознательно не приняли эту ответственность.

Вера людей в нашу надежность

Надежность строится очень непредсказуемыми путями, не пользуясь декорациями и украшениями, поэтому это более трудно для одних людей, чем для других в зависи­мости от их темперамента и характера, не потому что это тяжело, а потому, что это не так привлекательно. Здесь вам необходимо сделать следующее:

1. Созидайте климат доверчивости, надежности и зависи­мости, например:

(а)   Будьте достойны доверия и внимательны к своей ответственности, исполняя свои задачи или обязательства.

(б)   Будьте верны и точны в исполнении обещаний, даже когда это неудобно, или позабыто, или вам это будет дорого стоить.

(в)   Будьте постоянны, действуйте на основании принципов, а не на основании вашего настроения или побуждения.

(г)   Будьте очень обязательны в сохранении чужой тайны, но никогда не обещайте хранить дело в тайне до тех пор, пока не будете знать сначала деталей.

2. Будьте честны, говорите всю правду, а не только часть ее, и делитесь своими чувствами также, как своими мыслями. Убедитесь, что вы рассказываете все таким* образом, как оно есть на самом деле, и вы не строите тайных планов или скрытых намерений.

3. Работайте над своим собственным характером. Помни­те, что кризисная обстановка не созидает характер, она только показывает черты характера, которые уже были заложены.

(а)   Познавайте себя и слабости, которые вы имеете, чтобы хранить себя или поддерживать себя.

(б)   Не позволяйте себе выбирать легкий путь. Пра­вильный путь обычно более тяжелый.

(в)   Никогда не идите на компромисс со своими принципами под давлением или ради удобства.

4. Будьте оптимистом и исключите всякие жалобы и ропот в плохие времена, а также не впадайте в самосожаление, когда дела обстоят плохо. Это сверхтрудно - иметь уверенность в ком-либо, кто всегда жалеет самого себя.

Доверие и руководство

Доверие - главный элемент во взаимоотношениях между людьми и их лидерами. Люди должны доверять своим лидерам и лидеры должны доверять своим людям, что тоже немаловажно. Большая ответственность во взаимо­отношениях лежит на лидерах. "Лидеры - это те, кто решает, что должно быть сделано, когда это должно быть сделано и кто должен сделать это. Они используют силу| Кроме того, они имеют доступ к большему количеству информации, чем кто-либо другой, а знание - тоже сила. Итак, они обладают большей силой, чем кто-либо другой. Поэтому положение лидера называется положе­нием доверия.

Очень важно понять это, потому что если лидер терпит неудачу в том, как он выполняет обязанности лидера, или если он оступается морально в своей личной жизни, происходит крушение доверия. Не многие христианские лидеры признают это. Иногда слышится плачь: «Почему со мной обошлись иначе, чем с другими людьми, которые тоже допустили эти моральные ошиб­ки». Пока речь идет о моральной ошибке, будь то блудодеяние, ложь или нечестность в финансах, простой ответ состоит в том, что с ними не должны обходиться по-другому, чем с кем-либо другим. Но здесь задейство­вано кое-что еще, что не задействовано в случае с людьми, не стоящими у руководства. Это крушение доверия. Этот вопрос нужно рассмотреть отдельно. Восстановление не является полным, пока доверие также не восстановится.

Когда мы говорим о людях, доверяющих своим лидерам, мы должны задать вопрос: чему же конкретно они доверяют? Иными словами, какая конкретная область доверия задействована, когда я доверяюсь кому-то, как своему лидеру?

Во-первых, я доверяю его суждению. Я полагаюсь на него в том, что у него правильные цели, и что он опреде­лил цели правильно. Работа лидера связана с будущим;  «главенство», принадлежащее главе, как это верно указывает Роберт Гринлиф, состоит в том, что он лучше других в деле определения направления, лучше разбира­ется в еще не наступившем будущем. Сейчас я не могу видеть так ясно, как видит лидер. Если бы я мог, я был бы лидером. Поэтому я должен во многом полагаться на его суждение и его мнение о возможностях, лежащих в будущем. Вот почему всегда труднее доверять непрове­ренному или неопытному лидеру, у которого нет послуж­ного списка. Возможности, суждения и способности опытного лидера более известны; теперь необходимо решить, желаю ли я довериться ему и насколько.

Сами лидеры должны осознавать, какого посвящения они требуют от своих людей, и какой требуется шаг веры. Доверие, как мы увидели, делает меня уязвимым, потому что я передал часть своей судьбы кому-то друго­му, и если это крупное посвящение, неудача человека, которому я доверился, предаст мне много неуверенностей и страха. Страх почти всегда ведет ко гневу, потому что гнев - это аварийная эмоция, чье предназначение состоит в том, чтобы укрепить нас для противостояния угрозе или опасности. Так как лидер был тем человеком, чья неудача создала угрозу моей безопасности, неудиви­тельно, если он также станет объектом моего гнева. Крушение доверия к руководству всегда создает очень накаленную эмоциональную обстановку, но гнев, если он задействован, не является совершенно недостойной и незаслуженной реакцией, чем его иногда считают лидеры.

Во-вторых, люди должны доверять благочестию лидера, то есть его честности и верности. Я получил очень важный урок об этом в середине шестидесятых, когда мы участвовали в первых шагах харизматического пробуждения среди римских католиков в Новой Зелан­дии. Возлюбленные святые, собиравшиеся на этих первых молитвенных собраниях, знали так мало, они верили всему, что я говорил им. Я думаю, некоторое время они смотрели на меня почти как на кого-то вроде  неофициального кардинала, что очень льстило и было очень опасно. Затем однажды я сказал им то, что, как я действительно думал, было от Бога; потом, на протяже­нии следующей недели, я обнаружил, что это было абсолютно не так. Поверьте, я провел пару бессонных ночей. Я думал: «Если я скажу им, что произошло, они больше никогда мне не поверят». Но я не смог вывер­нуться, и следующий раз, когда мы снова встретились, я взял быка за рога. Я сказал: «На прошлой неделе я сказал вам то-то и то-то, и я думал, что это действитель­но от Бога. Дело в том, что это была совершенная ошибка, я просто был неправ, я дал вам плохой совет».

Начиная с этого момента, как я обнаружил, они начали по-настоящему доверять мне. Люди не требуют от своих лидеров непогрешимости (иногда лидеры думают, что они должны быть непогрешимыми), но они требуют от них честности. Люди последуют за лидером практически везде при условии, что они будут уверены, что если лидер поведет по неправильному пути и обнару­жит это, он признает свою ошибку и поведет их обратно на безопасную тропу. Ошибка при руководстве может дорого стоить, но ошибиться и затем попытаться оправ­дываться - фатально. Это оставляет лидера открытым для настоящего обмана и обольщения.

В-третьих, люди должны доверять настойчивости лидера, то есть тому, что он будет держаться, даже когда дела идут плохо. Лидер ответственен за то, чтобы сохранить группу на колее, направленной к цели, даже если кто-то другой готов прекратить все, как бесполез­ные усилия. Любой может вести, когда все в порядке:  энтузиазм и надежда на подъеме. Именно когда в дали вырисовывается возможность краха и видимость ухудша­ется, вступает в дело настоящий характер лидера. Хочет ли она, чтобы ее имя связывали только с успехом? Если это так, то она более озабочена своей репутацией, чем достижением цели. Лучше ли для него убежать с тонуще­го корабля, чем испортить свой послужной список неудачей? Если у последователей есть такое серьезное  подозрение, то вряд ли они останутся с лидером в трудные времена.

Таким образом, критерии доверия сводятся к двум пунктам: первый - способности, второй - характер. Из них характер важнее. Не очень многие ошибки фаталь­ны. Некомпетентность в деле руководства вредна, но если лидер желает учиться, большая часть этого со временем может быть побеждена. Характер важнее, недостатки характера могут быть фатальны. Даже неспособность учиться на ошибках скорее проистекает из недостатка характера чем из недостатка способностей. Но характер не развивается и не изменяется мгновенно. Кризисы не создают характер, они только освящают уже существующий характер. Поэтому доверие зависит как от моего знания характера данного человека, так и от моей уверенности в его способностях. Его способности могут уверять меня, что в данной ситуации он будет знать, что нужно сделать, но только его характер придаст мне уверенность, что он на самом деле сделает то, что считает правильным.

Не только людям нужно доверять своим лидерам, лидеры должны доверять своим людям. Из своего опыта я знаю, что лидеры, в основном, не делают этого настоль­ко хорошо, как их люди, вот почему очень часто трудно вести лидеров. В основном, лидеры не обладают боль­шой уверенностью в людях, которых они ведут. Когда бы я не обнаруживал в любой организации, включая Цер­кви, что лидеры оставили за собой право последнего решения, резерв силы на случай, если что-то будет не так, я подозреваю, что корень этого в том, что у них только условное или ограниченное доверие к своим людям. Они не имеют права жаловаться, если доверие людей к ним тоже условное.

Примечания


1. Римлянам 4:20-21

2. Евреям 11:1

3. Иакова 2:26

4.Исайя43:19

5. Римлянам 4:3

6. 1 Коринфянам 4:2

7. Псалом 26:3

8. 2 Коринфянам 7:4

9. Притчи 31:10-11

10. Псалом 40:10

11. Евреям 13:5

12. Луки 19:16-17

13. Евреям 6:13-19

14. Притчи. 12:17

15. Матфея 25:21

16. Римлянам 10:8-9

17. Исайя 28:10


 

 

 

 

Глава 5

 

Сотворены для почтения

 

Если любовь - самый крепкий и наиболее выносли­вый из четырех элементов, которые создают взаимоот­ношения, а доверие - наиболее хрупкий, тогда уважение или почтение, наверняка, сегодня является самым незамеченным и пренебрегаемым элементом.

В то же самое время Библия полна недвусмысленных приказаний по поводу оказания почтения. Нам не столько рекомендуется делать это, сколько повелевается. Нам заповедано почитать Бога прежде всего и более всего; на самом деле корень человеческого греха в соответствии с тем, что говорит Павел в послании к Римлянам 1:21, состоит в том, что зная Бога, они не почитали и не славили Его как Бога.

Нам также заповедано почитать отца своего и мать1. Послушание родителям относится к нашему детству, почтение требуется от нас на протяжении всей нашей жизни. Это является частью морального закона, и на самом деле это первая из заповедей, которая содержит в себе обетование. Значение этого мы рассмотрим позже. Также мы должны почитать наших руководителей на работе, лидеров и пресвитеров Церкви; мужья должны уважать своих жен и жены должны уважать своих мужей, и брачные узы должны почитаться всеми. Удивительно, но мы должны почитать не добившихся успеха и находя­щихся в ущербном положении - вдов, престарелых людей и менее одаренных членов Тела. Мы действитель­но должны почитать друг друга и всех людей не зависимо от их положения. Еще более удивителен тот факт, что мы должны не только почитать Бога, но и Бог оказывает нам почтение. О Своем народе Бог говорит: «Так как ты дорог в очах Моих, многоценен, и Я возлюбил тебя...», — и затем: «...ибо Я прославлю прославляющих Меня...»1. То, что мы имеем в Библии, является картиной общества, построенного на взаимном почтении и уважении между всеми его членами.

Что такое почтение или уважение?

Почтение или уважение — это признание значимости или ценности другой личности. Когда я оказываю почтение или уважение, я признаю достоинства, цен­ность и значение другой личности. Поэтому, Бога необходимо почитать прежде всего и превыше всего, потому что Он обладает наивысшей ценностью во вселенной, даже гораздо большей ценностью, чем вся вселенная. Но почтение признает также значение и ценность мужей и жен, созданных по образу Божьему. Это почтение очень важно по ряду причин.

Во-первых, когда я признаю ценность людей, я начинаю осознавать, как невообразимо богата моя жизнь, потому что она окружена и связана с таким количеством значи­тельных мужчин и женщин. Моя жизнь, следовательно, приобретает чувство значимости и важности. Если я не уважаю и не почитаю или, что еще хуже, я бесчещу людей вокруг меня, то этим я обедняю свою собствен­ную жизнь, я принижаю ее важность, потому что я действую, как-будто общаюсь с незначительными людьми.

Во-вторых, только когда я сам принимаю почтение и уважение других, я могу чувствовать свою значимость и полезность. Несомненно, существует прямая связь с большим количеством людей с приниженным и обеднен­ным представлением о самих себе в нашем обществе и тем, как мы, как общество, преуспеваем в бесчестии. Мы бесчестим Бога и Его Слово, мы копим неуважение к институтам нашего общества, мы презираем прошлое, моральные ценности, родительские права, власть и права других. Неуважение и бесчестье не столько выявляются, сколько прославляются. Многие люди в средствах массовой информации зарабатывают себе на жизнь на этом. Все нужно показать ущербным и лживым, тогда мы пожинаем то, что сеем, как указывает псалмопевец:

Повсюду ходят нечестивые, когда ничтожные из сынов человеческих возвысились3.

Но мы также пожинаем результаты и в себе. Мы обесчещены, мы страдаем в области самооценки и самоуважения, мы поражены чувством ничтожности.

Наконец, попытка дать самому себе хорошее представ­ление о себе заводит в тупик. Это невозможно сделать, я не могу воздать себе честь, несмотря на то, что говорят нам все книги по аутопсихологии. Мы зависим друг от друга, наше представление о себе формируется из наших взаимоотношений. Обедненное представление о себе может выявляться неспособностью создать или поддер­жать хорошие взаимоотношения с другими людьми, но сначала оно формируется плохими взаимоотношениями или недостатком хороших взаимоотношений, и этот недостаток обычно является недостатком поддержки или почтения.

Мера ценности

Если уважение или почтение является признаком значимости или ценности, мы должны решить, откуда берется эта ценность и как она возрастает. Любая ценность приписывается извне. Ценность чего-либо — это просто значение, которое люди вкладывают в это. Я могу потратить миллион долларов на создание и произ­водство какой-нибудь супер-штуковины и такую же сумму на ее рекламу. Но если никто не купит эту супер­штуковину, ее ценность равна нулю, или, в лучшем случае, ценности использованных материалов. С другой стороны, люди могут выложить состояния за редкую марку, цена материалов которой всего лишь два квадрат­ных сантиметра бумаги, затраченных на ее производство, ценность которой близка к нулю. Поэтому то, что люди уважают и ценят, совершенно безошибочно указывает на ценности, на которых строится данное общество или группа людей. Это дает нам основание для сопоставле­ния нашего общества с другими или нашего общества сегодня с тем, чем оно было в другие времена. Очевидно, что западное общество придает наибольшее значение развлечениям, занятиям спортом и материальному достатку, потому что именно те, кто преуспевают в этих областях, получают наивысшие почести.

Но верна ли эта система оценки, на которой мы строим свои подсчеты по отношению к человеческим существам? Если нет, какую же систему оценки следует использовать? Библейская система оценки, применимая к человеку, имеет три измерения ценностей, к которым мы сейчас обратимся.

Внутренняя ценность

 

Внутренняя ценность - это ценность, принадлежащая внутренней сущности личности или вещи. Например, если у вас в руках золотое ожерелье, вы можете разбить его молотком, мы можете стереть его в порошок, вы можете сжечь его в огне, но в нем содержится внутрен­няя ценность, которая переживет все эти разрушающие силы — ценность золотого металла. Такова внутренняя ценность, она неизменна, неопровержима и несокруши­ма.

Моя внутренняя ценность - это моя ценность как личности вне зависимости от моих даров, моих достоя­ний и моих достижений. Эта вечная ценность и значение дается мне Богом, то есть, также приписывается извне. Я ничего не могу сделать, чтобы что-то прибавить к этому, и ничего, чтобы что-то отнять. Так же как Бог безуслов­но дает мне любовь. Он безусловно дает мне значение. Я до сих пор помню то время, когда это озарило меня. Теперь я понимаю, что если я с этого момента буду самым блистательным и успешным человеком из всех, когда-либо живших на земле, это не прибавит ни йоты моему вечному достоинству. Эта ценность дается, а не эабатывается или заслуживается. Но если я с этого момента буду терпеть неудачи во всех делах, если я теряю свою репутацию, свое здоровье, свое служение и свой рассудок, ничто из этого никак не поставит под угрозу мою вечную внутреннюю ценность. Осознание ого принесло чувство безопасности в мою жизнь подобно некоторым другим истинам.

Первая ценность, которую необходимо установить в детях — это чувство внутренней ценности, когда они поймут, что они драгоценны сами по себе, а не по каким-то причинам. Им не нужно стараться достичь некоего стандарта для того, чтобы заработать эту ценность, или развить ее, они обладают этой ценностью и значимостью по праву своего существования. Осознание своей внутренней ценности необходимо для детского чувства безопасности и самооценки.

Невозможно преувеличить важность уважения утренней ценности личности. Самый тупой, самый градировавший, самый неспособный и самый умственно отсталый человек, будучи живым, все еще обладает внутренней ценностью и значением, как личность. Это значит, что этот человек имеет значение для общества [и для чего-то еще, этот человек имеет самодостаточную ценность, и эту ценность всегда нужно увеличивать. Люди всегда имеют достоинство, которое принадлежит их личностям, как вечным существам, сотворенным по образу Божьему, падшим, но искупленным и имеющим возможность вечного общения с Богом. Недостаток этого основополагающего понимания стоит за большой частью несправедливости и угнетения в мире сегодня, включая аборты, нищету, расовую дискриминацию, проституцию и порнографию.

Тем не менее, этот тип уважения к людям требует от нас очень четкого различия между тем, кем является человек и тем, что он делает. Иисус всегда делал это различие и одним из самых замечательных примеров этого является встреча с самарянкой, описанная в Иоанна 4. Когда Иисус сказал ей: «...у тебя было пять мужей (по всей вероятности, она разводилась, а не оставалась вдовой), и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе», — она не вспыхнула и не сказала: «Не твое дело!» Она сказала: «Господи! вижу, что Ты пророк»*. Это удивительно. Я верю, так произошло, потому что к этому моменту, она уже точно знала, что Иисус ценил ее как личность. Он обратился к ней с теми же словами, какие Он использовал в разговоре со Своей матерью на свадьбе в Кане, в то время, как Он прекрасно знал об образе жизни самарянки. Так как Иисус очень заботился о ней, Он должен был противостать ей и ее моральному паде­нию, но так как она была уверена, что Он принимал ее, как личность, она не чувствовала отверженности при этом столкновении. Это было, как-будто они, стоя бок о бок, смотрят на ее жизнь и Иисус говорит: «Какой беспорядок», - и она говорит: «Да, Господи, ужасный беспорядок».

Такой тип уважения лежит в центре всех искупитель­ных взаимоотношений, но вы не можете имитировать его и успокоиться на этом. Люди тонко чувствуют отноше­ние. Но если такое уважение присутствует в вашем сердце, я обнаружил, что вы можете быть прямолиней­ными и резкими в отношении образа жизни людей, насколько это необходимо, и они не почувствуют себя отверженными. Они могут оспаривать ваше суждение, они могут спорить об их частном случае», но они не будут удаляться от вас потому, что вы смотрите на вещи по-другому. Но если это уважение отсутствует и в нашем разуме мы смешиваем вместе человека и его образ жизни, тогда мы сталкиваемся с проблемами. Одна из них состоит в том, что осуждая образ жизни, мы также отвергаем и человека. Вторая проблема в том, что желая принять человека, мы не знаем, что делать с его образом жизни. У нас нет ответа к человеку, который говорит:    «Ты должен принять меня таким, какой я есть, и это включает мое гомосексуальное поведение, мое пристрас­тие к наркотикам и мою нечестность. Не смей критико­вать их, иначе ты судишь, а христиане не должны судить».

Умение руководить людьми на рабочем месте или в Церкви зависит от того же основополагающего разделе­ния. Возможно, мне придется сказать: «Как человек, я полностью и несомненно принимаю тебя. Как брат или сестра во Христе, я принимаю тебя безусловно. Но я не могу и не буду принимать твой стандарт поведения; что-то необходимо предпринять».

Ценность характера

Вторая мера ценности, которую необходимо определить - это ценность, возникающая благодаря характеру. «Доброе имя лучше большого богатства...», — говорится в притчах5, «...имя твое, — поет невеста своему возлюб­ленному в Песне Песней Соломона, - как разлитое миро;...»6. Имена в Библии всегда означают некую целостность или характер. Существует острая нужда в возвращении уважения и почтения, связанных с характе­ром, в систему ценностей нашего общества.

Сегодня в обществе интеллектуальные способности, спортивные данные, артистический талант, деловой или политический образ и личное дарование оцениваются гораздо выше внутренних качеств характера, и иногда все это используется для извинения или оправдания отсутствия моральных стандартов. Даже Церковь скаты­вается к стандартам общества, уважая дар и служение более высоко, чем Богобоязненный характер.

В Новом Завете, ударение делается не на дары, возможности или таланты, а на характер. Характер, а не харизма, является лакмусовой бумажкой. Например, существует очень мало четких указаний о том, что делает пресвитер, или каковы функции дьякона, но очень много внимания уделяется тому, какими людьми они должны быть. Причина этого в том, что их роль, в основном руководящая, то есть они должны устанавли­вать и формировать стандарты христианской жизни, применяемые в христианской общине. Не многие пресвитеры понимают эту ответственность. Меня однажды позвали в Церковь, которая была заражена проблемами распрей и ожесточения на протяжении многих лет. Они проходили через катастрофы с пастора­ми, с лидерами, со старшими членами Церкви. Когда мы обсуждали их роль, как пресвитеров, мы наткнулись на истинный корень проблемы. Все время этим людям не хватало смелости действовать эффективно в конкретной ситуации, потому что у них были личные проблемы в той же области. Этого было достаточно, чтобы заставить их замолчать и воспрепятствовать применению их власти. Когда с этим честно разобрались перед Господом, они созвали Церковь, исповедали свою неудачу в попытке вести Церковь в правильном направлении и четко установили Библейский стандарт гармонии и принятия, которые Бог установил для Своего народа. Проблемы прекратились почти мгновенно.

Когда я думаю о характере, я часто думаю о моем отце. Он был рабочим человеком, тружеником всю его жизнь, совершенно неизвестным вне маленького семей­ного круга и поместной баптистской Церкви, которую он посещал. Но когда он умер, он оставил четырех детей, которые все были христианами, и которые все вступили в христианские браки. Он пошел к своему Богу со столькими ошибками в его жизни, сколько было сорня­ков в его саду. А садоводство, было его большим увлече­нием. Я иногда думаю, что еще человек может сделать со своей жизнью, обладая непребывающей ценностью?

Но характер будет иметь ценность для следующего поколения, только если он высоко оценивается настоя­щим поколением. Если мы создадим мнение, которое оценивает личность выше характера, или успех выше характера, или собственность выше характера, то не удивляйтесь, если наши дети последуют нашему стандар­ту.

Ценность, явленная достижением

 

Существует третья мера значимости и ценности - это признание поведения или достижения. Пресвитеры, усердно трудящиеся в слове и учении, достойны особой чести, пишет Павел. Мы должны почитать в этом отношении тех, кто достоин почестей7. Во всем, что мы делаем, мы должны иметь целью совершенство. Мы должны хотеть стать как можно более успешным во всем, чем мы занимаемся. Конечно, мы можем иметь ограни­ченные возможности и дарования, и не многие из нас, даже если очень постараться, потрясут мир, но мы все можем, подобно Павлу, стремиться из всех сил к благо­дати Божьей, которая в нас. Нам нужно посвятить себя росту. Маленькая девочка растет, даже не стараясь. Кормите ее, позволяйте ей спать и заниматься упражне­ниями, проявляйте любящую заботу, и она будет расти, но только до определенного момента, только до опреде­ленного естественного уровня развития. Эта маленькая девочка никогда не станет врачом, политиком, учителем, музыкантом, если когда-нибудь она не посвятит себя росту сознательно. Наши Церкви полны «зрелых христи­ан». Это христиане, которые выросли до естественного уровня духовного развития лет двадцать тому назад, и с тех пор почти не изменились.

Нам на самом деле не нужно лезть из кожи вон или прыгать выше головы, чтобы ощутимо и значительно продвинуться вперед. Ведущие корпорации Соединенных Штатов, задающие тон и твердо стоящие на ногах, не делают все в два раза лучше других, они просто делают все на 1% лучше кого-либо другого. Совершенство, или путь к нему - через такой же подход, в пределах досяга­емости каждой Церкви, каждого дела, каждой семьи и каждого человека при любой форме отношений. Это означает просто постепенное улучшение нашего поведе­ния во множестве областей. Это произойдет в Церкви, если в течение одного года каждый ее член посвятит себя тому, чтобы стать всего на 1% более любящим дома, на  1% более прилежным на работе, на столько же более последовательным в изучении Библии, более заботливым по отношению к своим соседям, более щедрым в пожер­твованиях, более активным в делах Церкви и более чувствительным к голосу Бога? Через несколько месяцев вы будете в центре пробуждения.

Как нам правильно оценивать совершенство? При­знавая и подтверждая усилия, награждая как намерения, так и результат и замечая и восхваляя достижения. Один из моих сыновей был школьным учителем. Он поделился со мной одним из лучших воспоминаний о тех, иногда трудных годах. Его коллега, по национальности маори, заходил в классную комнату моего сына и всегда находил что-то, достойное восхищения и похвалы, будь это плакат, рабочая схема или какое-то пособие. Это сделало больше для посвящения Марка своей профессии и для его желания работать как можно лучше, чем любые оценки, продвижение по службе или увеличение зарпла­ты.

