28.04.2010
Скачать в других форматах:

Карел Дедденс

Служение завета

 

Данный текст взят из периодического издания «Трубный глас» («Clarion»), том 37, №12 (1988)

 

Говоря «богослужение», мы также подразумеваем «служение завета». И не потому что эти понятия абсолютно идентичны, а потому что на богослужении всегда присутствует завет Бога со Своим народом. Заключая  завет со Своим народом, Господь хочет жить вместе с ним. Он возвещает Свое Слово этому народу и возбуждает отклик в его сердце. По этой причине в пустыне был построен дом для Бога, и поэтому эта обитель получила название «скиния собрания». Так как Израиль мог разделять милостивое общение с Богом, псалмопевец восклицает в Псалме 83: «Истомилась душа моя, желая во дворы Господни».

Помимо самого места собрания Бог также установил и постоянное время собрания. На седьмой день приходилось святое собрание. Священники созывали народ звуком серебряных труб и, как это часто подчеркивается в Псалмах, такое собрание считалось праздничным.

Жертва примирения является центром богослужения в ветхозаветном храме. В установленный Господом для этого святого собрания день жертва приносилась вдвое больше. Всему собранию было ясно показано, что общение с Богом основывалось на искупительной крови. «Без пролития крови не бывает прощения» (Евр. 9:22). Ветхозаветное богослужение показывает встречу двух сторон завета. На основании крови искупления они осуществляют общение. В день, посвященный этой цели, в день встречи, Господь созывает Свой народ.

В Ветхом Завете Бог обратился к Своему народу с радостным известием об искуплении. Он дал Израилю Свое имя и благословил его. Милость Божья была показана народу посредством служения священников в храме. Народ также слышал о Боге посредством наставления священников.

Но также активной была и вторая сторона этого завета. Народ приближался к Богу с фимиамом своих молитв и приходил к Нему с гимнами ликования.

 

Литургия

В Новом Завете появляется слово leitourgia. Это греческое слово, которое фактически значит «служение для благополучия людей». Это служение не имеет отношения к каким-либо частным или индивидуальным событиям, а относится к общине. Речь идет о людях в целом. Мы должны рассматривать людей как сообщество, объединенное в форму «полиса», города-государства.

Наше слово «литургия» является производной формой этого слова, мы его также используем для наших богослужений.

Но в первую очередь это слово обозначает «официальное положение и труд Христа, в котором и через который Он в совершенстве выполнил ветхозаветное поклонение, принеся истинную жертву, и сейчас завершает Свой труд как первосвященник в реальном небесном святилище».

После того как Христос положил начало новому завету, слово «литургия» становится указанием на богослужение, которое имеет место в собраниях паствы. Жертвенник и жертвоприношение исчезли. Искупление совершилось. Предзнаменования исполнились. Сейчас это называется собранием – собранием церкви, собранием общины.

Центральной идеей новозаветного богослужения является встреча Бога и Его народа в собрании вознесенного «Христа и народа» в день воцарения Христа, в первый день недели. Теперь всякий раз, когда двое или трое (наименьшее возможное количество) собраны в Его имя, там и Он пребывает посреди них. Во время богослужения две стороны завета находятся вместе. Бог – первая и главнейшая из них. Инициатива исходит от Него. Он созывает собрание. Но эти две стороны встречают друг друга во взаимной любви. Следовательно, собрание также проявляет активность: оно может молиться и петь. Но такой отклик побуждается Богом, Который, как первая и главная сторона завета, приходит, чтобы встретиться со Своим народом.

 

Без установления

«Хорошо, – скажет кто-то, – но есть ли где-нибудь точное установление литургии?» Разве не правда, что все, относящееся  к литургии, в действительности является вопросом традиции?  Значительная роль традиции в вопросах литургии подтверждается тем, что каждое ее изменение часто рассматривается многими как покушение на их духовную жизнь.