Нам нужно во всем посвятить себя совершенствова­нию, делая это от всего сердца, как для Господа, в большей степени, чем для людей8. Бог заботится о результатах и достижениях. «Я, Господь, проникаю сердце и испытываю внутренности, чтобы воздать каждому по пути его и по плодам дел его»9. Бог дает силу произво­дить богатства. Богатство - это не деньги, деньги мы оставляем здесь, богатство мы берем с собой. Богатство — это искусство, опыт и знание, приобретаемое нами в этой жизни, через продуктивное использование даров, данных нам Богом.

 

Применяя систему оценки

Оказывая почтение, мы должны быть предельно ясны в системе оценки, используемой нами, и человек, получа­ющий почтение, должен также понимать это основание.

 

 

 

Мера ценности

Как'ценность обретается

Признаваемое почте­ние:

Внутренняя

Данная, не заработанная

Вечная ценность личности

Характер

Заработанный, а не данный

Каков человек, или каким он стал

Достижение

Заработанное, не данное

Что человек сделал или достиг

 

Человек может достичь выдающихся результатов в особом поле деятельности: искусстве, спорте или бизнесе, но все же обладать очень нехорошим характе­ром. По праву оценивая его достижения, мы не одобря­ем или уважаем автоматически его характер, также мы не говорим, что он более ценен, чем кто-либо еще, так как существует внутренняя ценность каждого человека. Тот же самый подход верен в случае, если человек обладает характером, достойным почтения еще не означает, что его необходимо титуловать за всевозможные достижения, которых не было в его жизни. Так же невозможно удовлетворять нужду человека во внутренней оценке и подтверждать их ценность с помощью восхваления несуществующих достижений или без критики принимая их характер, стиль жизни или дурные привычки в поведении.

Содержание почтения

Также как и другие элементы взаимоотношений, нам необходимо расти в своем понимании того, что мы подразумеваем под почитанием и уважением, так как эта концепция настолько пренебрегаемая в нашем обществе, что даже сами эти слова выглядят старомодно. Ниже приведены некоторые взаимосвязанные выражения, которые помогут обогатить концепцию почтения. Нам в жизни так не хватает их всех.

1. Принятие

То, каким образом мы используем слово «принятие», может быть очень пассивным, даже фатальным: «С этим ты ничего поделать не можешь, тебе надо просто при­нять это». Под принятием мы подразумеваем не это. Принятие - это активное отношение принятия, которое приглашает человека с неповторимой теплотой и уваже­нием. Оно гласит: «Ты являешься очень ценным допо­лнением к этой группе», - или: «Я так рад, что ты являешься членом этой Церкви, или семьи, или коман­ды». Именно это Павел имел ввиду, когда он говорил:

«Посему принимайте друг друга, как и Христос принял вас в славу Божию»10.

2. Признание

Признание - это отношение к человеку таким образом, чтобы показать ему, что он достоин нашего внимания, как нечто уникальное и индивидуальное, и что мы заинтересованы в его деятельности или достижениях, или мнениях. Это показывает, что мы не оцениваем его качества и что мы подходим к нему с позитивным или доброжелательным отношением.

3. Подтверждение

Подтверждение - это поощрение чувства самооценки личности, уделяя внимание его способностям и дарова­ниям. Подтверждение зиждется на истине, что все мы были сотворены Богом на добро, в некоторых направле­ниях, но не во всех и мы сосредоточиваемся на том, что мы делаем хорошо, а не на том, что мы делаем плохо. Это - придавать значение хорошей стороне человека.

Это сказать: «Я думаю о тебе, как о достойном человеке и хотел бы, чтобы ты думал о себе также». Мы так далеки от понимания почтения, что подобное утверждение звучит странным для нашего христианского слуха, тем более для нас странно принять его.

4. Признательность

Признательность - чувство более субъективное, чем подтверждение. Оно выражает удовольствие, переживае­мое нами в присутствии другого человека, то, как он одет, или то, как он говорит или черты его личности. Признательность говорит: «Я очень рад наблюдать за тобой, взирая на то, что и как ты делаешь».

5. Одобрение

Одобрение выражает наше согласие с достижениями или действиями или мнениями человека. Мы с ним - по одну сторону баррикад и выражаем свою поддержку, делая это, мы показываем, что их поведение мы считаем достойным и ценным. Одобрение говорит: «Я полностью согласен со всем, что ты делаешь и в подобных обстоя­тельствах я сделал бы то же самое».

6. Восхищение

Это - выражение оценки и похвалы достижениям или характеру человека, но оно идет дальше, чем одобрение. Одобрение говорит: «Я бы поступил в точности таким же образом, как и ты», - восхищение же говорит: «Я не смог бы сделать даже половины того, как это сделал ты», - или: «Ты в этом установил стандарт, побуждающий меня стремиться к этому».

7. Признание

Признание - это оказание человеку одобрения, похва­лы, или поощрения публично или перед другими людь­ми. В его простейшей форме - это представить своего друга группе. Если я произнесу нечто вроде: «Для меня большое удовольствие представить вам моего очень  хорошего друга Билла», - это укажет на то, что Билл - достойная личность, стоящая достаточно высоко в моей системе ценностей,, и я желал бы, чтобы остальные относились к нему подобным же образом.

Оказывая уважение, отдавая почтение

Недостаточно понимать природу уважения или почте­ния, или даже радоваться его важности; нам необходимо знать, как воплощать все это в практику. Почтение должно быть «отдано» перед другими людьми (отсюда «отдание чести»); и мы также говорим об «оказании» уважения. За этими выражениями стоит истинный смысл, что просто думать с уважением о ком-либо или просто чувствовать, какой достойный или хороший тот или иной человек, это бесполезно до тех пор, пока оно не выражено.

Отдание чести действием

 

Простейший путь оказания почести - это выразить его словами, простыми, искренними утверждениями, что они заслуживают нашего одобрения, удовольствия или оценки. Вы можете сказать это прямо в лицо, в этом случае человек должен прочувствовать теплоту в нашем голосе и выражение на нашем лице; таким образом, мы можем расширить значение различными способами. Или мы можем сделать это письменно, в чем не будет хватать личного впечатления до некоторой меры, но это про­изойдет более намеренно и сознательно, и оставит запечатленную запись, чтобы человек мог перечитывать это снова и снова.

Другой путь, как мы можем выразить почтение - говоря хорошо друг о друге какому-нибудь третьему постороннему лицу. Павел делал это постоянно и его послания Церквям часто полны теплых личных отзывов о соработниках или коллегах".

Выражение похвалы, уважения, высокой оценки, поддержки, одобрения и восхваления - это пути воздая­ния чести. Родителям необходимо помнить это. Дети рождаются с двумя основными потребностями: потреб­ностью в любви и потребностью в значимости, или потребностью испытывать к себе хорошие чувства. Эта последняя потребность связана с почтением и не являет­ся тем же самым, что и потребность любви. Конечно, ребенок, которого любят, имеет больше шансов почув­ствовать, что его еще и почитают, но это не обязательно, и конечно, нелюбимый ребенок теряет в обоих отноше­ниях. Когда не хватает почтения, ребенок будет страдать, даже если любви достаточно. Самое обычное послед­ствие этого - комплекс неполноценности или, что еще хуже, недостаток надежды, недостаток самой смелости существовать. Главную роль в этом играет отец. Отцов­ство дает ребенку чувство собственного достоинства. Поучительно читать об отеческом отношении к Иисусу. Это давало Ему чувство идентичности. «Ты Сын Мои Возлюбленный, в Котором Мое благоволение», - и почте­ние: «Дабы все чтили Сына, как чтут Отца»12.

Однажды я участвовал в телевизионной дискуссии по проблемам родителей и детей. Перед тем, как предстать перед камерой, я говорил с еще одним участником дискуссии, преподавателем психологии развития детей в одном из наших университетов, о необходимости иметь эталоны отцовства. Я сказал, что я хотел бы знать об отцовстве Бога, когда мои дети были юными, так, как я знаю это сейчас, и я был бы гораздо лучшим отцом, чем я был. Его ответ был характерным. Он не понял всей этой суматохи вокруг отцовства, он сказал, что все, в чем нуждается ребенок - это хорошая родительская опека, и не важно, идет она от отца или от матери. Теперь я знаю, что растущее число неполных семей) означает, что роли отца и матери должны каким-то образом исполниться одним человеком, но это не является Божественной нормой. Отцовство и материнство - не одно и то же. Для различения я сказал бы, что материнство, в основном, удовлетворяет потребности  ребенка в любви, а отцовство удовлетворяет потребности ребенка в достоинстве. Ясно, что это не совершенно раздельные части. Отцам тоже нужно воспитывать, а матерям поддерживать, но понаблюдайте за своим маленьким ребенком - если он падает и сдирает колен­ки, то в большинстве случаев бежит за утешением к матери, но если он приходит из школы, гордясь чем-то сделанным, он в большинстве случаев желает это пока­зать отцу. Прежде всего, мы должны поддерживать внутреннее достоинство ребенка. Легче поддерживать хорошенькую девочку или умненького и хорошо сложен­ного мальчика, а как быть с теми, кто не сложен хорошо и не умненький? Как они получают свое чувство досто­инства? Вам нужно говорить своим детям много раз не только «Я люблю тебя», но и «Я думаю, что ты аккурат­ный. Я так горжусь тобой».

Почитать своим поведением

Чтобы определить в полноте, каким образом мы выража­ем почтение или уважение, нам также необходимо уделить внимание тому, каким образом мы ведем себя по отношению друг ко другу в конкретных ситуациях.

1. Мы выражаем уважение, признавая друг друга в компании и поддерживая друг друга на виду у всех.

Например, когда нас представили по имени группе людей и нас очень тепло пригласили, то мы ощущаем, что каким-то образом нас оценили и признали наше значение. Таким образом, мы чувствуем, что нас уважа­ют.

2. Мы оказываем человеку уважение, когда ищем его совета, спрашиваем его мнение в отношении вопросов, касающихся нас, или когда мы предоставляем наши взгляды или мнения их оценке или критике, и затем воспринимаем их совет или мнение серьезно. Таким образом мы выражаем, что мы ценим их суд и, по меньшей мере своим поведением, мы показываем, что мы также уважаем и ценим их самих.

3. Мы оказываем честь людям, когда мы оказываем действительную заботу об их благополучия и их лучших интересах. Такая забота говорит человеку, что он очень значителен и ценен в наших глазах, и что мы желаем для него самого лучшего, даже если это будет дорого стоить для нас самих.

В шестидесятых годах, в Австралии, я нанимал торго­вых агентов для компании в Новой Зеландии во время чудесных дней всеобщей занятости в нашей стране. Мы находились в Аделаиде, проводя собеседования с плот­никами, и ко мне подошла пара англичан, лет сорока. Мы поговорили о работе, о прошлом мужа и его опыте, и было ясно, что он подходил нам и был готов ехать. Его проблема состояла в том, что они уже эмигрировали однажды, из Англии в Австралию, и он сомневался, стоит ли съезжать с насиженного места вместе с женой второй раз и отрывать ее от дома и друзей снова. Я навсегда запомнил ответ его жены, который застрял в моей памяти на многие годы. Она повернулась к нему и сказала: «Не волнуйся обо мне, дорогой, важна твоя карьера». Я помню, как подумал тогда: «Надеюсь, этот плотник по достоинству оценивает такую жену». Это было истинным выражением уважения.

4. Уважение или почитание людей также означает призна­ние их права:

(а)   Делать решения, которых не сделали бы мы;

(б)  Делать ошибки, которых не делали бы мы;

(в) Придерживаться точек зрения или мнений, кото­рых мы не придерживаемся, и

(г)   Следовать указаниям своей собственной совести.

Это очень важно в отношениях христиан друг с другом, и родителей со своими детьми, достигшими зрелости.

 

5. Мы показываем, что мы уважаем и почитаем людей, когда мы твердо придерживаемся линии, что они самостоя­тельные люди, которые отвечают за свою собственную жизнь. Поэтому, мы противостанем им, когда они берут на себя слишком много, или когда они делают что-то неправильное или опасное в своей жизни. Делая это - мы говорим, что мы считаем их слишком ценными, чтобы позволить им повредить свою жизнь или репута­цию, пренебрегая проблемами, и мы даже берем на себя риск - задеть их своими словами.

6. Дарение подарков может выражать не только нашу любовь, но также наше почтение. Подарок часто является выражением или символом -нашего уважения, которое мы испытываем друг к другу, а так же ценность, которую мы видим друг в друге. Вот почему приношения являют­ся частью нашего поклонения Богу: «Чти Господа от имения твоего и от начатков всех прибытков твоих»13.

7. Мы уважаем один другого, жертвуя собой во взаимоот­ношениях для другого. Например, предлагая человеку свою дружбу, мы также выражаем чувство, что мы ценим его и выделяем среди других людей, потому что мы желаем, чтобы он занял особое место в нашей жизни и окружении, и сами ищем подобающего места в их жизни. Вот почему уважение занимает очень важное место в половых отношениях в супружестве. Словами в брачной церемонии это можно выразить так: «Своим телом я почитаю тебя». Это, возможно, самое высшее выражение почтения, которое мужчина может отдать женщине и женщина может дать мужчине. Именно поэтому Божес­твенной мудростью это позволяется только в завете супружества. Это является наивысшей точкой выражения всех категорий, которые предшествуют браку, то есть слова, взгляды, прикосновения, пребывания в присут­ствии друг друга, и забота о нуждах и интересах друг друга. Сегодня в средствах массовой информации супружеская верность постоянно и намеренно высмеивается, но любой служитель, любой священник или любой врач, имевший дело с человеком, прошедшим через травму супружеской неверности со стороны партнера по браку, скажет вам то же самое. Больнее любого чувства злости, или раны, или ревности давит осознание, что тебя обесчестили, украли достоинство и личную значи­мость. Эта тема редко исследуется основательно и из-за того, что с ней не разобрались до конца, многие попыт­ки примирения терпят неудачу.

Другие пути выражения почтения

В основном мы общаемся двумя способами, один - гласный, то есть с помощью слов, другой - негласный, выражающийся с помощью рук, выражения лица, языком движений, оттенком и тоном нашего голоса и т.д. Иногда послание, выражающееся словами, отлично от послания, которое мы сообщаем этими средствами. Любой эксперт в этом деле скажет вам, что негласное послание по меньшей мере в пять раз более эффективно, чем гласное послание, и если два послания противо­положны друг другу, то воспринимающий человек всегда будет верить негласным средствам. Мы говорим: «Ты мог сказать это так, как сказала это она, потому что ее слова были полны сарказма».

Ниже приведены некоторые из негласных способов, которыми мы выражаем почтение. Нам нужно уделять большое внимание им, потому что часто мы не осознаем все негласные сигналы, посылаемые нами, а потому, удивляемся, как люди среагировали на них.

1. Через прикосновение, например, рукопожатие, похло­пывание по плечу или поцелуй в щеку, объятия при встрече, даже уже со взрослыми детьми, или случайные, беспричинные прикосновения между мужем и женой, выражают не только близость, но и почтение. Вот почему, когда вы протягиваете руку для приветствия, а вас игнорируют, то вы чувствуете себя оскорбленным.

И мужчины и женщины, находясь на работе, в бытовых ситуациях, ежедневной деятельности, постоян­но подвергаются опасности, что каким-то образом может пострадать их самоуверенность и самоуважение. Может быть вас обошли несправедливо на работе; у вас сорва­лась сделка; на работу приняли кого-то другого, а не вас; прохождение через финансовые трудности; таким образом мы чувствуем в себе рану, и начинаем сомне­ваться в своих силах. С возрастом это может быть плохое здоровье, крушение юношеских планов и надежд и несостоявшиеся мечты. В этих обстоятельствах муж и жена могут защитить и поддержать поврежденную самоуверенность друг друга лучше, чем кто-либо другой на земле - или они могут нанести больше опустоши­тельного вреда, чем кто-либо другой, потому что только они знают слишком хорошо слабости и ранимость друг друга.

2. То, как мы смотрим друг на друга. Часто своим взгля­дом мы можем выражать свое почтение друг другу, даже есть выражение - «смотреть на него, как на...», что само по себе является оценкой.

То, что нам труднее всего контролировать в себе - это тон нашего голоса, и наш взгляд. Если мы презираем кого-нибудь, это выразится в наших глазах, если он мне не нравится, то мои глаза передадут весь холод отноше­ния. Если мы любим и восхищаемся или уважаем кого-то, то это также будет выражаться нашим взглядом. Иисус сказал: «Светильник для тела есть око...»1*, - поэтому выражение нашего разума и нашего сердца безусловно выразится в наших глазах.

Посмотрите на малыша, погруженного в свою игру в центре комнаты, осознающего любовь к себе, улыбки, гордые взгляды родителей и семьи. Вы можете увидеть, что происходит у него внутри. Что же происходит? Его маленький дух радуется почтению. Ученые скажут нам, что ребенок переживает первое чувство значимости еще задолго до того, как он начнет понимать слова. Откуда же он его обретает? Он читает его на лице своей со­бственной матери. В любящем, улыбающемся лице матери ребенок читает выражение, дарящее ему чувство собственной ценности. Но если лицо матери не улыбает­ся или она отсутствует, у ребенка порождается чувство того, что все вокруг безнадежно плохо, что он никому не нужен. Вам лучше поверить этому. Я разговаривал со многими взрослыми, которые всю свою жизнь пережива­ли чувство никчемности, жили с чувством, что с ними может произойти только плохое, и в этом сила того, какое они мнение имеют о себе. С такими людьми всегда происходит то, чего они ожидают.

Теперь я начинаю понимать, почему в Библии мужи и женщины пожилого возраста всегда желали видеть Божье лицо. «... я буду искать лица Твоего, Господи, - взывал Давид. - Не скрой от меня лица Твоего...»15. Откуда приходит наше конечное осознание собственной значимости и ценности? От Божьего лица. Когда оно скрыто от нас, мы оставлены на милость любого внут­реннего чувства собственной значимости.

3. Отдавая человеку особое место почтения. Это может быть формальная форма почтения, оказываемая позиции или рангу, трон правителя или судейское кресло, или неформальное — во главе стола за ужином, место рядом с председательствующим на собрании, или место в президиуме. Это может также выразиться в действии, когда мы пропускаем человека вперед или открываем ему дверь. Особая концепция почитания также входит в язык уважения. Мы говорим о человеке, которого уважаем: «Она занимает особое место среди нас».

4. «Присутствовать» ради человека, которого мы уважаем,

то есть находиться там, где этот человек что-то делает или события касаются его. Часто, когда мы присутствуем физически, таким образом мы подчеркиваем свое внимание. Дети очень чувствительны к этому. Вспомни­те время, когда ваш маленький ребенок говорил вам нечто, а вы просто поддакивали: «Да, да, да, я вижу, я  знаю», - а в это же самое время вы читали газету или ремонтировали прибор. И вот наконец, внезапный возглас: «Ты не слушаешь меня» Присутствовать ради другого человека означает уделять активное внимание тому, что он говорит; это также выражается в присут­ствии даже тогда, когда просто происходит какое-то событие. Вы можете начать разговаривать с кем-либо на празднике, и вдруг на середине разговора вы обнаружи­ваете, что ваш собеседник на самом деле смотрит куда-то поверх вашего плеча в другой край комнаты. Как вы будете чувствовать себя? Вы почувствуете безразличие, неуважение и у вас упадет настроение.

Я помню, как одна из наших маленьких внучек осталась с нами на лето. Наш дом находится на самом берегу моря и мы как-то были на пляже и строили песочный замок. Маленькой Лидии в то время было около шести. Внезапно она посмотрела на меня и сказала: «Дедушка, почему ты уделяешь мне так много времени?» Я посвящал ей не так уж много времени, но что произошло? Маленькая девочка чувствовала себя важной, ценной, значительной, потому что ей уделяли время.

Существует несколько важных вещей, которые обогатят качество наших взаимоотношений больше, чем восстановление и возвращение взаимного почтения и уважения. Существует больше шансов, что человек, которого чтят, и он знает это, будет вести себя достойно. Человек, которым регулярно пренебрегают, в конце концов не видит смысла делать что-то больше, чем жить так, как этого ожидают от него окружающие.

Человечество сотворено для почтения. Когда Бог сотворил мужчину и женщину, они были «облечены славою и честью». Нам необходимо вернуть взаимное уважение и почтение на каждом уровне нашего общес­тва, между мужьями и женами, родителями и детьми, учителями и учениками, рабочими и руководителями, пасторами и паствой. Это начинается с почитания Бога и обнаружения чудесной истины о Божьем отношении к нам: «Так как ты дорог в очах Моих, многоценен, и Я возлюбил тебя...»16.

Примечания


1. Ефесянам 6:2

2. Исайя 43:4; 1 Царств 2:30

3. Псалом 11:9

4. Иоанна 4:18-19

5. Притчи 22:1

6. Песня Песней 1:2

7. 1 Тимофею 5:17; Римлянам 13:7

8. Колоссянам 3:24

9. Иеремия 17:10

10. Римлянам 15:7

11. Римлянам 16:1; 1Коринфянам16:15-18; 2Коринфянам 8:23-24

12. Марка 1:11; Иоанна 5:23

13. Притчи 3:9

14. Матфея 6:22

15; Псалом 26:8-9

 16. Исайя 43:4


 

Глава 6

 

Понимание понимания

 

С раннего возраста в нас вложено желание, чтобы нас понимали. Будучи детьми, разочарованные, мы выли: «Ты не понимаешь». Будучи взрослыми, мы жалуемся: «Я не могу сделать так, чтобы он понял», - или: «Я никогда не пойму ее». Еще хуже чувство какой-то отдаленности и изоляции от остального человечества: «Никто меня не понимает». Одной из наших основных потребностей является потребность быть понятым. Мы не ждем, что другие люди будут  соглашаться с нами, мы также не обязательно ждем поддержки или поздравлений. Конечно, все это приятно, но мы можем прожить без этого, пока мы чувствуем, что кто-то понимает нас, кто-то знает, что мы чувствуем, и кто-то приветствует наши глубокие желания и намерения. Никто долго без этого не протянет.

Когда мы действительно находим кого-то, кто искренно желает понять нас, замечательно то, что мы сразу же чувствуем освобождение от необходимости оправдывать свое поведение или свою точку зрения. Для нас открыт путь общения с шансами на понимание. Где мы были когда-то косноязычными или смущенными, слова и идеи проистекают с ясностью и в Изобилии, происходит огромное облегчение. Среди ушей, которым мы можем говорить, мы нашли те, которые действитель­но открыты для того, чтобы слышать. Это драгоценная жемчужина и мы сделаем все возможное, чтобы поддер­живать и развивать эти взаимоотношения.

Тот факт, что быть понятым является как бы облегчением, так и редкостью, привлекает внимание к странной особенности. Хотя желание быть понятым является таким могучим фактором и побуждает нас искать взаи­моотношений с людьми, оно не дополняется равным желанием с нашей стороны познать других. У нас просто нет такого же сильного желания познать, как желание быть познанным.

Святой Франциск Ассизский, несомненно понимал это, когда молился: «Да не буду я искать того, чтобы быть понятым, а того, чтобы понимать». Вероятно, существуют две основные причины такого же уклона. Одна - наша неизлечимая эгоцентричность. Откровенно говоря, мы считаем себя гораздо интереснее других людей, наши проблемы - более важными, наши мнения - более интересными. Другая - наше интуитивное и правильное понимание того, что для настоящего пони­мания другого человека требуется долгое время. Вы не понимаете сложность и глубину человека, один раз мельком взглянув на его внутренний мир. Результаты появляются в процессе медленного и постепенного продвижения, небольших намеков, неброских реплик, пробных предположений. Но наше современное общес­тво, построенное на мгновенных результатах, делает нас плохо оснащенными для таких долгих исследовательских экспедиций. Если ответ не придет к следующей пятнице, или, максимум, к следующему вторнику, мы решаем, что наверное и стараться не стоит. Вот почему многие люди сегодня настроены на поверхностные контакты и вре­менные, не глубокие взаимоотношения, и затем все время удивляются, почему они такие неудовлетворенные и одинокие даже среди «друзей».

Начало и конец

Мы рассматриваем понимание последний из четырех элементов взаимоотношений, потому что в некотором смысле, это - цель, к которой ведут все остальные элементы, и конечная идея, которой все они служат.

Познание друг друга является целью взаимоотношений: «…а  тогда познаю, подобно как я познан»1. Это побужде­ние, быть познанным, существующее в нас. Другое побуждение вызвано грехом, разрушающим взаимоотно­шения: «... голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся»2. Мы разрываемся на две части между страхом, который заставляет нас желать скрыться друг от друга, и сотворенным желанием быть познанным друг другом.

Но понимание или познание также является предпо­сылкой для развития других элементов. Я не могу любить кого-то, кого я не знаю по-настоящему. Я могу любить образ или идею, которая не связана с реаль­ностью. «Она не та девушка, в которую я влюбился». «Я влюбился в фантазию, реальность была ужасным потря­сением». Мы знакомы с десятком вариаций на эту тему. Я не могу доверять тому, кого я не знаю или не могу понять. Это была бы слепая вера, крайне безрассудная и самонадеянная. «За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса»3. И уважать или почитать кого-то, кого я не знаю, также трудно, как правильно оценить неизвестное качество.

Истина в том, что вы не можете вести людей, вы не можете служить людям, вы не можете управлять людьми, если до известного предела вы не позаботитесь о том, чтобы узнать их и понять их. В противном случае, наилучшее знание принципов управления и владение всеми теориями производственной и межличностной психологии окажутся небольшой помощью в отношении Петра Иванова, потому что Петр Иванов живет по принципам учебника не больше чем вы. Он живет, исходя из таинственной и глубокой сложности мотива­ций, что делает его уникальным индивидуумом. Если я не научусь познавать и уважать этого уникального индивидуума, я буду возиться с ним во тьме во всех отношениях. На самом деле, не существует определенно­го качества информации, на которое можно положиться, чтобы получить предсказуемые результаты без рассмотрения непредсказуемых элементов внутри отдельной личности.

Почему мы желаем быть понятыми?

Одно время, я думаю, я смотрел на взаимоотношения, как на что-то второстепенное в моей жизни. Они при­надлежали к той части окружения, где круг моей жизни касался круга жизни другого человека. Говоря полити­ческими терминами, они принадлежали министерству иностранных дел моего внутреннего государства. Теперь я понимаю, что взаимоотношения находятся в самом центре нашего естества, они являются непосредственной основой нашей личности. Два самых фундаментальных утверждения, когда-либо сделанных о человеке, находят­ся в первых двух главах книги Бытие. Первое - человек сотворен по образу Божьему, второе - не хорошо быть человеку одному4. В этом содержатся основные состав­ляющие человеческого естества в наиболее сжатой форме.

Во-первых, мы должны понять, что означает то, что, как мы читали, человек был сотворен по образу Божье­му. Образ должен быть прочтен, как глагол, а не сущес­твительное. Человек является существом, отображающим образ Бога. Он сотворен, чтобы являть и отражать, говоря человеческим языком, жизнь и природу Бога. Но Бог является Богом взаимоотношений. Божественной Троицей, вечным сообществом Отца, Сына и Святого Духа, единым Богом. Поэтому мужчина или женщина никогда не могут рассматриваться, как изолированный индивидуум, но всегда как личность, включенная во взаимоотношения.

Во-вторых, нам необходимо со всей серьезностью воспринимать Божье утверждение о том, что нехорошо человеку быть одному. Только взаимоотношения лицом к лицу, сердцем к сердцу, личности с личностью такого же типа могут положить конец этой изолированности.

Но это идет дальше приобретения компании рядом с нами для преодоления нашего одиночества. Я нуждаюсь в других людях для того, чтобы познать себя» Так как я  всегда являюсь человеком, включенным во взаимоотно­шения, я даже познать себя не могу в изоляции. Само­познание - это внутреннее переживание, но оно никог­да не происходит при взгляде внутрь себя, оно не происходит при интроспективном анализе. Я истинно познаю себя только когда я действую и взаимодействую во взаимоотношениях. Именно когда я пытаюсь познать и понять другого человека, я открываю с наибольшей ясностью, кем являюсь я сам. И часто только тогда, когда я пытаюсь стать понятным для другого человека, я начинаю различать схемы своего психологического «я» или элементы моей мотивации становятся ясными, и разрозненные куски соединяются вместе, так что я вдруг восклицаю: «Теперь я вижу, что пытался сделать...»

Конечно, я не всегда правильно понимаю себя. Способность человеческого сердца рационализировать или, в других случаях, обманывать себя, четко зафикси­рована как в Писании, так и в повседневной жизни. Но' часто только когда мои грандиозные самообманы выносятся наружу и подвергаются проверке со стороны другого человека, можно увидеть их ложность. Когда я могу проверить свою самооценку только на самом себе, то возможность ошибки и заблуждения возрастает. Страхи, комплексы, внутренние барьеры и сомнения в своих взаимоотношениях также процветают во тьме. Вынесение их на поверхность и разговор о них с другом всегда приводят к хорошему результату, иногда смиряю­щему, очень часто освобождающему, но всегда тяготею­щему к реализму.

Здесь содержится еще нечто, о чем я узнал только недавно. Часто, когда мы получили то, что кажется нам глубоким откровением, или мы прошли через какое-то глубокое переживание, то все это сопровождается печальным чувством, что что-то будет потеряно, что-то умрет у нас, потому что рядом нет того, с кем мы могли бы поделиться с этим. После того, как моя жена погибла в автомобильной катастрофе, я понял, что подобное чувство присутствовало последние несколько дней и часов, которые мы провели вместе перед ее смертью. Это были интимные моменты, чрезвычайно прекрасные и важные для меня, но не из тех, о которых можно с готовностью говорить. Все же у меня была потребность сделать это. Я чувствовал, что если хотя бы один человек услышал бы о них, они были бы как-то сохранены, они не были бы потеряны для человеческой памяти. Я бесконечно благодарен, что в то время был тот, кто желал быть объектом доверия для меня, но сейчас я испытываю печаль о всех других сокровищах человечес­кого сердца и духа, которые утрачены, так как не было ушей, чтобы услышать их. Те, кто одарен в общении, могут передать другим то, что они зачали внутри, но великолепие общения и великолепие духа не всегда сопутствуют друг другу. Сегодня мы имеем слишком много великолепного общения, безупречной техники, но часто содержание банально, или того хуже. В то же время захватывающее откровение и глубокие столкнове­ния с истиной приходят к обычным людям, но не прибавляются к активу человечества, потому что у нас нет либо времени, либо различения, чтобы помочь этому сокровищу выйти из глиняных сосудов. Я кое-что знаю об этом, потому что в течение более чем двадцати пяти лет служения людям я осознаю, что моя жизнь постоян­но и непрестанно обогащается тем, чем они поделились со мной из своих сердец.

Как мы познаем друг друга?

Огромная увлекательность и огромное очарование всех взаимоотношений несомненно заключается в затрагивании тайны человеческого существа, обнаружении настоящей личности с которой я общаюсь, которая находится внутри этого тела, смотрит на меня этими глазами, и обнаружение изнанки ее поведения. На самом  деле эта тайна так велика, что некоторые сделали заключение, что настоящее познание друг друга и настоящее общение человека с человеком невозможно. Все, что я действительно знаю, по их мнению, равно тому, что я познаю из моего внешнего и внутреннего миров. Все что я могу дать или получить от другого человека, является неполными, несовершенными кодированными отчетами об опыте каждого из нас. Я не могу узнать, несут ли эти сообщения для принимающего значение, равное тому которое я вкладываю, или интер­претирую ли я сообщение другого человека, направлен­ное ко мне так, как оно предназначалось для общения.

Библия, напротив, настаивает на том, что реальное общение возможно, не совершенное и идеальное, но реаль­ное; познание людей возможно, не совершенное, нереальное и значимое. Это возможно, потому что как общение, так и познание личности существовали до сотворения человека, они существовали от вечности внутри личнос­ти Бога. Мы читаем в 1-й главе Бытия, что когда Бог сотворил животных. Он благословил их и сказал: «...пло­дитесь и размножайтесь...», - но когда Бог сотворил человека. Бог благословил их и Бог сказал им: «...плоди­тесь и размножайтесь...»5. С Адамом и Евой диалог возможен, обращение может быть услышано, понято, и на него может быть дан ответ. Итак, мы обнаруживаем, что не только Бог знает мужа, но и муж знает Бога, и также муж знает жену: «...вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей...»6.

Несмотря на это, путь, по которому мы познаем и понимаем другого человека, ни в коем случае не являет­ся очевидным. Если бы он был таковым, не создавалось бы столько трудностей и не требовалось бы ежегодного издания литературы на эту тему. Так часто «как» уводит нас в сторону. Какая разница между знанием о человеке и знанием человека? Очевидно, что здесь задействовано нечто большее, чем просто столкновение лицом к лицу. Вы можете проработать с кем-то многие годы, вы можете регулярно видеть человека и говорить с ним, но в результате сказать: «Я никогда по-настоящему не знал  ее», - или: «Я никогда не чувствовал, что знаю, кто он есть на самом деле». С другой стороны, вы можете всего лишь однажды встретиться с кем-то или переписываться с кем-нибудь, или, что случается реже, прочитать то, что он или она написали, и только из этого получить очень ясное представление о том, кем в действительности является этот человек. Откуда берется такая разница?

Роль человеческого духа

Очень важно понять, что мы «познаем» человека своим духом. Когда мы говорим о познании человека, именно наш дух познает. Познание личности, это, в основном, духовное познание: «Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия» (1 Корин­фянам 2:11).

В личном контакте друг с другом мы соприкасаемся с другими дух к духу. Если нет контакта на этом уровне, нет и личного понимания и личного познания. Вспомни­те те случаи, когда вы говорили с кем-то и знали, что вы с ним действительно «сошлись». У вас были правильные чувства, или вы «настроились на ту же волну», или как это еще можно выразить. Что вы чувствовали после этого? Вы чувствовали себя живым, возбужденным, веселым, иногда даже в эйфории. Произошло то, что вы коснулись духа. Даже когда реакция не столь драматич­на, вы знаете, что это реально, это может быть без слов, для непосвященных это может казаться лишенным динамики и незаметным, но вы знаете, что существовал реальный контакт, общение сердца к сердцу, поток жизни между вами. Сравните такие переживания со случаями, когда между вами и другим человеком стояло невидимое стекло. Вы обмениваетесь словами, баналь­ностями, аргументами, информацией, обсуждениями. Как вы себя чувствовали после этого? Усталыми, обесси­ленными, истощенными, разочарованными, инертными?  Вы пытались достичь друг друга и наткнулись на прегра­ду, ударились о непреодолимый щит.

Это настоящий корень проблемы, который почти никогда не затрагивается достаточно в книгах об обще­нии. Общение между людьми и познание людей находит­ся на уровне человеческого духа. Разум сам по себе на этом уровне не способен выполнить эту работу. Также это не является просто делом соприкосновения с наши­ми чувствами и позволением нашим чувствам проявить­ся. Чувства или эмоции являются результатом или побочным продуктом. Истинная личность стоит за чувствами и мыслями, и мы по-настоящему подступаем­ся к ней только тогда, когда мы достигаем его или ее человеческого духа.

Слова, носители духа

Вопрос состоит в следующем: как мы строим этот мост между одним и другим духом? Делаем ли мы это произ­вольно, или это просто происходит само по себе? Это происходит само по себе, но мы можем научиться, как делать это лучше и чаще. Мы часто делаем это через слова. Иисус сказал в Иоанна 6:63: <?... слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь». Как чудесно определил это Эллул, язык является самой отличительной нашей чертой, как человека. Что-то происходит в недоступном внутреннем мире другого человека, но когда это выража­ется в словах, и я слышу и понимаю их, внутри меня рождается соответствие тому, что находится внутри другого человека. В этом состоит чудо Слова Божьего. То, что происходит в недоступном внутреннем мире Божьем произносится вслух, слово исходит от лона Отца, и когда я получаю его, я могу познать в своем духе откровение, присущее Божьему сердцу.

Конечно, слова не всегда несут дух, они могут быть тривиальными, бессмысленными звуками; они могут нести только чистую информацию; они могут быть  лживыми и обманчивыми. Но когда они в духе и истине, они могут передать сущность жизни человека. Однажды я говорил с женщиной, у дочери которой брак действи­тельно находился в опасности. Эта мать сказала: «Их проблема состоит в том, что все время, которое они знают друг друга, они никогда не проводили какое-то время друг без друга. У меня большая часть ухаживания была по переписке, потому что Дэвид был на войне. Но я узнала о нем и научилась познавать его лучше из его писем, чем могла бы это сделать когда-либо другим способом». Когда она сказала это, я осознал, что в Библии, в потрясающих письмах Бога о Себе, у нас есть во всей достоверности более полное и ясное откровение о Боге, чем если бы Он сел и говорил с нами лицом к лицу. В Писаниях мы касаемся Его Духа, откровение приходит от Духа в дух.

Но для того, чтобы произошло настоящее общение, с теми характеристиками, о которых мы говорим, человек должен выразить себя «в» словах, которые он произносит, певица должна нарисовать себя «в» своей песне* Это значит, .что мы должны научиться жить и говорить из духа. Это значит, что мы выбрасываем скрытые подтексты из нашей речи; мы прекращаем сообщаться со скрытым значением или говорить уклончиво для того, чтобы произвести определенное впечатление или создать определенный эффект. Мы учимся говорить правду из сердца. Одна из черт, которую я наиболее ценю в совете пресвитеров, к которому я имею честь принадлежать, заключается в том, что по истечении многих лет мы достигли того, что можем говорить простую правду друг другу. Я теперь знаю, что если один из братьев говорит что-то, то он имеет ввиду именно то, о чем он говорит;  мне не нужно искать какой-то невыраженный скрытый смысл в этом. Со своей стороны я уверен в том, что я могу сказать то, что я думаю и в уверенности, что другие не попытаются исказить смысл, пытаясь прочитать что-то между строк, или ломая голову, что же я в «действи­тельности» имел в виду. Я начинаю понимать, как мало  правды говорится подобным образом среди нас, даже в браке и между близкими друзьями: «Может она и сказала это, но я то знаю, что она имела в виду».

Конечно, не всякое неправильное общение является преднамеренным или даже осознанным. Иногда исходя­щее из духа человека несет сообщение, отличное от слов, исходящих из уст. Нам необходимо знать, как слышать оба сообщения. Иисус делал это превосходно. Он знал, как нужно слушать. По правде говоря, большая часть. нашего слушания не является слушанием вообще. Мы, просто приводим наши идеи в готовность и ждем просвета в беседе, чтобы выпустить их в пространство.

Если вы прочитаете историю Иисуса и самарянки в главе 4-й от Иоанна, вы обнаружите, что разговор идет на двух различных уровнях. Когда женщина огрызнулась Иисусу: «Как Ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки?» - ответ Иисуса, при поверхностном взгляде совершенно не имеет смысла: «Если бы ты знала дар Божий, и кто говорит тебе: "дай Мне пить", то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую». Что. делал Иисус? Он отвечал на крик из духа женщины: «Ты просишь у меня воды? Это я жажду». Опять, когда она сказала Иисусу: «Тебе и почерпнуть не чем, а колодезь глубок...», - она не искала беседы на тему гидромелио­рации. Колодец был более, чем на четырехсотфутовой глубине в монолите, но ее сердце кричало: «Во мне есть такой глубокий колодец нужды, что если Ты бросишь камень, то не услышишь, как он достигнет воды. Как Ты можешь заполнить эту пустоту?» Именно на этот вопрос Иисус отвечал, когда Он сказал: «...вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную».

Я думаю, что впервые начал выявлять это, когда я работал в Веллингтоне с организацией «Тин Челлендж». Выслушивая уличных детей и морщась от их презрения и хулы на Бога, христианство. Церковь и религию, я начал слышать кое-что другое. Под всем этим часто скрывался крик души, в котором на самом деле слыша­лось: «Не пытайся доказать мне, что я неправ. Найдется  ли кто-нибудь, кто покажет мне, что я просто прав, и есть кто-то, кому я не безразличен?» Я научился слы­шать то, что скрывалось за словами, и раз за разом обнаруживал под сарказмом и оскорблениями холодный обнаженный страх и гнев, рожденный из обиды и отверженности. Если вы примете сказанные слова такими, какими они есть на первый взгляд, вы пол­ностью потеряете истинное сообщение.

Как же мне тогда узнать, что на самом деле означали слова этого человека? Когда я промахиваюсь, потому что принимаю их буквально, и когда я промахиваюсь, потому что я пытаюсь читать между строк и заканчиваю чтением своих собственных предположений?

Открыть свою дверь

Познание, и понимание другого человека так, как мы это описали, зависит от чего-то еще, и это что-то еще совсем не зависит от техники и навыков общения...оно зависит от готовности другого человека открыться. Познание людей зависит от открытости. Мы отлично понимаем это по отношению к Богу. Наше познание Бога полностью зависит от откровения, которое является готовностью Бога явить Себя нам. «Может ли человек исследованием познать Бога?» - говорит Иов. Нет, не может. Мы зависим от готовности Бога открыть нам Себя. Откровение - это Божественное открытие Себя. Желающие познания Бога, не зависящего от откровения, просто не понимают природу личности. Вы не можете познать даже другого человека только разумом, вы полностью зависимы от готовности и возможности другого человека открыться.

Но такая открытость создает состояние чрезвычайной уязвимости. Существует риск быть уязвленным и изра­ненным, если я открою мое истинное «я» и затем буду отвергнут, раскритикован, высмеян. Большинство из нас узнает очень рано, какая опасность может возникнуть,  рами, потому что они отвечают на глубокую потребность в них. Конечно, знание и тренировка навыков общения - это хорошо, но у меня внутри нелегкое чувство, что такие книги часто покупаются для того, чтобы научиться технике, которая поможет нам взять верх в соперничес­тве при общении. Убедительная речь, сила в словах, лучшие и более убедительные аргументы, завоевание друзей и оказание влияния на людей - все это может использоваться для манипулирования и доминирования. А в личных взаимоотношениях желание манипулировать или доминировать над другими глубоко оскорбительно.

Настоящее познание и понимание другого человека исходит из глубокого уважения к достоинству другого человека и желания при необходимости рисковать. Если я желаю познать, я должен желать быть познанным. Если я желаю, чтобы другой человек раскрылся, сначала я должен рискнуть раскрыться. Только когда имеет место прием, говорящий: «Это - настоящий "я", ты можешь очень спокойно показать твое настоящее "я"», - тогда начинает рождаться настоящее понимание.

Различение - увидеть раскрытое

Мы ранее рассмотрели то, что скрывается под термином «общение», другими словами, «сообщение, которое было послано». Заметьте, что мы используем слово «сообще­ние» в самом широком смысле этого слова, включая не только слова, но также чувства, действия, выражение лица, молчание и все другие нюансы поведения и отношений, включенных в личные взаимодействия. Для того, чтобы общение было успешным, тем не менее, не только сообщение должно быть истинным и правильно посланным, но и принимающий его человек должен понять его правильно.

Когда мы принимаем такое общение, гласное и негласное, то первое, что случается - мы формируем определенное мнение относительно того, что данное

послание означает. Мнение является интерпретацией того, что мы услышали и исследовали. Мы говорим:  «Она делает невозмутимое лицо, но за этим скрывается в действительности рана», - или: «Он отделался шуткой, но он зол, как собака». Ясно, что если наше убеждение ложно, то мы приняли послание неправильно, поэтому вопрос нашего различения становится критическим, особенно в объяснении сопутствующих эмоциональных или духовных факторов.

Что такое различение? Различение очень часто выражается как нечто интуитивное, что-то вроде шесто­го чувства, но в своих действиях оно в действительности является процессом, в котором мы:

1. Строим предварительное убеждение относительно того или иного вопроса, и

2. Оцениваем это утверждение вопреки утвержденных норм или стандартов, к которым мы имеем доступ и благодаря которым мы могли бы иметь правильное суждение.

Например, в мои школьные годы нам приходилось достаточно много читать великих английских писателей, драматургов и поэтов. Общеобразовательная теория строилась на мнении, что если вы прочитаете достаточно хорошую литературу, то в вашем разуме сложится эталон, какой должна быть хорошая литература, так что позже, когда вы прочитаете какую-нибудь историю или статью в газете, вы будете «знать», хорошее это произве­дение или нет. Тот же самый процесс применялся к искусству и музыке. Другими словами, в различении я сначала решаю, нравится мне что-то или нет, и во-вторых, я решаю, должно это мне нравиться или нет в соответствии со стандартами превосходства, приобретен­ными мною.

Точно тот же самый процесс приводится в действие в различении людей или ситуаций, и здесь нам также необходимо развивать правильность и надежность нашего различения. Это делается с помощью следующих шагов:

1. Развивать в себе знание через анализ своих внутрен­них состояний, делая на этом выводы. Когда вы  переживаете страх, радость, злость, разочарование, печаль, сконфуженность и т.д., внимательно проана­лизируйте, на что они похожи и как они влияют на ваше мышление, ваше поведение и ваше физическое состояние. Добавьте к этому личному знанию то, что вы можете почерпнуть из переживаний других людей. Во взаимоотношениях с людьми учитесь осознавать в своем духе внутреннее состояние другого человека и сопереживать их чувствам, мыслям, привычкам и реакциям.

Взвесьте свои выводы, то есть рассудите то, что вы ощущаете, все за и против, основываясь на системе своего внутреннего знания. Например, является ли то, что я чувствую, действительным энтузиазмом, или все это просто порождено моим настроением или даже страхом? Как это можно сравнить с другими моментами, когда я переживал похожие чувства? Будьте готовы исправить свое различение если необходимо, в свете нового откровения или нового знания или большей информации. Проверяйте ваш процесс различения постоянно, чтобы постоянно поправлять его. Спросите себя:

«Почему я ошибся в этот раз?» «Почему я достиг хорошего результата в этот раз?»

Воображение - как вместиться в рамки представлений другого человека

Любое посылаемое нами сообщение, особенно любое важное послание о самих себе, обязательно формируется под влиянием нашего личного представления о вещах. Наше представление - это нечто подобное нашему взгляду на жизнь, в перспективе, на основании которой мы объясняем окружающий нас мир и все, происходящее с нами. Оно строится на основании таких составляющих, как система ценностей, предметы, виды деятельности и взаимоотношения, то есть все, что занимает наше время  или является для нас важным, свойственно нашему возрасту, нашим способностям, все происходившее и происходящее с нами, наши личные интересы, побужде­ния, мнения и т.д. Очевидно, что у человека, принимаю­щего сообщение, тоже есть своя система представлений, через которую любое наше сообщение, принимаемое им, фильтруется, но пока люди не поймут систему представ­лений друг друга, понимание всей сути сообщения обязательно будет искажено.

Молодая женщина, выросшая в большой семье, и очень общительная по природе, являющаяся ныне матерью двух маленьких детей, из которых один физи­чески недоразвит, имеющая сама слабое здоровье и живущая в новом районе города, далеко от всех своих друзей, живет в рамках совершенно иных представлений, отличающихся от представлений своего мужа, который был единственным ребенком в семье, у которого ныне работа, требующая большого напряжения, который пишет диссертацию и занимается спортом в местном клубе. Чтобы понять систему представлений другого человека, всегда требуется приложить немного вообра­жения, сделать серьезную попытку, выразив намерение и оказав внимание. Это прежде всего означает выслу­шать, чтобы мы в действительности могли увидеть точку зрения другого человека, не пытаясь возразить ей или объяснить ее, желая только поставить себя на их место и увидеть все их глазами.

Участие

Кроме проблемы выслушивания существует проблема участия. Участие - это возможность поставить себя на место другого человека для того, чтобы мы смогли почувствовать, что он или она чувствуют.

Это особенно важно в брачных и семейных взаимоот­ношениях и в близкой дружбе, где велики интимность и эмоциональное участие. Мужьям необходимо знать это.

Мне потребовалось много лет брака, чтобы обнаружить, что когда женщина говорит: «Нам нужно поговорить об одной проблеме», - она имеет ввиду нечто отличное от того, что имеет ввиду мужчина, когда он говорит: «Нам нужно поговорить об одной проблеме». Обычно, мужчи­на имеет ввиду: «Давай рассмотрим проблему, найдем ответ и решение проблемы». Но женщина, обычно, имеет ввиду: «Вот что я чувствую по отношению к этому, а что чувствуешь ты?» Многие супружеские пары дума­ют, что ответ на их проблемы заключается в том, чтобы сесть и обсудить их, но каким-то образом в конце они более запутываются, чем до начала общения. Если один человек ищет понимания или реакции на эмоциональ­ном уровне, а другой подходит к данной ситуации на интеллектуальном уровне, они абсолютно не поймут друг друга.

Но здесь есть еще кое-что. Большинство слов и выражений, которые мы используем, несут эмоциональ­ную нагрузку, но эта нагрузка разная у разных людей. При общении мы мене всего осознаем, каковы эмоцио­нальное содержание нашей речи и невербальное обще­ние, сопровождающее ее - то есть тон нашего голоса, взгляд наших глаз или поза при разговоре. Эксперимен­ты показали, что невербальное содержание нашего общения гораздо сильнее, чем вербальное сообщение, посылаемое нами. Если двое людей конфликтуют, то вероятность того, что слушатель будет воспринимать в первую очередь невербальное содержание, в пять раз больше.

Каков же ответ на эту ошеломляющую статистику? Мы никогда не сможем воспринять сообщение с непо­грешимой точностью, разве что если оно будет состоять из математических уравнений. Ответ в том, что нужно устанавливать и поддерживать взаимоотношения на уровне духа. Эта связь достаточно сильна, чтобы превра­тить сложность общения в легкий труд для того, чтобы мы могли возрастать в понимании и взаимном принятии путем расшифровки сообщений. И это приводит к  желаемым результатам. Вы можете достичь того, что взгляд через всю комнату, приподнятая бровь, ссутулен­ные плечи или прикосновение мимоходом могут сказать вам о любимом столько, что хватит для написания целой книги.

Примечания


1. 1 Коринфянам 13:12

2. Бытие 3:10

3. Иоанна 10:5

4. Бытие 1:27, 2:18

5. Бытие 1:22, 28

5.      Бытие 2:23


 

Глава 7

Что вредит взаимоотношениям?

 

Взаимоотношения могут накапливать стресс и начать разрушаться либо потому, что мы продолжаем делать то, что вредит взаимоотношениям, либо потому, что нам не удается сделать то, что необходимо для того, чтобы они были живыми и в хорошем состоянии. Иными словами, наши грехи могут быть грехами избытка и недостатка.