Согласно Бельгийскому исповеданию веры, артикулу 7, мы исповедуем, что «нам не позволительно ставить наравне с Божественным Писанием любые человеческие писания, как бы ни были святы написавшие их. Равным образом, мы не должны ставить обычай или мнение подавляющего большинства людей, или древность, или преемственность времён и лиц, или соборы, или постановления, или законы наравне с истиной Божьей». Наши отцы очень ясно выражали свой протест против римо-католиков с их традициями. Традиция не имеет такой же важности и не находится на одном уровне со Словом Божьим, не говоря уже о том, чтобы за традицией оставалось решающее слово.

Снова и снова мы должны Божьим Словом испытывать церковные дела, в том числе и вопрос о литургии. Мудро также и то, что в статье 50 в последнем предложении Церковного уклада  говорится: «Церкви, находящиеся за рубежом, не должны быть отвергаемы из-за несущественных вопросов церковного уклада и духовной практики». В этом отношении в прежние времена подразумевались главным образом те вопросы, которые относятся к литургии.

Я думаю, что отчасти прав тот, кто говорит, что нигде в Библии нет установления о литургии и что многое в ней основано на обычае. Тем не менее, мы должны добавить две вещи. Во-первых, несмотря на то, что не все, что относится к церковной литургии, предписано в Библии,  она дает определенный основной образец, из которого и взята вся литургия. Во-вторых, не все обычаи являются неверными. Существует также и добрая традиция, которая не лишена достаточного основания.

 

Основной образец

Основной образец литургии для церкви новой диспенсации дается в той же главе, в которой говорится об излиянии Святого Духа, а именно, во второй главе книги Деяний. Упомянув о значительном увеличении церкви в день Пятидесятницы, Лука говорит в стихе 42: «И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах». В сущности, это четыре элемента, которые можно назвать решающими для диспенсации церкви Нового Завета. Под учением апостолов подразумевается вероучение, преподанное самими апостолами. Истолковать это мы можем так: чтение и проповедь Слова Божьего. Из RSV (пересмотренная стандартная версия Библии)  нам не вполне ясно, что «общение» является новым элементом. Греческое слово конкретно  говорит об участии святых, а именно о том, что позднее было названо «приношением» или «пожертвованием» во время богослужения. Вначале приношениями верующих были природные дары. Таким образом, бедные обеспечивались богатыми. Третьим элементом является преломление хлеба, которое является совершением Вечери Господней. В Коринфской церкви этому предшествовала так называемая Вечеря любви (agapai). В заключение, во второй главе книги Деяний, Лука упоминает молитвы. Похоже что молитвы были неотъемлемой частью богослужения уже в начале существования Церкви Нового Завета.

Прослеживая эти четыре элемента, можно заметить поразительную очередность: учение – общение – таинство – молитва. Это очередность Слова и ответа в Божьем завете. Первым выступает учение, чтение и толкование Слова Божьего, в котором говорит Сам Господь. Затем следует ответ паствы через участие святых: забота друг о друге. И опять Господь приходит со Своими обещаниями в таинстве и преломлении хлеба, за которым следует ответ в молитвах Божьего народа (молитвах, которые в то же время являются приношениями благодарения), а также иногда в песнопении общины.

Когда мы поставим  элементы богослужения, внесенные после дня Пятидесятницы, рядом с толкованием Четвертой заповеди закона Божьего завета в Гейдельбергском катехизисе, то увидим поразительную согласованность. В 38-м воскресном дне, со ссылкой на Деяния 2:42, говорится о том, что необходимо поддерживать евангельское служение, и что особенно в день покоя  следует регулярно посещать Церковь Божью, чтобы: 

1.      слышать Божье Слово;

2.      приступать к таинствам;

3.      открыто обращаться к Господу;

4.      приносить пожертвования для бедных.

Некоторые усматривают в этих четырех элементах точный порядок поклонения. Чтение и проповедь Слова Божьего является наиболее важной частью, которая, следовательно, и выступает первой. Затем следуют таинства, как средство акцентирования и подтверждения Божьего Слова. Кроме того, упоминаются молитвы, содержащие ходатайства, и, наконец, ответ общины проявляется в христианском милосердии. Здесь проводится четкая параллель с тем, о чем говориться во второй главе книги Деяний, посредством чего очень ясно показаны две стороны и два участника Божьего завета.