Я помню, как разговаривал с одной женщиной, опустошенной стремительным крушением ее двадцати­летнего брака. Ее муж однажды вечером пришел с работы и сказал: «Все. Я ухожу и больше не вернусь». Она не могла понять этого, она сказала: «У нас никогда не было скандалов или драк. У нас никогда не было даже крупных разногласий». Я думаю, что их взаимоотноше­ния задолго до этого засохли и умерли просто из-за обычного недостатка интереса или внимания.

Проблема заключается в том, что грехи недостатка трудно распознать и еще труднее для нас признать их. Наше сознание, например, не очень чувствительно к тому, что мы не делаем, но что мы должны делать. Оно гораздо эффективнее при указании на то, что мы делаем, но что мы не должны делать. Я слышал, как мужчины говорят: «Я не бью мою жену, я не спускаю все деньги в пивной, я не гуляю с другими женщинами», - как будто это автоматически доказывает, что они примерные мужья. Нам нужно осознать, что те вклады, в которых нуждаются взаимоотношения, не производятся автома­тически, и они не совершаются при невыполненных обязательствах. Мы должны производить их доброволь­но, сознательно и постоянно для того, чтобы они дали результаты.

Но, конечно, существуют определенные неправиль­ные представления и формы поведения, которые чрезвы­чайно разрушительны для развития здоровых взаимоот­ношений, и к некоторым из них мы сейчас обратимся. Часто мы не воспринимаем их серьезно до тех пор, когда уже слишком поздно для ликвидации разрушения. Изучение их может направить в те области, где мы терпим поражения, или может повысить нашу чувстви­тельность к набору представлений и действий в наших взаимоотношениях с другими людьми. Мы соотнесем эти области проблем с четырьмя факторами взаимоотноше­ний, которые мы рассмотрим.

Что ранит любовь

Любовь из всех факторов взаимоотношений ближе всего стоит к эмоциям, хотя мы видим, что любовь не обяза­тельно является эмоциональной любовью. Тем не менее, благодаря близости к нашим чувствам, любовь является наиболее чувствительным из всех факторов, хотя и переносит все. Любовь - как говорится в книги Песня Песней — крепка, как смерть; жжет, как пламень сильный. ^Большие воды не могу т поту шить любе иf и реки не зальют ее^.

Каковы же некоторые из конкретных убеждений и форм поведения, которые ранят любовь или затрудняют продолжение или возрастание любви? Первое, что нужно упомянуть — это жестокость. Одна из черт, которую нам труднее всего понять в современном человеке - его жестокость, то ужасное, что люди делают друг другу. И в то же время, мы инстинктивно понимаем, что эта жестокость является каким-то извращением. Мы не называем это гуманизмом человека к человеку, мы  называем это негуманным отношением. Откуда-то мы знаем, что первоначально человек был создан не таким.

Жестокость вызывает боль у другого человека, либо не преднамеренно, не заботясь о том, страдает он или нет, либо с намерением, чтобы другой человек страдал. Следовательно, существует моральная бесчувственность по отношению к жестокости. Хирург преднамеренно причиняет боль при операции, но боль и страдания не входят в его цели. Цель обратная; боль - неизбежный, но временный результат действий, целью которых является облегчение страданий. Также родитель, наказы­вающий ребенка, или тренер, толкающий спортсменов к болевому барьеру, достигает благородной цели через боль. Жестокость желает просто, чтобы боль чувствова­лась, и чтобы жертва страдала. Она движима похотью силы или похотью мести. Жестокость может включать физическое насилие и злоупотребление, или она может быть психическим или эмоциональным запугиванием, что также разрушительно, хотя и не оставляет видимых повреждений. Существуют забитые жены и забитые дети, до которых никогда пальцем не дотрагивались. Сущес­твуют забитые родители, и забитые мужья из той же категории.

Для любви очень трудно жить во взаимоотношениях, где существует жестокость, потому что жестокость и любовь находятся на противоположных полуосях. Жестокость также разрушительна для любви насильника, как и для любви жертвы. Вы не можете продолжать любить человека, по отношению к которому вы жестоки, как и не можете продолжать ненавидеть человека, которому вы делаете добро. Поэтому, жестокость никог­да не смягчается, сама беспомощность ее жертв часто увеличивает ее ненависть к нам.

 

Второе - это антипатия, то есть чувство отвращения по отношению к другому человеку. Любовь, как чувство, влечет нас к объекту или человеку, вызывающему ее, антипатия - это чувство, которое отталкивает нас от объекта или человека. Когда во взаимоотношениях чувствуется или выражается антипатия, она ранит  любовь» потому что она - антипод любви. Поэтому, если я продолжаю делать или говорить то, что, как я знаю, не нравится другому человеку, я неизбежно сею трудности в наших взаимоотношениях.

 

Третье - это отвержение* Отвержение - это отталки­вание или противление по отношению к предложению или просьбе о близости или интимности. Человек чувствует отверженность только тогда, когда он сделал первый шаг в сторону близости, но его инициатива была либо проигнорирована, либо встречена в штыки; я не чувствую себя отвергнутым людьми, с которыми у меня нет желания войти в близкие отношения.

Отвержение может быть мотивировано страхом или нежеланием, или даже неспособностью откликнуться на предложенные взаимоотношения, которые подразумева­ют, что кто-то приблизится к нам. Для людей, очень замкнутых в себе, шаг к близости или даже предложение близости, сделанное с любовью, может показаться очень угрожающим. Их отказ от него является защитной реакцией, они желают и в то же время боятся, чтобы люди приблизились к ним.

Особенно в эмоционально накаленных взаимоотно­шениях, таких как брак, семья, личная дружба, отверже­ние является очень болезненным переживанием, которое может оставить человека глубоко уязвленным. Оно всегда воспринимается, как личное, потому что я предложил себя, и отвергается не то, что мне принадле­жит, а я сам собственной персоной.

 

Четвертое - это отдаленность или холодность* Это также форма отвержения, но чаще всего, более произ­вольная и преднамеренная. За этим часто стоит стремле­ние к силе, потому что во взаимоотношениях, эмоцио­нально наполненных, человек, который менее отдается взаимоотношениям или менее вовлечен эмоционально, получает большую силу. Он или она могут отдалиться, немного пожертвовав эмоциями и оставив другого человека висеть на краю пропасти, пока он не будет готов заплатить любую цену, чтобы спасти взаимоотношения, Иногда это делается очень преднамеренно и цинично: когда периоды теплого приятия чередуются с периодами холодного отдаления просто для того, чтобы дать другой стороне знать, что: «Я могу выйти из этого в любое время, когда захочу, и что ты будешь тогда делать?»

С другой стороны, отдаление может быть также защитной реакцией, или ответом на отвержение или обиду. Вместо того, чтобы смягчить ситуацию или рассмотреть перспективу конфликта, человек просто решает вообще выйти из игры или воздвигает защитные стены, чтобы держать другую сторону на безопасном расстоянии.

Пятое - неблагодарность; любви это пережить тяжело. Неблагодарность - это получение того, что мы можем получить от другого человека, без признательнос­ти или благодарности, иногда даже без признания того, что благодарность уместна. Когда мы начинаем рассмат­ривать взаимоотношения и людей во взаимоотношениях как само-собой разумеющееся, вскоре вкрадывается неблагодарность. Она вырастает из нашей монументаль­ной эгоцентричности, и эгоизма и, по мнению Павла, вместе с недостатком почтения, является одним из факторов первоначального человеческого греха. «Но как они, познавши Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили...».

Неблагодарность, вероятно, является одним из наших наименее привлекательных недостатков, в котором нет никаких привлекательных черт. Она выражает нежелание чувствовать какое-либо чувство долга по отношению к хорошему отношению или щедрости других людей, это получение без намерения дать что-либо взамен.

Шестое - это пренебрежение, классический грех недостатка, когда речь идет о любви. Пренебрежение, подобно неблагодарности, начинается с принятия взаимоотношений, как нечто само собой разумеющегося, но затем оно идет дальше и начинает пользоваться долготерпением и желанием прощать. Пренебрежение убивает любовь разочарованием, процессом медленной смерти от голода; оно лишено заботы, внимания, заинтересованности и усердия. Пренебрежение не является всем тем, чем является и в чем нуждается любовь.

Пренебрежение происходит на различных уровнях и различными способами. Можно пренебрегать материаль­ным благополучием детей или других беспомощных людей. Более часто пренебрегают нуждами в эмоцио­нальной и духовной сферах, или в сфере взаимоотноше­ний. Мы духовные существа и живы не хлебом единым. Неспособность ответить на нужды другого человека всегда оставляет пустоту, но не всегда достойно обвине­ния. Пренебрежение всегда достойно обвинения, потому что оно означает, что человек мог что-то сделать по данному вопросу, но не позаботился приложить усилия. Вот чем ранит пренебрежение.

 

Седьмое - это зависть, то есть злая воля по отноше­нию к успеху, популярности, привилегиям и достижени­ям другого человека. Зависть отличается от ревности, хотя эти слова часто употребляются взаимозаменяемо. Ревность желает, чтобы твое положение, собственность или место было также и моим. Зависть чернее и смер­тоноснее, она удовлетворяется только тогда, когда то, что у тебя есть, уничтожено, чтобы никому не досталось. Именно эта зависть мотивировала священников соста­вить заговор против Иисуса с целью убить Его. Любовь радуется успеху и благополучию другого, зависть - ее абсолютный антипод. Зависть заразительна в нашем современном обществе и является источником многих распрей и разделений.

 

Наконец, скряжничество, которое сделает процветание любви чрезвычайно трудным. Любви трудно там, где есть скряжничество, не просто скупость или недостаток щедрости в отношении денег, а низость духа. Оно происходит из мелочности, злобности и ограниченности в мыслях и действиях. У щедрости любви бывают трудные времена, когда она живет с таким больным и ранящим отношением.

Что повреждает доверие

Если любовь - самый закаленный и выносливый элемент, составляющий взаимоотношения, то доверие, конечно, самый хрупкий. Более того, если доверие потеряно, его нелегко восстановить, если это вообще возможно. И его восстановление всегда требует времени. Обида может быть забыта за мгновение, но снова доверять - нечто другое для человека, и также трудно для человека, который ошибся доказать, что ему можно снова доверять. Исходя из этого необходимо заботиться и очень тщательно сохранять то, что ты доверяешь, и что тебе доверяют. Оставаться привязанным любовью к человеку, которому ты больше не можешь доверять, возможно самое уязвимое положение во взаимоотноше­ниях.

Каковы некоторые аспекты, которые вредят узам доверия или затруднят доверие? Один из них - наруше­ние конфиденциальности, «... наушник разлучает друзей», - говорит книга Притч3. Немногое более разрушительно для доверия во взаимоотношениях, чем обнаружение того, что то, чем вы в тайне поделились с близким другом, стало всеобщим достоянием. Вы, вероятно, не будете повторять ту же ошибку, но вы, несомненно, будете судорожно гадать, еще о какой вашей интимной мысли или еще о каком вашем тайном деле сплетничают сплошь и рядом.

В некоторых взаимоотношениях соблюдение тайны имеет первостепенную важность. Люди, профессиональ­ные консультанты, такие, как врачи, юристы, поверен­ные, служители и священники занимают позицию доверия. Конфиденциальность подразумевается во всем, чем делятся с ними при исполнении с ними служебных обязанностей. Но и в более обычных взаимоотношениях конфиденциальность также важна, но при этом всегда существует возможность искреннего непонимания. Одна сторона предполагает, что сказанное останется в тайне,  другая предполагает, что оно прозвучало для всеобщего пользования. Существует правило: всегда сверяйтесь с тем, кто делится с вами. Если я не поделюсь с другими тем, что я сам легко мог бы сделать, вряд ли что-то потеряно. Но если я поделюсь чем-то и несознательно нарушу конфиденциальность, несомненно возникнут проблемы, и нечто важное, доверие друга может быть потеряно. Также глупо, когда мы обещаем хранить конфиденциальность еще до того, как мы узнаем содер­жание разговора.

Во-вторых, существует аспект неверности или двой­ственности, то есть нарушение условий взаимоотноше­ний или обязательств, сопутствующих им. Например, сущность брачных взаимоотношений - завет. Завет - это узы верности между двумя сторонами. Все, нарушаю­щее узы верности, нарушает завет, и бьет по самому центру взаимоотношений. В браке мы понимаем это в рамках, скажем так, сексуальной верности, но другие, более обычные формы неверности, также разрушитель­ны, даже если и не до такой же безусловно смертельной степени. Одна из худших форм - это говорить плохое друг о друге посторонним или жалобы на другую сторону за ее спиной. Немногое более основательно разрушает доверие в дружбе, браке и профессиональных отношени­ях. Одно из правил ранних моравианских общин эффек­тивно разбиралось с этой проблемой. Если вы слышали, как кто-то говорил что-то против отсутствующего, вы обязаны были пойти и сказать этому человеку, что было сказано в его или ее отсутствие. Интересно, сколько Церквей или общин осмелились бы установить такое правило, но какой оздоровительный эффект это имело бы по отношению ко всем формам сплетен и критициз­ма.

Двойственность в поведении особенно неприятна, потому что она занимает сторону врага в особых крити­ческих моментах. Когда дела идут неважно, старого друга уже с нами нет, или еще хуже, он выступил против нас.

Третье - предательство. Двойственность и предатель­ство оба подрывают наше обещанное посвящение друг другу, или приносят в жертву доверие, живущее в нас. Особенно мрачная сторона предательства, когда нас предают во имя личной выгоды. Грех Петра, когда он предал Иисуса в час Его нужды, был проявлением неверности, Иуда сделал это за 30 сребреников, его поступок был предательством.

Четвертое - нечестность во всех ее формах, чрезвы­чайно разрушительна для доверия. Как я могу доверять кому-то, если я не могу быть уверенным, что сказанное мне им является правдой, или что он не обманет и не использует меня нечестным образом? Именно это усложняет и искажает большинство профессиональных отношений, они начинаются с основного предположе­ния, что другой стороне нельзя доверять.

Итак, один из наиболее обычных путей, которым мы обманываем, и ускользаем от ответственности, это когда мы обещаем, а затем не сдерживаем обещание. Мне кажется, что для людей, особенно молодых, сегодня особенно трудно понять, что обещание есть обещание. Оно связывает; оно заставляет нас предпринять одно или несколько действий, даже если это оказывается дороже или неудобнее, чем мы ожидали. Ситуационная этика слишком часто дает нам готовый «выход» - так как обстоятельства изменились, обещание больше не дей­ствует. Сегодня мы делаем почти стандартное приме­чание к обещанию, которое гласит: «Я обещаю... если мое мнение не изменится, и не найдется более веских причин, чтобы действовать по-другому». Нам необходи­мо снова принять моральную обязанность сдерживать обещания.

Но почему они связывают, почему нельзя нарушать обещания? Нельзя нарушать обещания, потому что Бог - Бог завета. Он - верный Бог. Поэтому также как ложь является оскорблением Божьей праведности, нарушен­ное обещание является оскорблением Его верности. Нарушение морального закона - это не просто нарушение одного из Божьих правил, это оскорбление Его природы и характера.

Пятое, мы создаем очень похожие трудности для доверия через такие черты, как ненадежность, непостоян­ство, невнимательность и легкомысленность* Доверие требует, чтобы я мог предсказать ответы и поведение другого человека с определенной точностью; я могу полагаться, что он или она обладает определенным постоянством. Если нет, тогда доверие очень робкое. То же верно и для переменчивого настроения, которое является ненадежностью и непредсказуемостью эмоцио­нальных состояний. Трудно доверять тому, чье настрое­ние непостоянно. Вы не можете быть уверенными, что они будут чувствовать по отношению к тому же предмету сегодня то же, что они чувствовали вчера.

Шестое - моральная слабость - фатальный недоста­ток, говоря о доверии. Трудно доверять кому-то, когда у вас есть сомнения в том, есть ли у них стержень, благодаря которому они встанут под давлением и про­тивлением, или у них есть явные недостатки характера, проблемы с принципиальностью. Это критический аспект во всех важных взаимоотношениях. При добрач­ной консультации когда-то я должен задать в лоб вопрос: «Достаточно ли вы уверены в этом мужчине (или этой женщине), чтобы вручить всю вашу оставшуюся жизнь в его (или ее) руки?» Я обнаруживаю, что это охлаждает некоторых супругов - они никогда не думали серьезно над этим. Но характер необычайно важен, когда возникает давление. Никакая женщина не захочет мужчину, которого нет рядом, когда есть проблемы и никакой мужчина не пожелает женщины, которая может только разразиться потоками беспомощных слез, когда наступает кризис.

Характер критически важен в квадрате, когда мы подходим ко взаимоотношениям между людьми и их лидерами. Чему, например, должны люди доверять в лидерах? Во-первых, они должны доверять суждению лидера, тому, что у лидера есть как правильная цель, так и право на цель. Затем они также доверяют потенциалу лидера, то есть, что когда в будущем он столкнется с еще незнакомой ситуацией, он будет обладать достаточным потенциалом, чтобы принять правильное решение и сделать правильный выбор. Но они также доверяют честности лидеров, то есть если лидеры совершат ошибку, они не попытаются скрыть ее или избежать ответственности, а повернутся лицом к своей ошибке и поведут людей обратно на безопасную тропу. И они также доверяют настойчивости лидеров, что они будут держаться, даже когда дела пойдут туго. Если люди поймут, что существует большая вероятность того, что их лидеры уйдут с корабля и будут заботиться о своей шкуре, если дела пойдут плохо, они будут колебаться, следовать ли за ними достаточно далеко, и они будут правы. Верность, в частности постоянство, перед лицом испытаний и трудностей, является важным фактором в характере лидера.

Седьмое - недостаток уверенности в себе* Другими словами: «Как я могу быть уверен в тебе когда ты сам в себе не уверен?» Это особенно важно в лидерах, отцах, и всех людях, власть имеющих. Иногда в организации, например в Церкви, на первый взгляд все идет хорошо, но вы каким-то образом ощущаете неуверенность и обеспокоенность в людях. Очень часто причина в том, что люди перенимают внутреннюю обеспокоенность от своих лидеров. Лидеры в любой организации существуют для того, чтобы являть собой источник смелости и уверенности для своих людей, что поможет им пережить тяжелые времена. Если этого не достает, то доверие будет в лучшем случае шатким: «их уверенность хрупка и их доверие подобно паутине»,

Девятое - недоброжелательность или несправедли­вость, «Я не уверен в том, что со мной поступили хорошо». Это также является критическим для лидеров. Когда на поведение или решения человека влияет фаворитизм, предубеждение, дискриминация или другие извращения, мы не можем доверять их суждениям,  потому что они основаны на скрытых побуждениях или эмоциональных планах.

Наконец, нам необходимо упомянуть ревность, потому что ревность часто вырастает из недостатка доверия. Человек боится и опасается что кто-то займет его место в нежных чувствах другой стороны взаимоотношений, или что он потеряет привилегированное положение или важную цель. Ревность питает подозрения и рождает соперничество и горечь. Там, где ее не останавливают, для другой стороны взаимоотношений особенно трудно жить с ней или обезоружить ее, потому что ничто, что он или она говорит или делает не может как-то разуверить ревнивого партнера. Ревности, как и чувству неполно­ценности, как-то удается кормиться и жить за счет уверений пытающихся разрушить ее.

«Жесток гнев неукротима ярость; но кто устоит против ревности ?»4,

Что вредит уважению

Когда мы начинаем понимать важность уважения и почтения во взаимоотношениях, и что требуется для них, мы часто с болью осознаем свои ошибки в этой области. Отношения и действия, которые по-настоящему бесчес­тят другого человека, часто забирались во взаимоотно­шения, которые важнее всего для нас или которые составляют большую часть нашей жизни. Мирская мудрость, вскармливает такое ожидание. Фамильяр­ность, говорят нам, рождает презрение, у идола всегда ноги из глины, герои - не герои для своих близких. Действительно, здесь кажется звучит мысль, что чем больше вы знаете о человеке, тем меньше уважения к этому человеку вы испытываете. Но вернемся к этому по позже.

Мы также начинаем ясно распознавать настоящие чувства, которые иногда стоят за нашим гневом, негодованием или обидой, связанными с проблемой во взаимо­отношениях; мы понимаем, что нас каким-то образом лишили чести, с нами обошлись не как с достойными и ценными личностями, а как с мебелью, или еще хуже, «смешали с грязью». Проблема заключается в потерян­ном достоинстве.

Вот некоторые обычные представления или модели поведения, которые могут повредить уважению или создать для человека трудность поддерживать его или ее самоуважение.

Что делает уважение к нам трудным?

Первое, когда в наличии имеется несоответствие своему  положению, некомпетентность и постоянные неудачи.

Неудачи сами по себе не вредят уважению других людей к нам, или даже нашему собственному уважению к себе, до тех пор, пока это не будет касаться сферы, в которой мы претендуем на компетентность, или когда это касает­ся задачи, которую мы взялись решить. Я не потеряю уважения людей к себе за то, что я не очень силен в географии, но если я претендую на то, чтобы называться в этом деле экспертом, и из-за своих слабых знаний географии заведу людей куда-то не в ту сторону, то я потеряю к себе уважение как к гиду и эксперту очень быстро.

Подобным же образом, если мы в какой-то ситуации постараемся достичь успеха, но потерпим неудачу, люди вряд ли потеряют свое уважение к нам, они просто скажут: «Ну, ничего, по-крайней мере он очень сильно старался». Но если наши попытки строятся на беспри­нципности или непунктуальности, то людям будет очень трудно поддерживать свое уважение к нам.

Второе, безответственность, то есть, когда человек пытается удовлетворить свои собственные желания без какой-либо заботы о том, как его поведение влияет на окружающих его людей, или когда он пытается сложить с себя ответственность за свои действия или обвинить  кого-либо другого. Безответственность очень быстро приводит к потере уважения к себе.

Третье, эгоизм. Никакое человеческое общество на протяжении всей истории человечества не уважало эгоистичного человека. Некоторые общества восхища­лись гордыми людьми, жестокими людьми, даже обман­щиками, но никогда не эгоистами. Эгоизм и поиск собственных интересов, особенно когда человек исполь­зует свое положение в обществе, как лидера, для испол­нения своих собственных желаний, все это очень быстро понижает оценку этого человека в глазах людей.

Четвертое, самооправдание и самосожаление* Иногда в людях можно заметить некоторое странное восхищение греховными сильными качествами человека, такими как гордость и надменность, но никого не радуют такие слабые качества характера, как самооправдание и жалость к себе, особенно в лидерах, которые пригрели подобные качества, и в то же самое время стараются использовать свою позицию, чтобы исключить всякий дискомфорт и трудности, заставляя людей проходить через трудности, говоря в последствии о своих собствен­ных трудностях и о том, «какой я бедный», когда дела идут неважно.

Пятое, моральное падение* Здесь мы говорим не о духовном упадке, который переживаем временами мы все, и который пытаются преодолеть даже самые лучшие христиане, но существуют особые сферы морального падения, которые особенно нечисты, особенно в лидерах или тех, кто занимает позицию ответственности. Они включают в себя:

(а)   Моральную слабость или неспособность выстоять под давлением. Особенно это явно, когда мы изменяем установленным принципам из-за оппо­зиции, или желая защитить себя, или из-за того, что принципы слишком дорого нам обходятся. Наоборот, мы уважаем всякого, кто обладает смелостью на основании своих убеждений.

 (б)   Нарушение обещаний, особенно серьезных клятв, подобных брачным обещаниям верности, или толкая или искушая кого-то еще нарушить их клятвы. Исполнение обещаний всегда было пред­метом уважения, мы до сих пор говорим: «Человек слова», — или когда мы держимся своих обеща­ний. Нарушение своего слова не только поврежда­ет доверие, это также лишает нас уважения.

(в)   Нечестность и все формы лжи, двойственного или лицемерного поведения.

(г)   Недоброжелательность, несправедливость, обособленничество или фаворитизм, особенно когда все это допускается людьми, занимающими позицию силы или лидерства, или когда все это совершает­ся во имя личных целей или амбиций. Наконец, существует мелочность во всех своих формах - муж, который поднимает шум, из-за того, как были приготовлены яйца на завтрак, жена, которая мрачнеет всякий раз, когда ей не удается сделать по-своему, подруга, которая смертельно обижается, потому что вы не ответили на ее последнее письмо, или дьякон, который хочет уйти с должности, потому что кто-то забыл сказать ему, что собрание было отменено. Когда мелкие и неважные вопросы раздуваются сверх меры, мы узнаем, что в человеке, который делает это, есть нечто мелкое и незначительное. Эту мелочность трудно уважать или восхищаться ей.

Отношения, являющиеся бесчестными в отноше­нии другого человека

 

Первое по важности - это когда люди используются в качестве средств достижения результата, вместо того, чтобы самим быть результатом. Пути, которыми мы используем людей для достижения наших целей, очень различны. Мы можем доминировать голой силой воли или использовать различные формы социального, религиозного, психологического или эмоционального давления или другие формы принуждения или шантажа. Мы можем более тонко делать это через манипуляцию, убеждения, ловкость, или людей, оказывающих давле­ние.

Когда рабочие понимают, что их начальство в дей­ствительности смотрит на них, как на живых роботов, или экономичное пушечное мясо, появляется условие для фабричного раздора. Когда жена приходит к заклю­чению, что все, чем она является для мужа, это служанка за детьми, повар на кухне и предмет полового удовлетво­рения в постели, то этот брак в большой беде.

Во-вторых, критицизм, надоедливость и придирки вредят чувству достоинства и ценности* Я помню как один отец в мужской комнате со слезами исповедовался, что он отпугнул своих обоих сыновей от дома, потому что он только и делал, что придирался к ним с того времени, как они были маленькими мальчиками. Несомненно, у него было доброе намерение, но он говорил своим мальчикам только об их никчемности. Часто мы слишком готовы верить худшему о себе, и когда это говорится теми, кто занимает важное место в нашей жизни, то это подтверждает наши наихудшие страхи. Это может быть буквальное проклятие, запрет или травма на всю нашу жизнь.

С этим граничит тенденция, заключающаяся в том, что мы иногда должны смутить другого человека или унизить его перед людьми, иногда под маской юмора* Немногое более болезненно, чем насмешки мужа над мнениями жены в присутствии других людей или критика ее усилий или подшучивание над ней, смущающее ее. Когда это происходит, то взаимоотношения устремляются подобно кораблю на скалы, если они еще не там. Сравните это с Притчами 31:29, взрывом гордости мужа по отношению к своей жене: «Много было жен добродетельных, но ты превзошла всех их».

Эта ошибка не заканчивается на мужьях и женах, родители делают это с детьми, и иногда дети с родителя­ми и с другими детьми, это может произойти на рабочем месте или в классе и, нечасто, на трибуне.

Игнорирование, или невнимательность, также разруши­тельна, хотя менее легко доказуема. Когда на наше мнение совсем нет никакой реакции, когда наше присут­ствие не замечается, или когда наши желания не столько отвергаются, сколько не рассматриваются как ценные, мы чувствуем себя лишенными чести - ничем и никем. Дети чувствуют себя в своем собственном доме малень­кими странниками, жены осознают себя на уровне кухонных принадлежностей; это результат распространя­ющегося паралича, который начался, может быть, много лет тому назад.

Беспардонная и неуважительная речь и поведение во всех формах. Это особенно достойно осуждения, потому что оно особенно ранит, когда грубая, беззаботная или тяжелая речь или отношение выражаются в отношении тех, кто не способен защитить себя, например, бедных, старых, молодых или беспомощных.

Еще одно - выставлять ошибки или слабости другого человека на виду у всех. Большая чуткость и великая мудрость заложены в Библейском предписании, что когда твой брат грешит против тебя, ты должен пойти и указать на его вину лицом к лицу, чтобы это осталось между вами. Когда людей необходимо поправить и указать на их ошибки, это всегда необходимо делать втайне. Конечно, вам хотелось бы пережить исправление при соблюдении уважения к себе как к человеку в глазах окружающих, даже несмотря на то, что эти ошибки могут быть очень глубокого личного характера.

Говорить с людьми из положения превосходства по отношению к ним, относясь к ним, как ничего не понимаю­щим, некомпетентным людям. Это - беспардонное отношение, отказывающееся объяснить или обсудить проблему с людьми из-за того, что мы считаем их недостаточно умными или образованными, для того, чтобы понять ситуацию, или пытаться выразить все это туманными или надуманными объяснениями, показыва­ющими, что мы в действительности думаем об интеллек­туальном уровне слушателей.

Во всех вышеупомянутых моментах, и в других подобных им, неуважение и непочтение может сопут­ствовать. Иногда, оно носит преднамеренный характер и является явным образом; иногда оно преднамеренное, но скрытое; и иногда все это делается неосознанно. Тем не менее, выражение неуважения, внутреннее или внешнее, всегда вредит и всегда разрушает, потому что оно ставит под вопрос ценность и чувство значимости человека, в сторону которого оно направлено.

Барьеры для понимания

Теперь мы подошли к рассмотрению того, что может вызвать непонимание во взаимоотношениях или сделать понимание трудным. Мы не столько уделяем внимание тому, что такое обычное непонимание, сколько более фундаментальному вопросу: откуда оно происходит.

Познание друг друга и взаимное понимание зависят от двух аспектов: они зависят от донесения точной и осмысленной информации о нас самих и они зависят от точной и осмысленной интерпретации информации, которую выдает другой человек о себе.

Первый, и наиболее часто встречающийся барьер для понимания, поэтому, это - неполное общение или неадек­ватное общение» Очень трудно, если не невозможно для другого человека понять нас, потому что он вынужден полагаться на восприятие, основанное на неадекватной или несуществующей информации. Его заключение, таким образом, является выводами или догадками о том, кто мы есть на самом деле. Истина состоит в том, что общение какого-то типа происходит все время. Даже паузы несут в себе сообщения. Но если мы не можем передать наши мысли, страхи, ощущения и мнения понятными путями, возможность непонимания возраста­ет.

Неадекватное или несовершенное общение может происходить благодаря ряду причин

 

Скромность или сдержанность. Это может быть временная трудность при выражении своей внутренней жизни, это может быть чувство неполноценности или другие препятствия, это может быть недостаток уверенности, опасение довериться людям даже в разговоре, потому что мы никогда не делали этого с самого детства. Или это может быть даже более нездоровая скрытность, потому что существует сокрытое в наших желаниях и мыслях, которое мы не осмеливаемся выносить на дневной свет. Все это не дает нам выговориться, потому что мы боимся ужасных результатов впоследствии.

Чувства неудобства, обеспокоенности, неадекватности, или другая неудовлетворенность, могут убедить нас, что в нас нет ничего ценного, что мы могли бы дать, и никто не будет заинтересован в нашем раскрытии. Из-за этого мы либо не общаемся совсем, либо мы все это делаем натянутым образом, что либо воспринимается насторо­женно, либо на нас просто не обращают внимание, что подтверждает наши чувства.

Недостаток знания самого себя или самоосмысления* Маленькие дети не могут сказать вам очень много о самих себе, потому что до определенного возраста их самоосознанность не достигает большой степени. Когда мама спрашивает маленького Ваню в раздражении:

«Скажи мне, почему ты сделал это?», - и Ваня тупо уставился в пол: «Не знаю», - то по всей вероятности он говорит полную правду. Он в действительности не знает еще сути своих собственных желаний и самого себя. Очень многие эмоционально неустойчивые взрослые часто имеют те же самые проблемы.

Мнение о другом человеке, как о надменном. Это может случаться во взаимоотношениях между детьми и родителями, особенно отцами, между людьми и лидера­ми, учениками и учителями, и в других взаимоотноше­ниях, где присутствует власть. Образ, который мы построили в себе о другом человеке, обладает мощным  влиянием, даже если этот образ на самом деле ложный, и очень часто мы не осознаем, что этот образ мы выстро­или самостоятельно.

Недостаток времени или возможности общаться* Это очень широко распространено в браке и семейных взаимоотношениях. Общение всегда требует времени, и если необходимо, нам нужно ввести здоровую дисципли­ну, чтобы специально выделить время, чтобы учиться и практиковать общение с другими людьми. В построении нашего времени, срочное никогда не должно стоять выше важного, и в смысле интимных взаимоотношений, общение должно стать высшим приоритетом в перечне всего самого важного.

Различие взглядов на степень интимности, свойствен­ной конкретному виду взаимоотношений* Это очень распространено в Церковных общинах или маленьких группах, где степень близости между людьми различна, но часто люди ожидают иного. Иногда это воспринима­ется как недостаток открытости, в некоторых людях, хотя на самом деле эти люди может быть просто не считают эти взаимоотношения достигшими необходимой степени близости, когда они могут делиться очень личным о самих себе.

Эмоциональная ранимость или раны от предыдущих взаимоотношений* Это создает высокую ранимость, даже до степени отвержения, когда человек боится даже мысли о том, что о нем могут что-то узнать нечто больше того, что он показывает.

Разница в возрасте, разница полов, в образовании, социальном положении или культуре; все это может служить препятствием в эффективном общении друг с другом.

Обман* Иногда другой человек пытается обмануть нас, или мы пытаемся обмануть его. Часто мы пытаемся произвести впечатление, которое на самом деле не соответствует реальности; здесь также присутствует обман, независимо от того, каким невинным или без­вредным он ни казался. Такие люди горячо верят в то,  что говорят, но так сжились с неправдой, что даже не знают, что это ложь.

Наконец, существуют различные формы ошибок, неправильного понимания и неправильного сообщения, которым мы подвержены* Ни какое общение не свободно от ошибок. Даже если мы сильно захотим, и у нас будет наилучшая техника общения в мире, мы все же можем неправильно понимать, даже в элементарном, друг друга. Такое неправильное понимание — ходкий товар у комиков; в жизни результаты иногда не веселые.

Даже когда информация или сообщение, выража­емые людьми о самих себе, является правильным или открытым, могут возникать проблемы из-за того, как это сообщение воспринято

Проблемы в восприятии могут возникать из:

Наших предубеждений, взглядов и догматизма. Все это  примеры наших мнений, которые мы уже составили еще раньше без причины и принятия всех фактов. Таким образом, сообщение либо блокируется разумом, который уже настроен соответственным образом, либо принима­ется за что-либо иное и скрытое, отличное от того, что имел в виду тот, кто его произносил.

Похожий эффект имеют скоропалительные суждения или быстрые выводы, когда мы не успели выслушать всю историю.

Нечувствительность или недостаток воображения также могут порождать препятствия, из-за того, что слушатель не способен войти в образ представлений другого человека, когда недостаток соучастия может ввести к ошибочной трактовке чувств другого человека.

Неспособность или неготовность выслушать до конца часто является причиной непонимания или неправиль­ного толкования, происходящих из общения. Спокойное выслушивание, которое отличается от нашего внутренне­го желания закрыть человеку рот и сказать тут же сразу что-то в ответ, чтобы они могли услышать наше мнение, это выслушивание является тяжелой работой и носит в  себе элемент самопожертвования. Может быть поэтому это встречается не часто.

Наконец, существуют различные ассоциации или эмоциональный контекст, рождающийся под влиянием мнения различных люд ей. В нашем прошлом, может быть, различные слова принимали различные оттенки и ассоциации, совершенно отличные от буквального или фигурального значения этих слов самих по себе. Эти ассоциации очень часто бессознательные, все мы осознаем, что особенные «слова» на нас оказывают всегда неизменное впечатление, либо пугающее или нечистое или доминирующее, и либо исполнено сарказ­ма. Конечно, мы полностью не осознаем о всех ассоциа­циях или эмоциональном контексте этих слов, какую реакцию они произведут на другого человека.

Где же ответ?

Эта глава может оставить у нас впечатление, что все взаимоотношения являются таким минным полем, что наши шансы успешно перейти его очень малы.

Хорошо, что это не так. Более того, мы будем продви­гаться гораздо лучше, вкладывая основные усилия в укрепление силы наших взаимоотношений, вместо концентрации всего внимания на исправлении наших слабостей. Четыре главы о позитивных факторах и одна о негативных - вероятно, примерно, верный баланс.

Тем не менее, нам необходимо знать о потенциальных опасностях, потому что они обязательно присутствуют, и в основном там, где мы ленились развивать взаимоот­ношения, появятся дефекты. Мы будем говорить о решении проблем более полно в одной из последующих глав, но один-два комментария уместны здесь, если мы поняли, что были виноваты в некоторых неправильных представлениях из упомянутых выше.

Решение всегда начинается с откровенного призна­ния ошибки и природы этой ошибки, но также необходимо усилие для ее исправления. Это, в основном, означает принятие отношения или духа, противополож­ного тому, которое мы выражали раньше. Все зло в корне негативно и представляет собой отсутствие добра;  критицизм - отсутствие поддержки и одобрения, отверженность -отсутствие принятия и близости, и т.д. Поэтому нам нужно компенсировать то, что было сделано. Если я разочаровал сотрудника, друга, супругу, ребенка своим негативным отношением, я должен понять, что я вызвал дефицит во взаимоотношениях. Мне нужно будет более, чем воодушевлять, чтобы победить и исправить причиненные мною повреждения. Если я разрушил доверие, мне нужно принять ответ­ственность терпеливого и постоянного восстановления этого доверия до тех пор, пока оно не укрепится.

Примененное уместно понимание того, где мы потерпели неудачу, может дать нам ясное представление о том, что мы можем добавить во взаимоотношения. Если я потерпел неудачу в области, касающейся понима­ния, то именно там мне необходимо работать, а не над доверием или уважением. Если я был виновен в том, что ранит любовь, опять же нужно не понимание или знание, а явление заботы и нежности.

Примечания


1. Песня Песней 8:7

2. Римлянам 1:21

3. Притчи 16:28

4. Притчи 27:4


Глава 8

Когда взаимоотношения разваливаются

 

Развал в любых взаимоотношениях, которые мы ценим, всегда стрессовый, и переживаемый стресс обычно прямо пропорционален важности взаимоотноше­ний.

Чем больше степень интимности во взаимоотношени­ях, тем больше травма при их разрушении. Коренная перемена работы может включать значительные измене­ния стиля жизни и основательную перестройку взаимо­отношений, но вероятность травмы очень мала. Будет присутствовать значительный уровень стресса из-за размера происходящих изменений.

С другой стороны, ломка личной дружбы или потеря семейных взаимоотношений через смерть супруга может быть очень травмирующей, хотя ^внешний уклад нашей жизни изменяется очень незначительно. Одна из отличи­тельных черт развала в семье - совмещение травмы и перемен, что делает его особенно разрушительным. Я недавно говорил с женщиной, которая в разное время испытала боль развода и -боль потери супруга в следую­щем браке. Она оценила страдания при разводе как гораздо большие, чем при смерти супруга. «Во втором браке, - сказала она, - я потеряла мужа, но не теряла его любви и знала, что однажды мы воссоединимся. Но в первом браке я потеряла мужа и потеряла также его любовь, именно это сделало все таким тяжелым».

Состояние ума

При стрессе наша возможность принимать решения скорее всего притуплена, и страдает качество принятых решений. Важно помнить это, когда мы пытаемся помочь людям, оказавшимся в центре проблемы со взаимоотношениями, или если мы сами в такой ситуа­ции. Поэтому мы нуждаемся в направлении мудрого, беспристрастного внешнего голоса от того, кто заинтере­сован, но лично и эмоционально не вовлечен в данную проблему.

Мы все наблюдали, как человек, которого мы раньше считали уравновешенным и объективным, вдруг стано­вится догматиком, фанатиком и тупицей по отношению к супругу или человеку, с кем он близок на работе. Они не обязательно действуют подобным образом преднаме­ренно и обдуманно, он может просто демонстрировать некоторые из обычных результатов стресса во взаимоот­ношениях.

Вот некоторые состояния ума, которые часто встреча­ются и испытываются при развале взаимоотношений.

Одно из них - самооправдание* «Это не моя вина». Эта тенденция заключается в том, что мы видим себя правыми в споре, или потерпевшими, или невинными жертвами злой воли или плохого поведения другого человека. Возможности самооправдания и самообмана у человеческого сердца практически безграничны, вот почему нам нужен Святой Дух, чтобы Он исследовал наши сердца и открывал нам глаза на истину. Много раз я обнаруживал, как совершенно убедительная и восхити­тельная структура довод 6в и аргументов, доказывающая мою полную невиновность рушилась, как карточный домик, в Его присутствии.

Другой аспект самооправдания - встречное обвине­ние: «Это полностью твоя вина». При этом считается, что другой человек полностью или в основном виновен в том, что произошло. Встречное обвинение обычно включает не только мимоходное осуждение поведения  другого человека, но также истолкование его мотивов. Мы знаем, «почему» он сказал или поступил таким образом, или что «в самом деле» стояло за его поведени­ем, Именно о таком типе осуждения Иисус так сурово отзывался. Наше понимание наших собственных истин­ных мотивов замечательно ненадежно; у нас еще меньше возможностей, чтобы точно определить мотивы других людей.

Обычно эти оба умственных состояния сопровожда­ются третьим - оправданием: «Я ничего не мог сделать». Это наша нужда, заключающаяся в нахождении причин, которые снимут с нас вину или ответственность за то, как мы действовали или реагировали. Мы должны найти объяснение, которое даст нам почувствовать, что любой другой при тех же обстоятельствах сделал бы тоже, что и мы. Иногда покрывало оправдания набрасывается на обе стороны конфликта, тогда мы можем даже спасти какую-то добродетель при крушении: «Я не виню своего мужа; если бы его отец помог ему в финансовом отноше­нии, как ему следовало сделать, у него было бы гораздо меньше трудностей».

Наконец, особенно часто при развале брака встреча­ется полное смятение. Ни одна из сторон, кажется, не имеет никакого ясного представления, что было непра­вильно, или что вызвало трудности. «Мы начинали такими влюбленными. Как же мы оказались в такой неразберихе?» «Я не знаю, что мы сделали неправильно. Я не могу поверить, что это на самом деле произошло с нами».

Все эти умственные состояния относятся к сознанию, но существуют другие, которые бессознательны и, потому, еще могущественнее. Это так называемые защитные механизмы, используемые личностью, чтобы защитить себя от болезненных и неприятных впечатле­ний.

Один из примеров такого вооружения личности - рационализация. Рационализация - это замена настоя­щей причины другой, которая более приемлема для нашего собственного образа. Например, нас обошли при  продвижении на работе. Вы можете быть убеждены, что это потому, что вы христианин, или женщина, или цветной, или не пьете в компании, или не ищете распо­ложения у босса. Нестоящая причина в том, что мы просто недостаточно хороши для этой работы, с которой мы, возможно, совершенно не можем справиться. Бессознательно мы находим более приемлемые причины для объяснения нашей неудачи.

Проекция - еще один часто встречающийся защит­ный механизм. Это наша способность видеть ошибки других людей, которые, на самом деле, являются нашими собственными конкретными неудачами, на которые мы полностью закрываем глаза. Тот, кто всегда жалуется в духе критицизма в Церкви, скорее всего проецирует свою собственную проблему на окружающих. Притча Иисуса о сучке и бревне - классическая иллюстрация проекции.

Третье - это перенесение* Реакции и чувства, которые мы не можем или не желаем выразить или принять в одном месте, выпускаются в совершенно не связанной с этим ситуации. Человек, которому на работе делают выговор или которого дисциплинируют, и который подавляет свой гнев из-за страха перед начальником, может прийти домой и беспричинно разъяриться на жену и детей. Обычно, он совершенно не будет сознавать, что он делает, будучи пораженным, что его жена и дети могут так невыносимо раздражать и преднамеренно провоцировать его, когда он ожидал всего лишь спокой­ного вечера в кругу семьи.

Эмоциональные состояния

Когда взаимоотношения находятся в стрессовом состоя­нии или разрушатся, всегда присутствует значительное эмоциональное напряжение и страдание. Эмоциональ­ные реакции людей очень сложны, и если мы вторгаемся в такую ситуацию извне, нам нужно быть чувствительным и различать, что происходит в данный момент. Внешних проявлений недостаточно для продвижения вперед. Например, человек разрыдался. Это печаль, радость, вина, облегчение, страх, расстройство, ярость или боль? Если мы будем действовать или реагировать, исходя из неправильного истолкования, выражаемых чувств, мы можем легко все ухудшить.

Вот некоторые обычные эмоциональные состояния, испытываемые, когда важные взаимоотношения находят­ся под давлением или распадаются.  Первое -- это боль* Она может быть выражена, как обида, растерянность, печаль, грусть, одиночество и депрессия. Мучения при эмоциональной обиде также болезненны, как и любое физическое повреждение, но так как в первом случае меньше внешних признаков, они привлекают меньше участия. Все могут видеть и замечать поломанную руку; никто не видит разбитое сердце. В основном, мы не советуем человеку с поломанной ногой встряхнуться, чего мы ожидаем от человека со сломлен­ным духом.

Второе - это гнев. Так как гнев неправильно считает­ся многими христианами неприемлемым, вы часто встретите людей, говорящих, что они оскорблены, когда на самом деле, они гневаются. Кроме того, оскорбление может привлечь участие, что редко случается с гневом. Гнев может проистекать из враждебности, ожесточения, неприязни, мстительности и злобы. Утаивание или  называние его другими именами никогда не помогали.  Нам необходимо понять, что гнев является законной частью нашего эмоционального снаряжения. Это одна из аварийных эмоций, функция, которых - мобилизовать нас перед лицом угрозы или опасности. Ecли проблема не признана и не решена, гнев легко переходит в затаенную обиду, что буквально означает «чувствовать то же снова и снова». Мы более детально рассмотрим этот аспект гнева, когда будем говорить о решении проблем во взаимоотношениях.

С чувством вины нам труднее всего разобраться по многим причинам. Наверное, именно поэтому мы как  сознательно так и бессознательно стремимся защититься от него. Вина может проявляться в трех главных формах. Первое - это сожаление, которое является разновид­ностью нейтрального, пассивного состояния. Второе - это угрызения совести или осуждение, которое является негативным и непродуктивным состоянием, легко становящимся болезненным и смешанным с жалостью к себе самому. Третье -это покаяние, которое может вести к позитивным изменениям. Покаяние является не только печалью из-за неправильных поступков, но обращением от них с желанием возместить, компенсиро­вать и исправить наши неправильные отношения и поведение.

Четвертая группа эмоций группируется вокруг Страха — она включает опасение, тревогу, беспокойство, ужас и панику. Они имеют место, когда удобное, знакомое и безопасное разваливается. Впереди непредсказуемое и неизвестное. Смогу ли я справиться? Что произойдет?

Гнев, вина и страх, обычно шагают в ногу. Если явно существует одно, другие всегда где-то рядом, возможно, прямо у поверхности, они усиливают и возбуждают друг друга. Например, ребенок сердится на родителей; он чувствует вину, потому что его учили, что он должен любить своих родителей. Вина приносит страх наказания или других последствий; страх высвобождает гнев, который является защитной реакцией на опасность; гнев накапливается больше вины, и вина производит больше страха. Только когда этот цикл прерван, высвобождается прощение, и происходит исцеление.

Пятое состояние - это ревность или зависть* Рев­ность - это обида при потере привилегированной позиции, например, когда наше место в жизни или привязанностях другого человека занимается кем-то другим. Ревность пребывает во многих браках, которые заканчиваются разводом к явному облегчению обеих сторон. Угрозе быть замененным, даже в роли, которой, кажется, вы уже больше не желаете, высвобождает ревнивые чувства. Зависть - это разрушительная форма  ревности. Ревность говорит: «Я хочу того, что есть у тебя», - или: «Я хочу обратно то, что я потерял с выгодой для тебя». Зависть говорит: «Лучше я все уничтожу, чтобы никому не досталось». Зависть - одна из особенно разрушительных эмоций, свободно действу­ющих на всех уровнях современного общества.

Наконец, существуют чувства отчуждения, апатии и безразличия. С последними из перечисленных взаимоот­ношения мертвы, даже без стремления к восстановле­нию. Человеку просто уже все равно. Даже возможность восстановления и примирения не пробуждает даже интереса.

Типы поведения

Основные типы поведения, которые являются результа­том этих умственных и эмоциональных состояний могут быть охарактеризованы как либо драка, либо бегство, хотя они могут сильно колебаться между двумя крайностями. В первом случае, это конфликт, состязание, распри, конфронтация. Она может переходить в агрес­сивное и дикое поведение. Это может быть оскорбление действием или, чаще, эмоциональное и психическое оскорбление. Во втором случае, это уход и избежание любого контакта; человек просто желает выйти из взаимоотношений.

Несмотря на внешние проявления, первое состояние более обнадеживающее из двух, когда мы говорим о взаимоотношениях. Оно показывает, что в глубине души одна или обе стороны чувствуют, что во взаимоотноше­ниях есть еще за что драться, даже если это только их уважение к самому себе. Во втором, человек сознательно или несознательно взвесил за и против во взаимоотно­шениях и пришел к заключению, что не стоит и старать­ся.

Вмешательство для помощи

Мы потратили некоторое время на то, что может пока­заться патологией взаимоотношений. Тем не менее, работа с умственными и эмоциональными состояниями участвующих во взаимоотношениях людей не является главным ключом для исцеления и восстановления взаимоотношений, как мы увидим позже. Тем не менее, эти состояния представляют собой минное поле, на которое мы наткнемся, пытаясь помочь заинтересован­ным людям, поэтому нам необходимо понять, с чем мы сталкиваемся. Грубые ошибки на минном поле совер­шать не рекомендуется.

Выход не такой трудный, как может быть, мы думаем, если мы будем помнить один очень важный факт. Пытаясь помочь другому человеку, будь то в качестве увещевателя, друга, доверенного лица или пастора, мы вовлечены во взаимоотношения с ним. Эти взаимоотно­шения нуждаются в той же отдаче и таких же факторах, что и любые другие взаимоотношения. Иными словами, нам нужно концентрироваться не на технике обращения с изменчивыми и непредсказуемыми эмоциональными настроениями и состояниями ума человека, но на проявлении любви, доверия, уважения и почтения и искренней попытке понять его, и через что он проходит.

Возьмем, например, любовь. Если мы не будем искрен­не заботиться о человеке, мы никогда не сможем эффек­тивно помочь ему, какой бы искусной ни была наша техника увещевания. Люди, проходящие через травма­тические переживания разрушенных взаимоотношений более обычного чувствительны к эмоциональным и духовным условиям. Они распознают и различают нетер­пение, отсутствие интереса, критицизм или осуждение, если такие чувства и отношения присутствуют в нашем сердце, вне зависимости от того, как умело мы притво­ряемся или пытаемся их спрятать.