 

Случайная разработка?

Если мы сейчас обратим внимание и на другие занявшие свое место составные части богослужения, то станет ясно, что они сгруппированы вокруг четырех основных элементов, упомянутых во второй главе книги Деяний и в 38-м воскресном дне Гейдельбергского катехизиса. Конечно, здесь сформировалась определенная традиция, но это не означает, что произошло какое-то случайное добавление. Своей отправной точкой мы принимаем второй порядок поклонения, как рекомендовано Синодом Кловердаля 1983 года (Предписания Поклонения Б, Книга Поклонения, стр. 582 и далее), потому что эти порядки восходят к Кальвину, который сам всегда указывал на порядки ранней Церкви. Таким образом, в проведении воскресного служения мы следуем этим 16-и элементам.

1.      Торжественное обещание. Здесь мы цитируем последний стих Псалма 123 – это одна из Песен Восхождения (Пс. 120-134). Эти Псалмы пелись во время процессии, когда израильские паломники восходили на гору Сион по случаю одного из трех великих храмовых праздников в израильском году. Затем народ Израильский шел, чтобы предстать перед Господом, Богом завета, чтобы поклониться Ему, призвать Его имя, так как их единственное спасение находилась в имени Господа, Всемогущего Бога, создавшего небо и землю. Израиль зависел от живого присутствия Господа. То же можно сказать и о сегодняшнем Божьем народе, начинающем каждое богослужение в полной зависимости от Бога завета, сотворившего все видимое и невидимое.

2.      Приветствие. Приветствуя общину в начале своих посланий, Апостол Павел указывает на обильные обетования Божьего завета, в котором Господь обращается к Своему народу со всей Своей благодатью и миром. Апостол Иоанн говорит то же самое в последней книге Библии. Точно таким же  образом приветствие общины во имя Бога следует за торжественным обещанием. Устами служителя произносятся такие же слова, как и в Первом послании к Коринфянам 1:3, Первом послании к Тимофею 1:2 и книге Откровения 1:4 и 5а, но на самом деле это Слово Самого Бога; Сам Господь Бог приветствует Своими обетованиями Свой народ завета.

3.      Пение общины. Затем, после Слова обетования, выраженного в приветствии, следует ответ – Псалом  со стороны народа Божьего завета. Совершенно очевидно, что это пение имеет ответный характер. Это не просто какая-то произвольная песня, а ответ на Божье Слово обетования. Я бы хотел здесь заметить, что каждый Псалом Библии должен быть принят во всей его полноте. Поэтому желательно, если это возможно, петь не просто одну или две строфы, но весь Псалом, как это делал Израиль. Конечно, многие Псалмы слишком длинные и могут занять слишком много времени, если петь их целиком, но важно заметить, что в идеале нужно петь не одну единственную строфу, а весь Псалом.

4.      Десять заповедей Завета. Они могут быть взяты из книги Исход 20:2-17 или Второзаконие 5:6-21. Уже в Ветхом Завете чтение закона Господа было важным элементом богослужения, то же самое можно сказать и о синагоге.  До Реформации в XVI веке кое-где во время богослужения читался закон Господа, а Кальвин вновь ввел регулярное чтение закона на богослужении. Собственно, название закона не совсем правильное, так как в 20-й главе книги Исход (также как и в 5 главе книги Второзаконие) существует четкая связь между обетованием и обязательством Божьего завета.

Сначала мы читаем вступительные слова закона, которыми Господь Бог заявляет о Себе. Я обращаюсь к предложению, написанному в начале 20-й главы книги Исход (мы слышим его каждое воскресное утро во время богослужения): «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства». Мы должны всегда помнить, что значит это предложение. Это не просто вступление, которое имеет немного или вообще ничего общего с содержанием Закона Божьего, но эти вступительные слова являются Божьим ОБЕТОВАНИЕМ, сопровождающим все десять заповедей. В этом обетовании Господь Бог заявляет о Себе как о Боге Завета, могущественном и превознесенном. Но вместе с тем Он открывает Себя как Бога, Который, из величайшего милосердия к Своему народу, склоняется и хочет проявить Себя в качестве Отца Своих детей.