То же самое и с уважением. Так как человек испыты­вает неудачу или отвержение в важной области его жизни, его самоуверенность и образ себя самого находятся под серьезной угрозой. Он очень нуждается в уважении, участии и поддержке, чтобы укрепить свое чувство достоинства и ценности. Высокомерие с нашей стороны или любые поспешные, упрощенные решения проблем, с которыми он столкнулся, будут истолкованы как еще большее унижение. Вот почему с такой мудростью Павел писал Галатам: «Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы духовные исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушённым».

Таким же образом нам нужно строить атмосферу доверия и близости, в которой люди будут чувствовать себя в достаточной безопасности, чтобы выплеснуть все, зная, что это не пойдет дальше и также не будет обраще­но и использовано против них.

Наконец, первая и самая важная потребность челове­ка - найти того, кто пожелает понять; пожелает не согласиться с ним, или одобрить, или принять его сторону, но искренне попытается понять. Самая обыч­ная ситуация в очень стрессовых взаимоотношениях заключается в наличии двух людей, которые думают, что знают, что не в порядке с другим человеком, которые убеждены, что другой человек совершенно не понимает их, но которые не понимают по-настоящему себя.

При спокойном, умном, жертвенном и заботливом слушании человек, терпящий неудачу, часто может найти смелость излить свой умственный беспорядок и эмоциональное смятение. Когда это сделано, их сила иссякает, по крайней мере, со временем. Части голово­ломки могут стать на место, и некоторые из сокрытых вопросов могут быть осознаны. Тогда, и только тогда, он сможет слушать кого-то еще.

Примечания

1.      Галатам 6:1

 

Глава 9

Путь обратно примирение

 

Сегодня не обязательно кому-то писать книгу о необходимости примирения. Эта необходимость повсюду бросается в глаза. Расовые отношения, семейные взаимоотношения, деловые и международные взаимоот­ношения демонстрируют огромное количество боли, гнева, страха и вины. Они взывают об исцелении. Нельзя сказать, что желание примирения полностью отсутству­ет, хотя по обе стороны баррикады существуют люди, которые движимы страхом или предрассудками к крайнему антагонизму.

Проблема заключается в том, что, как часто нам кажется, не хватает не только ресурсов для истинного примирения, но и методологии, И динамика, чтобы сделать его возможным, и методика, чтобы заставить его происходить, ускользают от нас. Мы без конца говорим о примирении; мы даже глубоко желаем его. Мы пытаем­ся разрешить конкретные проблемы и в процессе этого создаем новые, и мы не приносим примирения, будь то при развале брака, промышленных спорах, в Ирландии, Южной Африке или на восточном побережье Африки. Мы задаем себе вопрос, почему этого не происходит?

Я уверен, что основная причина создавшейся ситуа­ции состоит в нашем предубеждении, что все знают, как примиряться, если действительно желают этого. Итак, мы заканчиваем, крича друг на друга: «Сделай это!» - и становимся еще более враждебными и отчужденными в процессе этого. И особенной трагедией наших времен  является идея, что давление прорывает затор, с насили­ем, как последней формой давления. Мы заканчиваем стреляя друг в друга, имея в то же время, целью прими­рение.

Только Библия называет нам причину этого противо­речия между тем, что мы хотим делать, и тем, чем мы заканчиваем. Ее ответ: просто отчуждение, во всех его формах, является одним из главных результатов грехопа­дения человека. Иными словами, отчуждение - вторая природа нашей падшей природы. Примирение, с другой стороны, совершенно чуждо нам и полностью зависит от Божественной благодати.

У христиан есть огромная ответственность в глубоко разделенном мире, потому что нам Бог дал особое служение примирения (2 Коринфянам 5:18). Тем не менее, если мы попытаемся примерять без понимания и использования силы Божественной благодати, мы потерпим неудачу, и даже более позорную, чем мирские увещеватели и терапевты. Более того, если мы попыта­емся делать это без понимания и использования мето­дов, используемых Богом, мы снова терпим неудачу. Во всех этих неудачах можно будет винить нас, потому что если нашей ответственностью является служение прими­рения, мы обязаны овладеть как его динамикой, так и его методами.

Поэтому, эта часть книги самая важная. Поймите ее, и новое поле надежды в деле общения со стрессовыми и разбитыми взаимоотношениями откроется для вас, как оно открылось для меня. Если вы пропустите ее, потому что она кажется слишком теологизированной, или быстро просмотрите ее, потому что вы думаете, что уже понимаете это, в конце концов вам придется возвра­щаться к этому снова и снова.

Мой поиск ответов на эту дилемму был, как сейчас понимаю, движим глубоким чувством неудовлетворен­ности плохим активом Церкви в деле восстановления стрессовых или разбитых взаимоотношений. Мне казалось, что достижения христианского увещевания были не намного лучше, чем достижения мирского увещевания, и ни те, ни другие не вызывали энтузиазм.

Однажды днем в пятницу, я сидел в моем офисе, читая Ефесянам 2. Я дошел до стиха 13, где Павел указывает, что мы «бывшие некогда далеко, стали близки Кровию Христовою». Затем он продолжает говорить: «Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду..., дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир...». Я помню, как остановился здесь и подумал: «Как же Павел перехо­дит от обсуждения спасения к такой расовой дискрими­нации, даже не переводя дыхание?»

Затем вдруг я увидел, что хотел бы увидеть и должен был увидеть много лет тому назад, что Крест Христов является эффективным средством для любого примирения, не только во взаимоотношениях между Богом и человечес­твом, но во всех взаимоотношениях между людьми. Иными словами. Крест является ответом на все различ­ные формы отчуждения и разделения, причиненные грехом. Каждое великое слово, используемое для описа­ния спасения, несет тему восстановления чему-либо его первоначального предназначения и цели. Таким обра­зом, искупление является выкупом чего-либо, оказавше­гося в рабстве, оживотворение - это возвращение жизни тому, что умерло, спасение имеет значение спасения чего-либо от разрушения. Когда дело доходит до взаимо­отношений, это слово - примирение. Крест является Божественным и единственным источником безгранич­ного примирения. Он примиряет не только человечество с Богом, но и человека с человеком.

При крушении брака, промышленных спорах, дело­вом антагонизме, расовой дисгармонии и международ­ном конфликте, мы обнаруживаем, что факторы одни и те же: распри, несправедливость, давление, непонима­ние, несдержанные обещания, пошатнувшееся доверие. Всякое решение, которое не касается центра этих вопросов, никогда не достигнет примирения.

Мы можем придумывать решения, достигая компро­миссов и заключать сделки, но оставлять у каждой  стороны намерение дать как можно меньше и получить как можно больше гарантий. Какая уверенность у нас будет в браке, «восстановленном» на таком основании?

Что такое примирение?

Слово «примирение» имеет два основных значения. Оно означает восстановление согласия и гармонии между сторонами, которые постоянно конфликтовали, или оно относится к улаживанию спора или несогласия между сторонами.

В Новом Завете слово «примирение» используется для описания всего результата жизни и смерти Христа, которые навсегда изменили взаимоотношения между Богом и человечеством  изменив их отношение друг к другу.

Итак, цель примирения - восстановление праведности* Из-за использования нами слова «оправдание» для описания процесса делания праведным, мы склонны думать о праведности как об юридическом понятии. На самом деле, это термин, относящийся к взаимоотноше­ниям. Он означает правильно относиться или, используя старое русское слово, быть «правым». Сделаться правед­ным, поэтому, означает быть правым с Богом во взаимо­отношениях согласия и гармонии.

Примирение включает в себя изменение отношения, потому что отношение очень важно во взаимоотношени­ях.

Отношения отличаются от представлений. Представ­ления, в основном, когнитивны, то есть они влияют на то, как мы думаем об отдельных вопросах или ценностях. Отношения имеют когнитивный элемент, но, вдобавок, они имеют эмоциональные элементы и поведенческие элементы. Мы, в основном, не поступаем, основываясь на представлениях, но мы поступаем в соответствии с нашими отношениями. В действительности, о наших отношениях судят по тому, как мы поступаем.

Например, я могу верить, что все люди равны вне зависимости от цвета кожи или расы. Но если я белый и не имею близких друзей среди цветных, мое расовое отношение четко видно.

Отношения как Бога, так и человечества изменились Крестом. Божье отношение к человечеству изменилось от гнева до благословения; наше отношение к Богу изменилось от бунта и враждебности до сыновства.

Заметьте, что чувства Бога к нам никогда не изменя­лись. Чувством Бога к падшим существам всегда была безусловная, неизменная, бесконечная любовь. Но Божьим отношением к греху всегда должен быть святой гнев. Он не может закрыть глаза на грех. Грех - это преступле­ние, на которое Он не может закрыть глаза и в то же время оставаться Богом, единственным Святым.

Позвольте привести иллюстрацию. Вы - мужчина, и вы идете по дороге. Если вы наткнетесь на мужчину, избивающего женщину, вы не можете просто пройти, не заметив этого. Вы не могли бы это сделать и жить спокойно дальше, это преступление против вашей мужественности. Даже если атаковавший убежал бы, вы должны были бы за ним погнаться и призвать его к ответу за его действия. В гораздо большей степени, любой грех является преступлением против Божьей «Божественности», поэтому не может рассматриваться равнодушно и нейтрально.

Поэтому примирение требует искупления* Искупление - это покрытие греха чем-то, что отнимает его силу постоянно разрушать взаимоотношения между совокупным человечеством и Богом. Это «что-то» является тем, что Новый Завет называет Кровью Христа. Ужасом челове­чества всегда был страх того, что грех вечен; если я согрешил, я грешник и ничто никогда не сможет изме­нить факт моего греха. Это может показаться странным многим людям сегодня, но это только потому, что чувство греха в нашем обществе было подавлено. Ниже уровня сознания буйствует непримиримое чувство вины и никакое наше современное изобретение никогда не освободит нас от его жала. Но может ли что-либо  изменить обличье греха, или все так, как писал Фицдже-ральд:  "Перст движущийся пишет; написав, идет он дальше; все благочестие твое, весь ум не обольстят его стереть и йоту, и слезы все твои не смоют даже букву из сего".

Против этого ужаса и фатализма стоит Крест Хрис­тов, Божье конечное разрешение проблемы вины и проблемы греха.

Более того, и этот пункт очень важен, искупление требует осуждения* Нам необходимо понять этот при­нцип, который действует даже на человеческом уровне. Зло никогда не удаляется из отношений между двумя людьми путем, который навсегда удаляет преступление и, следовательно, отчуждение, если некоторым образом неправильные действия не подвергаются осуждению. Только прощение никогда не покончит с отравлением взаимоотношений силой греха. Только когда грех осужден, его разрушительные последствия могут быть полностью побеждены.

Осуждение должно также пониматься, и его справед­ливость признаваться преступником, чтобы оно могло быть искупительным. Даже ребенку необходимо понять причину, по которой родители его дисциплинируют, и определенном смысле согласиться со справедливостью и правильностью этого, иначе дисциплинирование не будет действовать, как мера исправления; оно либо сломает, либо спровоцирует ребенка, сделает его либо конформистом, либо бунтарем.

Никто, даже лучшие представители человечества, не может понять и согласиться с совершенной справедли­востью Бога в выражении святого гнева и вечного осуждения в отношении греха. У наиболее зрелого христианина временами в его или ее голове происходит борьба по поводу того, почему Бог так шумит о наших маленьких грехах. Это потому, что мы так заражены болезнью, что не можем понять ее смертельной сущнос­ти. Только безгрешный Понесший грех мог полностью согласиться с абсолютной правотой и совершенной справедливостью Бога в расправе с грехом, как Он сделал это на Кресте. Поэтому Божье осуждение пало на единственное место на земле, где оно могло быть искупительным - на Христа, нашего Представителя и нашу Замену, последнего Адама и вторую Главу челове­чества.

Но также человек в сердце является врагом Богу, чужим и бунтарем. Между нами и Богом существует двойной пролив между бесконечным Творцом и конеч­ным творением и еще больший моральный пролив между святым Богом и греховным человечеством; и у нас нет ни средств, ни желания пересечь его. Поэтому примире­ние требует воплощения* Чтобы построить мост через этот пролив. Бог должен стать на твердую почву по обе стороны преграды. Падшие мужчина и женщина не могут изменить своего отношения к Богу. В человеческой природе нет непораженных зон, на которые они могут опереться, чтобы повлиять на изменение сердца. Так как грех и бунт коснулись каждой области человеческой жизни, не осталось никаких нейтральных или непора­женных зон.

Бог нашел точку опоры в Воплощении. В Его Сыне, безгрешном Сыне Человеческом, Бог нашел, где твердо стать в человечестве, чтобы сделать изменение сердца возможным.

В Гефсиманском саду Иисус взял нашу бунтарскую, эгоцентричную человеческую волю и в Себе сломил ее, чтобы она творила волю Отца. «...но не чего Я хочу, а чего Ты»1, — молился Он не раз, не два, а три раза до того, как это произошло, и в такой моральной и духовной агонии, что Его капли пота была как капли крови. Не по Свое волей Христос боролся в Гефсимании, а с нашей. Итак, через Крест и пустую гробницу приходит чудо примирения. Бунтарская враждебность к Богу перераста­ет в любящую покорность, скептицизм обращается доверием, богохульство переходит в поклонение.

Примирение ведет к общности. Бог послал Духа усыновления в наши сердца, вопиющего «Авва, Отче»2, пока наши сердца не научатся тому же крику.

Что примирено?

Вот та истина, над которой нам нужно глубоко задумать­ся, но все же это еще знакомая почва. А следующим является вопрос: «Что примирено Крестом?» Иными словами, как мы перепрыгиваем от примирения, которое ведет к личному спасению до примирения человеческих разногласий и распрей? Какое отношение имеет Крест к развалу брака, разделению Церкви, промышленным распрям или расовому антагонизму? Колоссянам 1 ведет нас к ответу. Стихи 16 и 17 говорят: «Ибо Им (то есть Христом) создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое,.., все Им и для Него создано... и все Им стоит».

И стих 20 говорит: «И чтобы посредством Его прими­рить с Собою все, умиротворив чрез Него, Кровию креста Его, и земное и небесное».

• Все было сотворено через Христа.

• Все Христом стоит.

• Все примирено через Кровь Христа.

Что это значит для человеческих ситуаций, которые мы рассматривали? Крест является Божественным вмешательством во все споры. Это искупление, прости­рающееся до предела, до которого дошел грех, и восста­навливающее все, что грех повредил. Не случайно грех записан как сначала разрушающий взаимоотношения человека с Богом и затем разрушающий взаимоотноше­ния людей друг с другом. В первой семье партнерство на равных между мужчиной и женщиной дегенерирует в доминирование с одной стороны и манипуляцию с другой. Братская любовь заканчивается убийством.

Крест - это Бог, примиряющий все Собой. Только искупление делает нас снова одним, только Крест восстанавливает.

Пробуждение любви

Через Крест изливается вечная, искупительная, безгра­ничная любовь Бога на положение, в котором оказался человек. На Кресте мы переживаем изменяющее дей­ствие этой любви на нашу личную жизнь: Я помню, как один мой друг, который перед тем, как обратился, имел пристрасти к азартным играм, говорил с удивлением в глазах: «Я любил мою жену, и я любил моих детей, и я знал, что моя игра вредит их благосостоянию, но я не мог остановиться. Почему, когда любовь к моей семье, которую я видел каждый день не смогла изменить меня, любовь ко Христу, Которого я не видел никогда, смыла мою жажду игры?»

В Кресте существует запах любви, который может возродить человеческую любовь которая была так оскор­блена, что в конце концов умерла; я видел собственными глазами, как это происходит. В Кресте достаточно любви, чтобы побудить руководство заботиться о благо­состоянии и нуждах рабочих и побудить рабочих забо­титься о благосостоянии служащих. Там достаточно любви, чтобы разбудить сострадательное, щедрое, заботливое участие у еврея и араба, протестанта и католика, черного и белого, американца и южноафриканца.

Человеческая любовь, несмотря на чрезвычайные усилия, доказала свою несостоятельность. При столкно­вении с крупной распрей во взаимоотношениях ей не хватает потенциала. Божественная любовь, которая заботится от полноты, не от нужды, является нашей единственной надеждой. Голгофа делает это доступным на рынке, на политической арене и везде, где это нужно.

Только через смерть и воскресение Иисуса Христа мой враг может стать моим ближним.

Восстановление доверия

Более того, я могу доверять снова тому, к кому я потерял все доверие, могу желать позволить, чтобы результат перешел из-под моего контроля под его контроль, потому что я теперь верю в него. Крест также является высшим актом веры. Иисус довел человеческое доверие до абсолютных границ: «Отче! в руки Твои предаю дух Мой» - закричал Он и шагнул во тьму Божественного осуждения. Будущее было вне Его контроля, оно было в руках Отца, а Он не создал никаких аварийных планов.

Веру, с которой мы доверяем Христу, мы получаем от Христа, также, как любовь, которой мы любим Его, приходит от Него. Вот почему Павел сказал: «.,,живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня».

И во Кресте достаточно веры, чтобы сделать возмож­ным доверять тем, кто в прошлом потерпел крушение, чтобы ненадежный стал надежным, незаслуживающий доверия стал верным. Петр и ученики доказали это. Доверяющий Христос снова и снова доверяет им. Еще раз никакого аварийного плана, но на этот раз новая вера и новая верность.

Я видел также, как происходит следующее: подозри­тельность заменяется совершенным доверием с обеих сторон. Я никогда не знал, какое из этих чудес наиболь­шее: видеть, как Бог делает нечистого человека чистым, или яростного человека нежным, или пьяницу трезвым, или нечестного честным. Возможно, последнее наиболее трудно, но я видел это тоже, и много раз.

Восстановленное уважение

Только через Крест я могу почитать того, к которому у меня когда-то не было никакого уважения, потому что я не понимал его или его путей. Теперь у меня есть способность и открытость, чтобы залезть в его шкуру и смотреть его глазами.

Почтение и уважение - это признание ценности и значения, и ценность, как мы уже видели, всегда присут­ствует при этом. Вот наивысшее почтение Сыном Отца.

«Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты»4.

«Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел, Отче! прославь имя Твое..,»5.

Крест также является источником чести Иисуса.

«Но видим, что за претерпение смерти увенчан славою и честию Иисус, Который немного был унижен пред Ангелами, дабы Ему, по благодати Божией, вкусить смерть за всех»6.

Но Голгофа является также наивысшей ценностью, данной миру Богом. «Так как ты дорог в очах Моих, многоценен, и Я возлюбил тебя...»7. Наивысшая ценность, которую Павел приписал людям, была результатом Креста, «...брат, за которого умер Христос»6. Итак, во Христе есть потенциал, который может восстановить уважение, которое было давно потеряно, и этот потенци­ал может дать нам возможность отделить человека от его поведения так, чтобы мы признавали и подтверждали внутреннее значение и ценность человека и согласовы­вали с ним почтение и достоинство, которые он заслу­живает. Крест может изменить наш взгляд таким обра­зом, что мы рассматриваем мужчин и женщин как самодостаточных, а не как средства к достижению цели. Мы развиваем в себе опасение как доминирования, так и манипуляции и относимся к нуждающимся, слабым и несчастным так, чтобы глубоко уважать их человеческую сущность.

Понимание прояснилось

И наконец. Крест является наивысшим откровением о природе и характере Бога. Это совершенное самораскры­тие Бога. Я подозреваю, что ничего свыше этого о Божьем характере мы в будущем никогда не узнаем. Любое обстоятельство, любой вопрос и любая догадка в конце концов преклонятся перед этим откровением. Подобно Иову, мы снопа и снова вопием: «Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя; поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле»9,

Если взаимное понимание зависит от взаимной открытости, тогда во Кресте существует благодать, которая дает мне и смелость и возможность позволить стенам рухнуть между нами, чтобы я мог показать вам мое истинное «я». Благодать и нежность высвобождены на Кресте, чтобы я мог создать приятие, которое даст вам смелость снять вашу защиту и показать мне ваше настоящее «я». Такова сила Креста, что мы льнем к его откровению о милости и верности Бога пред лицом всех трагедий, горестей, боли, обиды и беззакония падшего мира, в котором мы живем. Несмотря на все это, мы знаем, что Бог праведен и благ, и мы остаемся убежден­ными, что Его провидение мотивируется бесконечной любовью и направляется бесконечной мудростью. Если Крест может совершить это, тогда у него также есть потенциал дать нам возможность начать понимать друг друга, несмотря на преграды ' общения и поведения, которые стоят на этом пути.

Примечания


1. Марка 14:36

2. Галатам 4:6

3. Луки 23:46

4. Марка 14:36

5. Иоанна 12:27-28

6. Евреям 2:9

7. Исайя 43:4

8. 1 Коринфянам 8:11

9. Иов 42:5-6


 

 

Глава 10

Как Бог примиряет?

Когда я продвинулся в своем понимании, я начал размышлять над «как» методологией примирения. Стандартный подход к примирению является процессом решения проблем. Этот метод довольно прост для понимания: обнаружить проблему, выработать возможные решения, выбрать лучшее решение, применить это решение и — примирение!

Единственная трудность состоит в том, что так не выходит. Этот метод очень эффективен для технических организационных и практических проблем. Но кроме наиболее поверхностных случаев, он почти совершенно неэффективен для межличностной и расовой дисгармо­нии.

Сначала заметим, что проблемы взаимоотношений, которые катились по склону вниз долгое время, так сложны и запутанны, что почти невозможно распутать их, чтобы добраться до объективной правды.

Я помню мужа и жену, ожесточенно спорящих о том, что он написал в письме семь лет тому назад. Она говорила, что он написал то-то и то-то. Он говорил, что она лгунья, он написал то-то и то-то и так далее.

Оба были абсолютно уверены в точности своих воспоминаний, но я обнаружил, что письмо было сожжено, по крайней мере, пять лет тому назад. Только Бог знает правду о том, что было в нем. Этот случай может показаться утрированным, но он не является нетипичным. Память может быть очень выборочной в том, что она откладывает, а что отвергает.

Более того, напряжение процесса решения проблем очень часто добавляет больше давления на уже стрессо­вые взаимоотношения, чем они могут вынести. При увещевании в браке я могу вспомнить случаи, когда я настаивал на полном разборе хотя бы одной проблемы, достигая успеха в установлении объективных актов и обнаруживал, что стороны еще больше обижены и оскорблены, чем в начале.

Сторона, получившая доказательства своей правоты, теперь оправдана в своем ожесточении и даже еще больше разжигается от несправедливости, которую она перенесла. Сторона, оказавшаяся неправой, разъярена от того, что ее лишили самооправдывающего отношения, и более, чем когда-нибудь, настроена сквитаться каким-то образом. Более того, распределение вероятности правоты сторон в одном случае не отражает вероятную правоту в других случаях, которые еще не были расследованы.

Но когда я посмотрел на способ, которым примиряет Бог, я обнаружил, что такое решение проблемы — это как раз то, что Бог не делает. Он не говорит: «У тебя в жизни большая проблема. Сначала разберись с ней, без этого мы даже подумать не можем о примирении». Он совер­шенно не такой.

Действительно, когда я прихожу к Богу, я не знаю, какие у меня проблемы на самом деле. Возможно, существуют один или два типичных греха, которые я помню, но они являются всего лишь показательной иллюстрацией того факта, что я отчужден и нуждаюсь в примирении. Понимание моих настоящих проблем происходит только позже, гораздо позже.

Примиряются люди, а не проблемы

Как же тогда Бог примиряет нас? Очень важно понять это. Это Божественное «как», и при примирении мы никогда не сделаем это лучше Бога.

Во-первых, я заметил, что Бог находит меня как личность. Это Его метод от самого начала. Когда Бог приходит искать Адама в Эдеме, Его первый вопль не «Что ты сделал?», а «Где ты?»

И это было начало, а не конец поиска Богом отчуж­денного человека. Иисус пришел искать нас из лона Отца. «Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее».

Меня осенило, что вы не можете примирить пробле­мы, вы только можете примирить людей. Вы решаете проблемы и примиряете людей.

Мы теряем друг друга в трясине проблем, создавае­мых нами. Мы прекращаем соотноситься личностью с личностью, и вместо этого мы начинаем вести себя в соответствии с поведением другого человека, и другой человек начинает вести себя в соответствии с нашим поведением. Отделенные друг от друга, мы прекращаем понимать, не можем доверять; нам все равно. Соперни­чество, непонимание и множество греховных отношений отделяют нас друг от друга.

Это начинается почти незаметно, отсюда и смятение в стольких многих разбитых браках. «Мы начинали так хорошо. Мы по-настоящему любили друг друга. Как же мы попали в такую трясину?»

Примирение Божьим путем означает, что мы должны прежде всего найти друг друга как личность, снова или, возможно, впервые.

Но мы никогда не найдем друг друга через лабиринт накопленных проблем. Поэтому мы должны сознательно отложить все наши разногласия и отличия, положить их все в «долгий ящик» и не обращать на них внимание, пока мы не найдем друг друга. Вот как мы пришли сначала к Богу:

"Ничто в руке я не несу, Прижался к Твоему Кресту;

Одежду Ты нагому дашь, И силу слабому отдашь..."

Итак, спасение становится образцом для всех форм межличностного примирения. Мы должны отложить наши вопросы, наши проблемы, наши права, наши защитные комплексы, наши позиции, наши восприятия, наши истолкования и наши предположения. Даже те принципы, которые, как мы думаем, мы отстаиваем, и истина, которую мы защищаем, должны временно быть отложены. Сначала примирение.

Возможно, вы спросите: «А как насчет проблем? Мы не можем не обращать на них внимание и надеяться, что они уйдут. Как можно примириться, не основываясь на справедливости и истине?» .

В Его взаимоотношениях с нами Бог, конечно, очень заинтересован в решении проблем. Он мне постоянно говорит: «У тебя есть эта проблема, и Я не могу больше с ней смиряться», - или: «Это мешает нашим взаимоот­ношениям, и тебе нужно признать это прямо сейчас!»

Вот очень важная мысль. Бог постоянен, терпелив и довольно снисходителен в деле решения проблем, но Он делает так только после того, как мы примирены, а не до того. Решение проблем является одним из результатов примирения, а не средством для примирения.

Более того. Бог разбирается с нашими проблемами только после того, как мы твердо находимся в Его неизменной любви, и мы знаем, что наши взаимоотно­шения с Ним не зависят совсем от нашего успеха в решении проблем. Я могу предстать для хирургической операции на моей жизни, потому что я знаю, что прия­тие меня Богом и мои взаимоотношения с Ним не зависят от моих успехов в решении проблем, они зависят от Его благодати, и это безусловно.

Так же, как спасение оказывается источником и образцом примирения, освящение становится образцом для решения проблем во взаимоотношениях. Мы рас­смотрим значение этого в одной из последующих глав.

Эффективна только благодать

Вторая важная мысль, которую я понял, заключается в том, что Бог примиряет нас на основании благодати. Много лет тому назад, два человека в моей Церкви ужасно ссорились друг с другом. Наконец, они обрати­лись к наставлению Иисуса в Матфея 18:16-17, потому что они осознавали необходимость устранить эту дисгар­монию. Они буквально выполнили Писание: подойди к другому человеку один; если он не послушает, возьми двух или трех свидетелей, если и тогда не послушает, скажи об этом Церкви.

В результате получился кошмар. Мне казалось, что было бы гораздо лучше с самого начала оставить все, как было.

Я помню, как я ехал на собрание через две недели и волновался по поводу этого. Я сказал: «Господь, они честно следовали Твоим указаниям, и ничего не получи­лось. Что же было неправильно?»

Этот случай был одним из тех, когда я знал, что ко мне обращается Бог. Он сказал, очень ясно: «Ты не понимаешь: это получается только на основании благо­дати».

Конечно! Если я говорю: «Я прошел полпути, теперь ты пройди полпути», - это не благодать, это закон. Если я говорю: «Я сделал свою часть, не сделаешь ли ты своей?» - это не благодать, это «дела».

Благодать в человеческих отношениях - это просто делать добро друг другу без всяких задних мыслей. Если я говорю: «Я пришел к тебе примириться, и в этом предложении нет никаких задних мыслей или условий», - это благодать. На таком основании Божий план примирения работает прекрасно.

Вот почему ключевыми фигурами при любом прими­рении между глубоко разделенными частями нашего общества должны быть христиане на обеих сторонах разрыва. Только они понимают благодать, потому что они унаследовали ее. Поэтому, только они могут объяснить ее и дать ее образец израненному миру. Именно это делает разделение и распри между христианами и между Церквями таким невыносимым скандалом, потому что мы должны быть служителями примирения.

Примирение и взаимоотношения

Наконец, Бог примиряет нас, принимая нас во взаимо­отношения. Примирение завершается объединением. У вас не может быть примирения, которое убирает разли­чия, но все же оставляет стороны на расстоянии вытяну­той руки. Итак, оно является и кризисом, и процессом;

критической точкой в его начале и процессом в плане выражения.

Два слова, которые обычно содержатся в Библии в контексте примирения важны для понимания этого. Одно - это завет, и другое - дружба. Завет - это связь личного посвящения и верности между двумя сторонами, которая по своей природе вечная. Временный завет является противоречием значению этого слова. В этом он отличается от контракта. Контракт — это взаимоотно­шения, созданные положениями контракта; если изме­няются положения, изменяются и взаимоотношения. В завете присутствуют обязательства и условия, но они создаются взаимоотношениями, а не наоборот. Поэтому, наше примирение с Богом основано на Новом Завете. В Ветхом Завете примирение между Иаковом и Лаваном было подобным образом скреплено заветом.

Брак является заветом, и некоторые чудеса, которые я видел, заключались в восстановлении разрушенных брачных заветов через примирение.

Дружба подобна завету. Когда Иисус решил призвать Своих друзей. Он принял моральные обязанности дружбы, которые состояли в том, что ничто, даже смерть, не должно разделить друзей. «Нет больше той любви, - сказал Он, — как если кто положит душу свою за друзей своих»2.

Иисус положил Свою жизнь за нас, его врагов, и превратил нас в Своих друзей. Но послал Свой Святой Дух в наши сердца, чтобы ничто на небе и на земле, никакое творение никогда не отделили нас от нашего Друга.

Примирение вводит нас в Библейский завет и дружбу друг с другом, с моральными обязательствами, что отныне ничему, никакому различию, никакой ссоре, никакому кризису, никакому вопросу, никакому спору никогда не будет позволено отделить нас друг от друга.

Шаги к примирению

Как тогда должны мы снова найти друг друга и позво­лить Богу совершить примирение между нами? Если Крест предлагает такое обнадеживающее основание, как мы начинаем использовать его?

Сначала необходимо понять, что нам нужно взять инициативу в свои руки* Всегда именно мы должны сделать первый шаг. Я не могу сказать: «Это его, ее, их дело я не начинал этого, именно они сделали это разде­ление». Иисус абсолютно ясно говорит, откуда должно начинаться движение к примирению. В Евангелии от Матфея 5:23-24, Он говорит: «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой». Примирение важно и необходимо, но заметьте, что здесь не говорит­ся, что я имею что-нибудь против моего брата, но что он имеет что-нибудь против меня. Иоанн говорит: «Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот еще во тьме. Кто любит брата своего, тот пребывает во свете...»3. Если мой брат ненавидит меня, он во тьме и не может найти меня, но если я не ненавижу его, я во свете, поэтому я могу пойти и найти его.

С другой стороны, в Евангелии от Матфея 18:15-17, Иисус говорит, что если мой брат согрешит против меня, все же именно я должен взять инициативу указать ему его ошибку и попытаться завоевать его. Он может быть связан и отягощен виной, и потому что у меня нет чувства вины, с которым я должен бороться, я могу действовать более свободно и милостиво, чем он, чтобы достичь примирения.

Конечно, очень может быть, что существует залежь негативных чувств, с которыми нужно разобраться. С некоторыми из них, с такими, как чувством обиды и неприязнью, необходимо разобраться в одностороннем порядке. Независимо от отношения другого человека мы должны сами разобраться с ними, потому что они стоят на пути дальнейшего продвижения к примирению. Когда со взаимоотношениями случается нечто негативное, что ранит и травмирует нас, неприязнь может легко войти и заразить раны. Но если мы держимся за неприязнь, мы эффективно ограждаем ситуацию от Христа. Он не может войти и исцелить наши обиды, так как соверше­ние этого рассматривалось бы как оправдание нашего чувства неприязни. Позволение неприязни уйти не исцелит нас; только Христос может исцелить нас, но когда мы отделываемся от нее, мы убираем главное препятствие на пути к исцелению.

Позволение обиде уйти является волевым актом. Мы признаем это, используя одно выражение. Мы говорим: «Я держу что-то на него». Если я держу это, я могу и позволить этому уйти.

Более того, если мы держимся за обиду и неприязнь, мы находимся во власти другого человека. Я не свободен действовать, чувствовать или вести себя по отношению к этому человеку, потому что вид его или даже воспоми­нания возбуждают чувство обиды, и обида определяет мою несвободу. Позволить обиде уйти, и я свободен избирать, как я должен, и как я буду думать или действо­вать по отношению к нему.

Отделаться от этого очень важно и по еще одной причине. Это помогает нам выполнить трудную задачу отделения человека от того, что он или она сделали. Это не означает идти по списку обид и пытаться простить ему одну обиду за другой. Это на данной стадии невоз­можно. Скорее, это значит рассматривать человека, как человека, идентифицировать наши чувства, направлен­ные против этого человека, и освобождать его от мще­ния, злобы и обиды, которые мы носили в нашем сердце.

"Я увидел, как что-то движется в горах, и я поду­мал, что это животное. Оно приблизилось, и я увидел, что это человек. Он подошел еще ближе, и я обнаружил, что это был мой брат".

Параллельно, необходимо искреннее покаяние.

Для начала мы должны понять, что и нашими действиями, и нашими реакциями мы согрешили против и опечалили Святого Духа. Он Сам является скрепляющей связью нашего союза во всех взаимоотношениях в Теле Христо­вом. Если я поступил неправильно по отношению к моей жене или детям, к моему брату или сестре во Христе, я опечалил Дух. Если они неправильно отреагировали. Дух Святой снова опечален.

Подобным образом, в нашем поведении во взаимоот­ношениях мы также были преступниками, по крайней мере, некоторое время. Возможно, мы нарушили обеща­ния, или были обеты, которые мы давали друг другу в браке, и которые, как мы понимаем, мы на самом деле нарушили, или не смогли сдержать. Делая это, мы приравниваемся к нарушителям завета, а нам необходи­мо покаяться и искать Божьего прощения за эти грехи.

Затем, нам необходимо снова найти друг друга как личности. Если мы честно проработали предыдущие стадии, этот аспект удивительно прост и легок для исполнения. Когда наши сердца ищут друг друга, они могут найти друг друга, как голуби, строящие гнездо. Этот процесс нигде не схвачен более живо и великолеп­но, чем в рассказе Иисуса о возвращении блудного сына.

 «...И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и побежав пал ему на шею и целовал его».

Для тех, кому нужно понять «как», давайте попробуем сделать это шаг за шагом.

Во-первых, нам нужно осознанно отложить наши проблемы, наши вопросы, наши ожидания и наши будущие требования. Иными словами, нужно скрутить все «но» и «если». Мы сейчас разбираемся не с поведением челове­ка, а с человеком, как таковым.

Во-вторых, нам нужно простираться в сердцах друг к другу. Часто необходимо простираться в словах и физи­ческом прикосновении. Я подметил, как часто говорит­ся, что Иисус делал это, движимый состраданием:  возлагал руки на людей, брал их за руку. Вот как Он обращался к ним: «сын», «дочь», «девочка», «женщина».

Иногда я видел в глазах и слышал в голосах людей удивление по поводу того, что они обнаруживали. Они обнаруживают, что в прошлом они никогда не прикаса­лись к настоящему человеку. В группах, где были ожесточенные разногласия и разделения из-за вопросов политики или из-за каких-то принципов, слышится то же самое. «Я не знал, что они такие». «По одиночке они хорошие ребята».

В-третьих, снисходя друг другу с этим отношением покаяния и смирения, мы можем просить прощения и прощать за нашу отчужденность, и верой в примиряющее действие Креста мы можем принять друг друга в новые взаимоотношения* Заметьте, что это шаг веры. Это настолько же шаг веры, как и принятие Христа для спасения, потому что мы принимаем именно спасение, действие Креста для спасения разрушенных взаимоотно­шений. Мы переживаем другой уровень праведности по вере, будучи восстановленными в правильных взаимоот­ношениях с нашим ближним. Если это кажется стран­ным для вас, мы найдем отрывок в книге Иова 33:26, где говорится, что Бог восстановил человека в праведности, и из контекста вы увидите, что Бог исцелил его и  восстановил его тело к правильным взаимоотношениям с окружающей средой.

Именно здесь происходит перемена в сердце, и любовь начинает проистекать к тем, которые были нашими оппонентами, противниками или врагами. Возрождается доверие, несмотря на прошлые неудачи и разочарования, и мы, которые в прошлом нарушали обещания, обязательства и обеты, можем стать заслужи­вающими доверия. Не случайно, что именно Крест сделал верных апостолов из Петра, который отрекся от Христа, и других, которые оставили Его, несмотря на свои уверения в верности.

Именно здесь мы также смотрим друг на друга новыми глазами и находим новое чувство ценности друг в друге, которое отсутствовало долгое время. Я помню, как одна женщина сказала в такой момент: «Я поняла, что в конце концов наш брак достоин спасения, потому что мой муж был достоин спасения, я тоже чувствовала себя достойной чего-то».

И наконец, в этот момент, когда человек встречает человека, вероятно возникновение странного, неутоли­мого любопытства познавать и желания быть познанным.

То, что происходит в этот момент, очень индивиду­ально и очень различно. Насколько я вижу, это так же индивидуально, как и переживание нового рождения, потому что мы имеем дело не с техникой, а с личностью Для некоторых это почти мгновенное изменение, подо­бное внезапному превращению. Я помню одну глубоко отчужденную и израненную пару, соединившуюся после двух лет раздельной жизни. Муж стал христианином, их брак был примирен, они снова влюбились друг в друга, и все это за неделю. В других случаях, это более посте­пенно, продвижение друг к другу, для начала, более робкое и осторожное, и присутствует реальное, но едва ощутимое понимание, что нечто навое и радикальное произошло между ними.

Результат, описанный последним, должен чаще встречаться в случаях, где участвует группа людей,  потому что члены этой группы приходят различными путями с различной скоростью к месту примирения.

Но результат всегда, в основном, тот же - разлом заделан, и те, кто был отчужден друг от друга и потеряли живой контакт, снова нашли друг друга.

Кстати, принимая друг друга, мы также признаем необходимость перемены* Теперь мы можем посвятить себя признанию необходимых перемен, которые, несо­мненно, принесет с собой примирение, и помощи друг другу в изменении, как бы неудобно или трудно ни казалось это сначала. В этот момент мы испытываем действие Божественной благодати, дающей новое начало. В деле новая сила. Зарождающиеся взаимоотно­шения основаны на завете, поэтому перемена, и даже радикальная перемена, витает в воздухе. Мы не можем свернуть на старые пути, они не были эффективны раньше, они не будут эффективными и сейчас. У нас есть новый план. Наше дело сейчас состоит в том, чтобы построить взаимоотношения равномерно на четырех столбах, которые мы рассматривали ранее в нашей книге  - любви, уважении, доверии и понимании.

«Я хотел бы, - сказал мне один человек средних лет,  - услышать это двадцать лет тому назад, когда мы только поженились. Мне нужна была основа, и я потер­пел неудачу как из-за незнания, так и из-за неправиль­ных намерений».

Мы можем даже с проблемами сталкиваться с новой надеждой, потому что теперь у нас есть безопасное место, на которое можно опереться, пока мы разбираем­ся с ними. Теперь мы можем обратиться к вопросу проблем. Раньше - нет, но сейчас можем.

Примечания

1. Луки 19:10

2. Иоанна 15:13; Римлянам 8:38-39

3. 1 Иоанна 2:9-10

4. Луки 15:20

 

Глава 11

Решение проблем во взаимоотношениях

 

Мы увидели, что мы примирены с Богом не на основании решения проблем, а на основании благодати. Но Бог очень озабочен проблемами в нашей жизни, и в течение развития наших взаимоотношений. Он постоянно и скурпулезно занимается конкретными вопросами. Мы называем этот процесс освящением. Кстати, если. мы рассмотрим, как Бог делает это, мы обнаружим, что так же, как спасение является образцом и парадигмой для примирения, освящение оказывается образцом для решения проблем. Говоря это, я не имею в виду, что само освящение решает все проблемы взаимоотношений, но этот Божий метод, или «как», при освящении является методом, или «как», для решения проблем взаимоотношений.

Мы можем следующим образом перечислить принци­пы, используемые Богом.

Во-первых, все начинается со стабильного принятия нас Богом на основании Креста. Принятие нас и наша безопасность совсем не зависит от нашего успеха в решении проблем. Мы можем принимать радикальные исправления нашего характера и нашего образа жизни, когда Бог занимается нами, потому что мы знаем, что несмотря на наш успех или неудачу при этих испытани­ях, мы всегда в безопасности, находясь в надежной любви Отца. Этот принцип также оказывается самым главным для успешного решения проблем во взаимоот­ношениях. Теперь я понимаю, что в первые годы моего  брака, я каким-то образом знал, что Дженни безусловно принадлежит мне и нашему браку и будет продолжать любить меня, несмотря на мои проблемы и слабости. Без такой подстраховки во взаимоотношениях всегда сущес­твует опасность, что мы почувствуем, что нас заставляют изменяться, даже когда изменение желательно, или, что иногда еще хуже, почувствуем, что мы получаем право на что-то еще как премию за то, что нам удалось изменить­ся.

Во-вторых, когда мы устойчивы в знания о Божьем принятии. Святой Дух ведет нас к прогрессирующему, конкретному покаянию в греховных поступках и представ­лениях и установлению новых моделей поведения. Именно тогда мы обнаруживаем, что как мы не можем повредить, ранить или изменить Божью любовь к нам, так мы не можем истощить Его настойчивость или обманом заставить Его смотреть сквозь пальцы на то в нас, что как мы знаем, нуждается в изменении. Мы натыкаемся на Его упорную любящую верность.

В живых и возрастающих взаимоотношениях присут­ствует та же прогрессивная ликвидация камней преткно­вения, неправильных действий и отношений. Среди прочего мы обнаружили, что каким-то образом не каждая из сторон требует, чтобы другая сторона измени­ла его или ее способы, а именно взаимоотношения начинают требовать от нас обоих изменения. «Не Линн возложила это на меня, - сказал мне Джордж, - просто наш брак требует, чтобы я улучшил свое поведение в этой конкретной области».

Наконец, когда мы позволяем прогрессивным изменени­ям происходить в нашем характере и образе жизни, чтобы они больше и больше гармонировали с характером Бога, мы переживаем больше и больше радости в наших взаимо­отношениях с Ним. Затем, мы испытываем все больше и больше удовлетворения, когда мы учимся жить для Его славы, а не для нашей собственной. Тот же принцип лежит в центре всех человеческих взаимоотношений. Когда мы учимся подправлять друг друга и согласовывать наши действия и отношения с действиями и отно­шениями другого человека, мы обнаруживаем увеличива­ющиеся радость и наслаждение, когда мы живем не для своего собственного удовлетворения, а для удовлет­ворения друг друга. Если неотданное «я» - это неудов­летворенное «я», то мы также обнаружим, что отданное «я» - это удовлетворенное «я».

Одним из первых результатов истинного примирения часто является то, что многие проблемы исчезают сами собой. Это те проблемы, которые на самом деле были не столько причиной дисгармонии, сколько ее результата­ми. Подобным образом отношения так сильно изменя­ются в процессе примирения, что основные источники трудностей и разногласий просто прекращают свое существование. Когда чувства превосходства и неполно­ценности исчезают, или больше не нужны агрессивность и защитная реакция, конфликты, которые они создава­ли, также пропадут. После некоторого времени мы снова можем смеяться над самими собой и смеяться друг с другом.

Снисходительность

Очень часто, когда люди начинают заново во взаимоотношениях, они решают никогда снова не позволять неразрешенным проблемам накапливаться; когда они берутся за проблему, они остаются с ней, пока она не будет решена. Прекрасное побуждение, но в действи­тельности, если они застрянут с этим решением, они вряд ли протянут дольше, чем до вечера следующего дня. Дело в том, что все множество отличий и трудностей во взаимоотношениях совсем не требует решения проблем. Им нужно то, что Новый Завет называет снисходитель­ностью.

Такие вещи состоят из наших маленьких личных привычек и отличительных черт характера, странностей нашего поведения, способов выполнения дел или выражения себя, которые раздражают другого человека. Обычно, они становятся проблемами, потому что мы уже начали отдаляться друг от друга, между нами уже устано­вилась дистанция. Например, миссионеры приехали домой после служения с поражением не из-за климата, здоровья или преследований, но потому что они не могли вынести храпящего или настаивающего на сне с открытым (закрытым) окном коллегу.

Снисходительность - это способность не раздражать­ся и не огорчаться несправедливо из-за ошибок и слабостей других. Это не просто терпимость, простое терпение или примирение с положением. Это активная терпеливость и ношение бремен друг друга. «Со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением снисходя друг ко другу с любовью»1. Принятие касается человека, снисходительность касается его или ее поведения.

Это священническая добродетель в соответствии с автором письма к Евреям: священник, «могущий снисхо­дить невежествующим и заблуждающим; потому что и сам обложен немощью»2. Это выделяет две главные причины, почему мы часто находим снисхождение трудным: первая - недостаток сострадания и неспособ­ность идентифицировать себя с другим человеком, терпящим неудачу; вторая - нежелание видеть свои собственные слабости и нераскрытые тенденции, которые, возможно, так же раздражают другого человека.

Но если у нас не хватает снисходительности, мы можем идти за ней к нашему великому Первосвященни­ку: «Помыслите о Претерпевшем такое над Собою поруга­ние от грешников, чтобы вам не изнемочь и не ослабеть душами вашими»3.

Снисходительность не обязательно означает, что на данный вопрос не обращают внимание, но она дает терпение и податливость, позволяющие ждать подходя­щее время и подходить к этому вопросу позитивно и с целью помочь. Когда Бог поднимает какой-то вопрос в моей жизни, я часто удивляюсь, что Он так долго мирил­ся с ним, так долго ждал подходящего времени, чтобы  разобраться с ним. Снисходительность, иными словами, освобождает нас от необходимости мгновенной реакции и упреждающего удара.

Более того, она дает нам благодать предпринимать шаги для защиты друг друга от искушения или давления, которое, как мы знаем, вызывает определенные пробле­мы.

Неудаленные обиды из прошлого

Между нами могут возникать другие проблемы, которые, на самом деле, вообще слабо связаны с настоящими взаимоотношениями. Они вызываются тем, что произо­шло с нами в прошлом или вне настоящих взаимоотно­шений и оставило обиды и раны, которые не были исцелены или удалены. Например, много лет тому назад родитель или учитель опустошил вашу юную жизнь взрывом сарказма, который был почти калечащим, потому что подчеркивал то, что, как мы до этого уже боялись, было правдой. Годами память об этой обиде или страх были спрятаны, пока полностью не забылись. Но случайная, полушутливая реплика друга или коллеги случайно содержала некоторые из тех эмоционально нагруженных слов, и резкий, оборонительный и ожесто­ченный отпор у нас на кончике языка; мы знаем, когда произносим его, что он несправедлив, но не можем удержаться.

Такие ситуации другому человеку невозможно уладить, потому что он не может видеть какую-то логичную, понятную связь между тем, что он сказал или сделал, и вашей реакцией. Очень может быть, что вы сами не можете видеть связь и затрудняетесь объяснить причину многократного уничтожения в вашем ответе.

Ситуация может быть еще более критической, если человек пострадал от крушения брака, и женился снова из-за разочарования в любви, или не успев залечить травму от предыдущих взаимоотношений и разобраться с трудностями во взаимоотношениях, которые внесли вклад в крушение брака.

Тем не менее, недостаточно понять, что поведение другого человека не является источником наших реак­ций, хотя нам необходимо признать это и привести непосредственные обстоятельства в порядок. В этом есть позитивная сторона: то, что было погребено, сейчас вышло на поверхность и есть шанс разобраться с этим вопросом. Раны в наших чувствах могут быть исцелены, когда мы чувствуем их; только когда мы соприкасаемся с поврежденной областью, мы можем принести ее к Христу, чтобы Он очистил и исцелил ее. Такие пережи­вания являются частью нашего внутреннего путешествия к здоровью, и позже мы будем бесконечно благодарны за невинную реплику другу или супругу, которая была средством, которое Бог использовал для привлечения нашего внимания к гнойной ране, погребенной внутри нас.

Непреднамеренное зло

Затем, существует область непреднамеренного зла. С ним одновременно наиболее легко и наиболее трудно разбираться. Аспект намерения является центральным в любом понятии о моральном вреде. Я стою в автобусе, и он внезапно останавливается, выводя кого-то из равно­весия. Если он больно наступит мне на ногу, я, возмож­но, пострадаю, но подразумевается, что я не разозлюсь на этого человека, потому что это произошло случайно, не было никакого намерения навредить мне. С другой стороны, если я участвую в горячем споре с кем-то, и он кидается на меня, но промахивается, я могу разозлиться, потому что, хотя он мне не повредил, на самом деле он намеревался сделать это.

Мы можем, конечно, говорить неправду о наших намерениях. Мы можем сказать: «Извини, я не хотел обижать тебя», - в то время как все время мы знаем, что  мы поставили такую цель перед собой. Тем не менее, бывают случаи, когда мы обижаемся на что-то сделанное или сказанное, и при этом не было никакого злого намерения. Здесь у меня есть проблема. Мне кажется, что когда ожидается раскаяние, или даже когда проще­ние милосердно дается за то, что было непреднамерен­ным или неожиданным, возникает серьезный риск непонимания данной проблемы. У другого человека может остаться реальное впечатление о несправедливос­ти, потому что прощение предполагает вину, а намере­ние, ХОстойное осуждения, совершенно отсутствовало.

С другой стороны, последствия нельзя не исправлять только потому что человек не хотел произвести получив­шийся эффект. Мы не можем забыть о результатах этого как просто о «неудаче». Беззаботность или бездумность могут, на самом деле, заслуживать осуждения. Мы должны приводить дела в порядок как можно быстрее, великодушнее и справедливее. Я отвечаю за результаты своего поведения, если даже оно дает результаты, которые я предвидел и не намеревался производить.

Наконец, существуют настоящие ошибки, которые нужно рассмотреть, и с которыми нужно разобраться до того, как мы сможем пойти дальше. Их невозможно избежать, и не следует откладывать. Если к ним не обра­щаться, они принесут во взаимоотношения настоящий стресс и напряжение. Более того, если эта ошибка продолжает существовать, мы сеем семена крушения взаимоотношений. Но как нам нужно разбираться с ними?