Следовательно, в этих вступительных словах с самого начала есть две цели, которые мы должны помнить наряду со всеми заповедями Божьими, а именно, что в этом обетовании Господь заявляет о Себе как о Боге Всемогущем, Который превознесен выше всех творений. Но в то же время Он объявляет Себя Богом Завета, Который прославляется Своими великими деяниями в истории, и Богом общения и дружеских отношений в Его завете.

Затем следуют Десять заповедей, выражающих обязательства завета. Эти десять заповедей всегда должны читаться в свете вступительных слов, в свете Божьего обетования. Поэтому я предпочитаю говорить о конституции Божьего завета, состоящей из двух частей: обетования и обязательства завета Господнего.

Уже по этой причине мы не должны заменять конституцию Божьего завета отрывками из посланий Нового Завета, содержащими какие-либо увещевания. Но есть люди, которые предпочитают поступать именно так, говоря: «Давайте прочтем несколько отрывков из посланий Нового Завета вместо слов закона из 20-й главы книги Исход или 5-й главы книги Второзаконие». Однако же речь идет о целостности Божьего завета, состоящего из двух частей!  После конституции, записанной в 20-й главе книги Исход или 5-й главы Второзакония, я также не люблю читать обобщение, которое содержится в Новом Завете в словах Христа, которые мы находим в 22-й главе Евангелия от Матфея. Во-первых, Христос сделал это обобщение в особенном контексте – в споре с фарисеями. Во-вторых, Моисей таким же образом подытожил десять заповедей Божьих. В любом случае, главным моим основанием является то, что в этом обобщении нет упоминания о главном составляющем элементе Божьего завета – Его обетовании.

5.      Пение общины. После заповедей завета следует ответ Божьего народа, который снова выражен в пении Псалма. Этот Псалом должен иметь что-нибудь общее с основной целью Божьего завета. Это может быть Псалом, в котором мы исповедуем  свои грехи, потому что мы не исполняли Божьи заповеди так, как должны были. Это также может быть хвалебный Псалом, посвященный верности Бога Своему завету. Если возможно, предпочтительно выбирать Псалом  в соответствии с предыдущим Псалмом или – если он пропет не целиком – с остальной его частью.

6.      Молитва. (В таком порядке поклонения – это молитва, которая содержит, среди прочего, публичное признание грехов, а также прошение о прощении, духовном обновлении и об освещении Святым Духом.) Мы должны сознавать этот точный порядок. Прежде всего, народу читается закон Господа  вместе с обетованием Божьего завета.

Жизнь детей Божьих не соответствует обязательствам завета. Но Божий народ может молиться о прощении, обновлении сердца и освящении Святым Духом, Который обещает действовать вместе со Словом Бога. Поэтому эта молитва является вступлением к чтению и проповеди Божьего Слова.

7.      Теперь пришло время чтения Библии. Как уже было сказано, могут быть прочитаны один или несколько отрывков, связанных с проповедью, с последующим после этого пением. Однако, согласно обычаю ранней Церкви, чтение Библии и проповедь Слова Божьего неразрывны.  Наш Господь Иисус Сам последовал этому обычаю, прочитав отрывок из книги пророка Исаии,  и сразу же начав проповедовать на это Слово Бога (ср. Лк. 4).