Реабилитация гнева

Я считаю, что существует важная область непонимания или недостатка понимания природы и должного места гнева. Конрад Баарз, христианский психолог, писал об апатии среди стольких многих христиан к такому социальному злу, как аборты, порнография, нищета и

дискриминация. Он предположил, что одной из причин этого является тот факт, что учение Церкви о гневе было почти полностью негативным.. Христиане не могут любить такие вещи, но их также учили, что гневаться неправильно. Результатом этого является либо апатичное пораженчество, либо бесстрастный протест. Это настрое­ние было прекрасно схвачено в стихотворении У. Б. Уитса «Второе пришествие»,

"Все распадается, костяк всего упал,

Анархия кругом свой правит бал,

Кровь хлынула мерцающей рекой,

Везде топя невинности остатки; 

У тех, кто лучше, осужденье умерло,

Активны лишь готовые на зло".

Печально, но часто на стороне зла больше страсти и интенсивности чувств, чем на стороне добра.

Что такое гнев?

Одна из проблем заключается в том, что в нашем языке нет готового способа для различения между гневом, как „чувством и гневом, как поведением, но это различение имеет первостепенную важность.

Гнев является одной из эмоций, данных Богом; он, на самом деле, является одной из аварийных мобилизующих эмоций, и ее функция — высвободить умственную  энергию, которая даст нам возможность выстоять при  кризисе или опасности. Некоторые из других слов, которые ассоциируются у нас с гневом, выражают тот же тип энергии: подумайте, например, что несут такие слова, как негодование, рвение, ярость и гнев.

Но гнев, как чувство, сам по себе морально нейтра­лен. Он может вести как к греховному поведению, так и к праведному поведению. «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем; и не давайте место диаволу»4. Это различие между чувством и поведением ясно видно во взаимоотношениях между Каином и Авелем. Мы читаем в Бытии 4:5-7: «...Каин сильно огорчился, и поникло лице его». Затем Бог говорит Каину:  «Почему ты огорчился? и отчего поникло лице твое?» Заметьте, что о чувствах только спрашивают, они не осуждаются, но затем следует предупреждение: «Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним». Главное в случае с Каином, как и с нами, его поведение, а не его чувства.

Когда необходим гнев?

Гнев - это эмоциональная реакция, целью которой является мобилизация нас на действие, которое следует предпринимать в ситуациях, подобных следующим:

1. Нейтрализовать оскорбление или вред, причиненные нам или тем, кого мы любим, или за кого мы несем моральную ответственность. Если мы не гневаемся на очевидную жестокость к детям, женщинам, беспо­мощным людям, животным, у нас серьезные пробле­мы с моральной чувствительностью.

2. Защитить себя или тех, кого мы любим или то, что считаем дорогим для себя от вреда опасности, от продолжения или повторения вредоносного действия.

3. Требовать извинения, покаяния, восстановления и возмещения за совершенные оскорбления или вред, и

4. Дать другому человеку знать, как мы чувствуем себя, чтобы дать ему или ей возможность исправиться и обращаться с нами более справедливо и милосердно в будущем. Вы можете вспомнить случай, когда вы, наконец, по-настоящему разгневались на неправиль­ное поведение какого-то человека, а он изумленно сказал: «Извини, я не знал, что ты так это восприни­маешь».

Вам не нужно много читать Евангелие, чтобы понять, что временами Иисус гневался. Когда Он изгонял менял из храма, нетрудно представить тон его голоса: «Как вы осмелились превратить дом Отца Моего в базар!» Стих,

который ученики, устрашенные Его возмущением, вспомнили, был: «Ревность по доме Твоем снедает Меня»5.

Это картина контролируемой силы и направленного морального рвения. Она суммируется в самой живой из всех фраз, используемых для описания Божественной энергии, высвобожденной против греха и зла — «гнев Агнца».

Когда гнев оправдан?

Мы уже обращались к случаю, когда чувства и поведение идут вместе, но они раздельны, и их необходимо разли­чать. Необходимо рассмотреть следующий вопрос: «Как прежде всего я узнаю, оправдан ли мой гнев?»

Эмоциональные реакции в большой степени являются (результатом нашего восприятия, то есть если я замечу V опасность, на самом деле отсутствующую, или несущес­твующую угрозу, я отреагирую ненужным и бесполезным гневом. Так же если то, что защищается, не является тем, что я должен был защищать мою гордость, мое тщеславие или какое-то весьма ложное и пустое мнение. В таких случаях необходимо направлять мое восприятие и различение, мне необходимо «видеть» вещи в реальной перспективе.

Важно понять, что эмоции, хотя и являются важной мотивирующей силой поведения, не должны направлять наше поведение. Наше поведение должно направляться совестью, разумом и волей. Гнев может мобилизовать меня на встречу того, что я рассматриваю как опасность, но я не должен быть увлечен этим гневом. Я должен выбрать правильную реакцию в соответствии с моим пониманием и моим духом. На самом деле, эмоции построены так, что они примут решение с помощью этих более важных частей человека, и энергии, которую они произведут, хватит на придание реакции силы.

Даже если правильная реакция заключается в ничего неделании, например, в терпении и прощении, эмоции не подавляются и не отвергаются этим решением. На  самом деле, через принятие этого решения воли эмоции все равно задействованы.

Еще одно слово, используемое для описания гнева - это пыл. Первоначальное значение этого слова очень интересно, оно связано с описанием процесса закалива­ния стали. Гнев должен закаливать нас для кризиса так же, как сталь закаляется при обработке. Но если эмоци­ональной энергии гнева позволить свободно действо­вать, мы говорим: «Я вышел из себя», - что на самом деле и происходит. Мы теряем способность управлять собой в драке, подобно взбесившемуся боксеру.

Различение между чувствами и поведением может также помочь нам увидеть, как гнев можно направить в  русло созидательного примирения. Во-первых, нам V нужно признать и рассмотреть свой гнев, чтобы решить, является ли он законным, оправданным, или на самом деле, это проблема, с которой нужно бороться.

Если он оправдан, то нам нужно признать и принять гнев и позволить его мобилизующей энергии обеспечить подъем в нас, чтобы мы могли противостать обстоятель­ствам. Если при этом присутствует нарушение или вред, с которыми необходимо разобраться, нам нужно сделать это честно и с состраданием. Гнев и сострадание не являются несовместимыми. Необходимо трезво посмот­реть на проблемы до того, как можно заниматься проще­нием. На самом деле, преждевременное прощение или, попытка пойти напрямик, не касаясь неприятных вещей тоже часто завершается тем, что все просто погребается. То же происходит, когда люди так боятся гнева, что подавляют его до того, как у него есть возможность выразиться. В обоих случаях гнев уходит в подполье, чтобы питать обиду. Обида означает, что одно и то же испытывается снова и снова. Она также может произвести злобу, ожесточение и депрессию. Вспомните стихот­ворение Блейка «Отравленное дерево»:

 


На друга как-то я был зол,

Открыл мой гнев, мой гнев ушел,

Когда я зол был на врага,

Я скрыл свой гнев, и злость росла.

И ночь и день она росла,

Пока свой плод не принесла,

Мой враг увидел блеск плода,

И мысль к нему одна пришла.

Прокрался в сад мой тихо он,

Когда накрыла ночь мой дом,

С утра был рад увидеть я,

Лежащий труп того врага.


Путь к прощению

Когда вы уже обратились к проблеме, необходимо признать вред, принять на себя ответственность и искать прощения. Ограниченное и разбавленное извинение не подойдет здесь. Фразе: «Я прошу прощения», - часто не хватает необходимого признания вреда. Я могу изви­ниться, а сам буду думать, что вы заслужили все это, но теперь у вас нет пути назад, потому что я извинился.

Мне нужно признать откровенно и смиренно: «Я был неправ. Я виноват, что обидел тебя. Я прошу простить меня».

Иногда, нам нужно сделать или предложить возмеще­ние, восстанавливая пострадавшей стороне то, что он или она потеряли, или эквивалент этого каким-то возможным путем. Возмещение является хорошим показателем покаяния, но опять же, конкретные его формы могут лучше всего определяться сторонами, которые уже примерены друг с другом.

Когда человек, который поступал неправильно, признает это, и просит прощения, его всегда нужно давать, даже, как сказал Иисус, до седмижды семидесяти раз6. Но давайте разрушим некоторые неправильные представления, которые часто приносят смятение в деле прощения.

Во-первых, прощение не говорит, что то, что было неправильным, правильно и не говорит, что это не важно. Я помню одну женщину, пытавшуюся простить мужа за развал их брака, когда он привел свою новую подружку и ждал, что его жена будет ухаживать за ними. Она сказала: «Как я могу простить это, когда это было так ужасно?» Прощение в этом смысле отличается от помилования; только Бог может помиловать нас за наш грех. Прощение связано с нашими чувствами и нашей реакцией на тех, кто ранил нас. Это позволение или уйти от обвинения и возмездия в смысле наших желаний о них.

Когда нас просят о прощении, дать его — это выбор, сделанный нашей волей. Мы держим что-то на них нашей волей, и нашей же волей мы можем дать этому уйти. И прощение эффективно закрывает вопрос, потому что когда я прощаю человека, я ему говорю следующее:

«Я никогда  не напомню тебе об этом снова — все прощено. Я никогда не упомяну этого в разговоре с кем-то другим — все прощено. Я никогда не вспомню этого в тягостных раздумьях или в моменты жалости к себе - все прощено».

С таким прощением чувство гнева друг к другу быстро отступает. Если так не происходит, Иисус дает наиумнейший психологический совет: каждый раз, когда всплывают негативные чувства, молитесь за этого, человека, благословляйте его или ее и, если представит­ся шанс, делайте ему добро. Негативные чувства быстро испарятся.

Что если нет ответа?

Мы неоднократно указывали на важный элемент взаим­ности во взаимоотношениях. Они не могут создаваться в одностороннем порядке, сохраняться в одностороннем порядке и быть примиренными в одностороннем поряд­ке. Что происходит, когда другая сторона отказывается  быть примиренной или отказывается признать существо­вание проблемы или взять на себя какую-либо ответ­ственность за нее?

Наилучшее высвобождение для наших чувств в таких болезненных ситуациях - одностороннее и безусловное прощение. «0тче! прости им, ибо не знают, что дела­ют". Этим не достигается примирение, но это освобож­дает нас от власти обстоятельств и предотвращает вторжение злобы и обиды. Иисус пошел обратно к Отцу без единой ожесточенной мысли или мысли о мести по отношению к тем, кто упорно отказывался примириться с Ним и преднамеренно и жестоко убили Его. Если мы прощаем, мы можем быть исцелены от всякого наследия уязвленной гордости и обиды. Возможно, нам придется доверить будущее данных взаимоотношений в Божьи руки, если у них на самом деле есть какое-то будущее, но оно больше не угрожает нашему росту, нашему здоровью и нашему миру.

 

Примечания


1. Ефесянам 4:2

2. Евреям 5:2

3. Евреям 12:3

4. Ефесянам 4:26-27

5. Иоанна 2:16-17

6. Матфея 18:22

6.      Луки 23:34


 

 

Приложение А

Восстановление разрушенного доверия

 

Восстановление доверия настолько затруднительно и проблематично, что каждый оттенок доверия требует к себе особого отношения, даже когда это кажется малый и касается чего-то незначительного. Этому предмету уделяется очень мало внимания сегодня даже несмотря на то, что если я нарушу мое слово, а потом извинюсь и попрошу прощения, то часто мы считаем, что мы сделали все необходимое для восстановления доверия.

Когда доверие разрушено, любой действительный процесс восстановления должен включать в себя следую­щие четыре шага, из которых ни один нельзя пропус­тить, принебречь или переступить.

 

1. Покаяние

Истинное покаяние включает в себя гораздо больше, чем простое извинение или выражение сожаления о случив­шемся. Оно требует со стороны обидчика:

(а)   Чистосердечное признание, что праведный закон Божий был нарушен, и что его нельзя было нару­шать. Нарушенный закон является законом исти­ны и верности, и нарушение является наладкой на характер Бога, Который является Верным и Ис­тинным1 и чьи слова также истинны и верны2.

(б)   Чистосердечное признание личной вины, без извине­ний и рациональных оправданий. Рационализм —

191

это найти причину, оправдывающую наше поведе­ние, которая на самом деле не является действи­тельной причиной, но служит удобным оправдани­ем нашего эгоизма.

(в)   Чистосердечное намерение покончить с этим и вернуться к послушанию закону, который был нарушен*

(г)   Вера, что обиженная сторона готова простить, и делает это не только как пережившая личный ущерб, но как сторона, пережившая нападку на Божий закон* Это очень важно. Для того, чтобы с неправильным действием поступить по-праву, прощение нужно воспринять также серьезно, как покаяние, никогда не удовлетворяясь выражением:  «Да ничего, это не имеет значения». Прощающий в своем прощении исполняет высший закон, который был нарушен.

2. Возмещение

Это в высшей степени важно, не для сути прощения, но для сути восстановления. Ключевой отрывок, рассматри­вающий потерю доверия — Левит 6:2-6 — гласящий, что если человек обманул своего соседа в отношении чего-либо доверенного ему, или он поступил с ним лукаво, то

1. Он должен возвратить доверенное ему, или похищен­ное лукаво,

2. Он должен все возместить в полноте, добавить пятую часть ценности и вернуть владельцу,

3. Он должен принести жертву повинности священнику  во искупление его греха.  Возмещение - это не стремление заработать проще­ние, это починка надломленного, за все неправильное, что было допущено ранее, чтобы взаимоотношения могли быть восстановлены. Это может включать в себя публичное извинение, если поступок повел за собой крушение доверия людей, или это может в себя включать  сознательное служение человеку, перенесшему ущерб, либо лишить себя определенной свободы или интересов, отдавая больше времени жене, которая много терпела из-за наших неправильных поступков. Особая форма возмещения должна произойти из взаимного согласия между двумя сторонами в соответствии с обстоятельства­ми и исцелением, необходимым во взаимоотношениях.

3. Искупление

Мы уже видели, что единственное место, где мы можем обнаружить источник восстановления доверия - это Крест Иисуса Христа. Смерть Иисуса была ультиматив­ным выражением человеческого доверия: «Отче! в руки Твои предаю дух Мой»3, Он позволил всем последствиям и Своему будущему уйти из Его собственных рук, вложив все это в руки Своего Отца. Из-за этого. Крест является Божественным источником доверия, который может вернуть человеку уверенность доверять снова, после того, как первоначальное доверие было утеряно. В то же самое время он может превратить даже неверного и двойственного человека в достойного доверия.

4. Переориентация

Следующий важный аспект восстановления, которым часто пренебрегали, это готовность потратить опреде­ленное время на восстановление различных сфер нашей жизни, которые нуждаются в восстановлении. Это - работа освящения, следующая за действием веры в искупление. Сознательная дисциплина необходима, даже несмотря на то что необходимо пройти болезненный процесс. Часто необходимо иметь возле себя доверенное лицо, духовного друга, который может быть одновремен­но и сострадательным и объективным, и кто может помочь человеку восстановиться, трезво провести его  через все неосознанные моменты самозащиты, закрыва­ющие истину.

Переориентация должна затронуть следующие главные аспекты:

(а) Какова же природа неудачи? Что случи­лось?

 

Это может быть одна главная и очевидная сторона доверия, повлекшая за собой крушение или это может быть целый перечень нечестностей, лукавства, обмана и нарушенных обещаний, что необходимо с терпением исправить и установить факты. Очень часто имеется в наличии большая степень смущения в разуме, что мешает увидеть вещи, такими, какие они есть.

(б) Какова причина неудачи? Почему это про­изошло?

 

Это требует даже большей заботы и прозрения, потому что мы любим все сваливать на причины. Может быть человек боится довериться, и если так, то почему? Может быть он проходит через трудные обстоятельства из-за своего безразличия или беззаботности, и затем ищет простого выхода из создавшейся ситуации? Пока­зывает ли неудача черту характера, которую необходимо исправить, например, проблемы с похотью, злостью или нечестностью? Может быть у человека необычное желание одобрения со стороны окружающих, или любви, или восхищения?

Цель - помочь человеку понять проблемы, с которы­ми необходимо разобраться, но также убедить его с уверенностью, что он может преодолеть их.

(в) Как можно исправить причину или причины неудачи?

 

Это означает развитие особой стратегии, как исправить опасные или ненужные черты поведения и вместо них развить полезные и разумные. Может быть потребуется  служение эмоционального или внутреннего исцеления, или разрушить рабство или связи, чье существование может быть вскрыто по ходу дела, но в первую очередь - это пойти дальше простого понимания характера проблемы, начав незамедлительное действие.

В то же самое время, когда восстановительная работа будет в действии, необходимо предпринять шаги для построения доверия, как это было описано ранее.

 

(г) Как мы можем знать, что слабости и паде­ния преодолены?

 

Требуется время, не только для полного посвящения человеку предписанному курсу действий, но также Божьей работы в его жизни. Но также необходимо увещевание и признание прогресса, еще до того, как человек будет расти в уверенности, что он начинает преуспевать в сферах, где ранее терпел неудачу.

Восстановление, когда способность доверять была повреждена

Человек, который доверял, но в последствии разуверился, может быть пережил такую глубокую рану, что ему трудно доверять кому-нибудь снова. У псалмиста, по-видимому, было подобное переживание: ”Я веровал, и потому говорил: я сильно сокрушен, Я сказал в опрометчи­вости моей: всякий человек ложь»4.

Для таких людей, восстановить доверие можно только через благодать Божью, и это может сопровождаться:

 

Исцелением ран в человеческом духе н эмоций

 

(а)   Человеку необходимо простить тех, кто причинил ему боль или предал их доверие, и позволить всей горечи уйти. Если я схватился за свою горечь и не отпускаю ее, то я закрываю двери Христу, потому

что Он не может исцелить меня; делая это Он будет как-бы оправдывать мои горькие чувства.

(б)   Человеку важно понять, что Иисус знает все его чувства, что значит быть жертвой неверности и предательства. Но так как Он сам пережил неверо­ятный ужас до самых пределов, то Он способен исцелять нас.

(в)   Исцеление должно быть принесено в силе Святого Духа, Который берет исцеление, истекающее из Креста и вносит его в наши сокрушенные сердца5.

Исследование причин нарушенного доверия

 

Необходимо подумать об обстоятельствах, окружающих разрушенное доверие, так как из них можно извлечь важный урок, или там могут быть моральные или духовные моменты, с которыми необходимо полностью разобраться, подобные следующим:

(а)   Может быть доверие было неоправданным или глупым, например, не зная характера человека или игнорируя явные предупредительные сигналы?

(б)   Может быть доверие было построено на ложных или эгоистичных причинах, например, чтобы обезопасить личные претензии, или в качестве части взаимоотношений, которые сами по себе были ложными?

(в)   Может быть доверие само по себе было идолопок­лонством, то есть на человека возлагали надежду в отношении того, в чем следует полагать надежду только на Бога, например, надежду на безуслов­ную и неизменную любовь и принятие? Если это так, человек не виноват в том, что он не может дать то, что может дать только Бог.

Активное вдохновение человека доверять Богу

 

Способность и готовность человека доверять Богу нужно поддерживать и укреплять. Им необходимо открыть скалу под своими ногами. «К Тебе, Господи, возношу душу мою. Боже мой! на Тебя уповаю.,. Да не постыдятся и все  надеющиеся на Тебя»6. Даже самое израненное и сокру­шенное сердце может положиться на Него.

Общение с достойными доверия людьми, чтобы переживший трагедию человек смог восставить свое доверие к людям

Правила, необходимые для восстановления доверия, приведены везде, но отметьте особенно:

(а) Начните с малого, первые шаги должны быть простыми и безопасными.

(б)  Дайте человеку время, чтобы он почувствовал себя удобно с той мерой доверия, которую они способ­ны дать. Дайте им утвердиться.

(в) Стройте мало-помалу, будьте терпеливы, не идите сразу слишком далеко.

(г)  Отметьте каждый успешный шаг, предпринятый ими, и поддерживайте каждый раз, в случае неуда­чи. Просто начните все с начала.

(д) Ответьте на доверие доверием. Человек, пережива­ющий доверие к себе, берет на себя риск доверять сам.

Примечания


1. Откровение 9:11

2. Откровение 22:6

3. Луки 23:46

4. Псалом 115:1-2

5.Исайя61:1

6. Псалом 24:1-3


 

Приложение Б

Синдром «друг друга»

В Писании существует значительное число отрывков, подчеркивающих взаимность взаимоотношения. Они выделяются оборотами «друг друга»* и «один другого»* и представляют важный источник для построения взаимоотношений.

Здесь они собраны под заглавиями, являющимися четырьмя факторами, которые мы обсудили в этой книге.

Любовь

1.Любите друг друга (Иоанна 13:34; 15:12, 17; Римлянам 13:8;

1 Петра 1:22; 1 Иоанна 3:11, 4:8).

2.Будьте братолюбивы друг ко другу (Римлянам           12:10).

3.Заботьтесь друг о друге (1 Коринфянам 12:25).

4.Будьте добры друг к другу (Ефесянам 4:32; 1 Фессалоникийцам 5:15).

5.Снисходите друг ко другу (Колоссянам 3:13; Ефеся­  нам 4:2).

6.Прощайте друг друга (Ефесянам 4:32; Колоссянам    3:13).

7.Утешайте друг друга (1 Фессалоникийцам 4:18).

8.Будьте страннолюбивы друг ко другу (1 Петра 4:9).

9.Служите друг другу (Галатам 5:13).

10.Носите бремена друг друга (Галатам 6:2).

11.Молитесь друг за друга (Иакова 5:16).

12.Будьте сострадательны друг ко другу (Ефесянам     4:32).

13.Приветствуйте друг друга святым целованием (1 Коринфянам 16:20;

1 Петра 5:14).

14.Не обижайте друг друга (Левит 25:14).

15.Не уклоняйтесь друг от друга (1 Коринфянам 7:5).

Доверие

16.       Повинуйтесь друг другу (Ефесянам 5:21).

17.       Признавайтесь друг перед другом в проступках (Иакова 5:16).

18.       Говорите истину друг другу (Захария 8:16).

19.       Будьте единомышленны между собою (Римлянам        12:16).

20.       Не лгите друг другу (Колоссянам 3:19).

21.       Не злословьте друг друга (Иакова 4:11)

22.       Не сетуйте друг на друга (Иакова 5:9).

23.       Не судитесь у нечестивых (1 Коринфянам 6:6).

24.       Не раздражайте и не завидуйте друг другу (Галатам 5:26).

Уважение и почтение

25.       Принимайте друг друга (Римлянам 15:7).

26.       Увещевайте друг друга (1 Фессалоникийцам 5:11;

           Евреям 3:13, 10:25).

27.       Назидайте друг друга (Римлянам 14:19; 1 Фессалоникийцам 5:11).

28.       Принадлежите друг другу (Римлянам 12:5).

29.       Почитайте друг друга (Римлянам 12:10).

30.       Умывайте ноги друг другу (Иоанна 13:14).

31.       Почитайте один другого высшим себя (Филиппийцам 2:3).

32.       Будьте смиренными по отношению друг к другу (1      Петра 5:5).

33.       Поощряйте друг друга (Евреям 10:24).

Понимание и познание

34.       Имейте общение друг с другом (1 Иоанна 1:7).

35.       Имейте мир между собою (Марка 9:50).

36.       Научайте друг друга (Колоссянам 3:16; Римлянам      15:14).

37.       Вразумляйте друг друга (Колоссянам 3:16).

38.     Назидайте самих себя (Ефесянам 5:19).




Категории: Этика

Данный материал предназначен исключительно для предварительного личного ознакомления посетителей этого сайта. Любое коммерческое и иное его использование запрещено.








Комментарии:
№5. GreyhglVT 17.02.2018 17:49
Проблемы на финансовом рынке?
- http://bit.ly/2pJ9LnO
Получение займа онлайн на карту за 20 мин. Смотрите здесь: http://bit.ly/2CqMXQW - срочно взять деньги в долг

*money**


№4. GreyofzVT 17.02.2018 17:41
Проблемы на финансовом рынке?
- http://bit.ly/2pJ9LnO
Получение займа онлайн на карту за 25 минут. Заказать здесь: http://bit.ly/2oQUzUu - займ без карты

*money**


№3. GreyqsgVT 17.02.2018 05:26
Требуются деньги на короткий срок?
- http://bit.ly/2CqMXQW
Выдача в день сделки кредита онлайн на карту за 15 минут. Получить здесь: http://bit.ly/2pJ9LnO - дать деньги в долг

*money**


№2. GreyovaVT 16.02.2018 10:39
Срочно нужны деньги?
- http://bit.ly/2oQUzUu
Выдача в день сделки займа онлайн на карту за 20 мин. Перейти здесь: http://bit.ly/2pJ9LnO - взять кредит

*money**


№1. CraigFusRR 13.02.2018 12:00
Проблемы на финансовом рынке?
http://bit.ly/2rKcT8q - нужны деньги в долг
Получение кредита онлайн на карту через 30 мин. Получить здесь: http://bit.ly/2GqEuPd
_z*





Добавьте Ваш комментарий
Ваше имя:
Ваш email:
Ваш комментарий:
Защита от спама. Введите сумму чисел: 3 плюс 4 =
 
Reformed.org.ua (©) 2005-2016