8.      После прочтения одного или нескольких отрывков Святого Писания, следует чтение текста, а затем –

9.      Служение Слова. Служение Слова является провозглашением Божьей воли и одновременно толкованием Святого Писания, служением примирения с Богом, которое сегодня предназначено для Божьего народа  и распространяется на него в его особых обстоятельствах. Это учение и проповедь являются первой составной частью,  упоминающейся  во второй главе Деяний и в 38-м воскресном дне. Оно также заняло свое почетное место во всей (реформатской) литургии Божьего завета. Служение Слова является и должно оставаться основной частью богослужения и его нельзя  заменять недолгим размышлением или кратким уместным словом, соответствующим «теме дня». Нет, это должно быть живое провозглашение самого Божьего Слова. С его помощью Святой Дух будет работать в сердцах Божьего народа. Поэтому мы не можем приуменьшать значимость проповеди, но должны отдать ей ее законное место. После проповеди Слова Божьего следует:

10.         Ответная песня общины: народ завета отвечает на Божье Слово. Эта песня также не может быть произвольным псалмом или гимном, она должна выражать мысль, что услышанное Божье Слово должно подтверждаться жизнью, которая соответствует завету Божьему.

11.         Именно в этом месте может состояться проведение Святого Крещения. Таким образом, мы имеем более правильный порядок: главные средства благодати, с которыми Господь приходит к Своему народу в Своем Слове, заключаются в применении этого Слова. Затем следует второе средство – таинство.

12.         Далее имеет место молитва, то есть благодарение за Слово Божье, а также молитва о всех нуждах христиан, ходатайства, что тоже является ответом на Слово Божье и Его проповедь.

13.         Теперь община приносит свои пожертвования, согласно сказанному в 38-м воскресном дне: «Приносить пожертвования для бедных» и в Деяниях 2:42. Таким образом, сбор пожертвований занимает надлежащее, библейское место во время богослужения. Пожертвования для бедных являются неотъемлемой частью поклонения Богу.

14.         После проповеди также может следовать и совершение Вечери Господней, опять-таки в качестве второго средства Божьей благодати в Его завете. Неверно говорить о Вечере Господней как о служении. Установленный порядок для Вечери Господней – это не проповедь. Она является лишь толкованием для народа Божьего завета. Также, когда мы совершаем Вечерю Господню, нам следует сначала выслушать проповедь Слова Божьего – главного средства Божьей благодати в Его завете.

15.         В заключительной песне народ Божий может вновь откликнуться на  благодать Бога и прославить Господа своим пением.

16.         Затем следует благословение. Подобно тому, как народ ветхозаветной диспенсации получил благословение Аарона (Чис. 6 гл.), и как апостол писал в своих прощальных словах  церкви Нового Завета (2 Кор. 13 гл.),  так и собрание получает и берет с собой Божье благословение по вере.

На вечернем богослужении Апостольский символ веры не занимает того же самого места, что и Конституция Божьего завета на утреннем богослужении. Мы снова обращаемся к порядку Б, как это советует Синод Кловердаля 1983 года. Исповедание веры также вписывается в рамки общения завета: Бог говорит, а народ Божий отвечает. Сначала на утреннем служении читается закон или, вернее, Конституция Божьего завета. Это Бог, говорящий Свое Слово. Затем на вечернем богослужении во время исповедания веры, мы, Божий народ, даем ответ веры. Поэтому хорошо, если сама община активно принимает участие в этом акте исповедания, например, в пении Апостольского символа веры.

 

Разнообразие

В начале этой статьи мы говорили, что существует великолепный порядок в богослужении, особенно как это представлено в подпункте Б (стр. 582 и далее Книга Поклонения), и что этот порядок вытекает из порядка Жана Кальвина. Мы знаем, что Кальвин поддерживал возвращение к традициям ранней Церкви и что он подчеркивал необходимость для церкви Реформации уважать добрые традиции ранней Церкви Нового Завета времен апостолов и более поздних времен. В таком порядке Слово и ответ Божьего народа постоянно чередуются.

Помимо порядка Б, у нас есть порядок поклонения варианта А (стр. 581 и далее Книга Поклонения). Это так называемый «старый порядок». Но на самом деле этот порядок не так и стар – он возвращается к Голландскому синоду  (Миддельбург) 1933 года. Я не хочу сказать, что порядок А теряет библейскую и заветную особенность изображения встречи Бога со Своим народом, когда Господь говорит Свое Слово, а Его народ отвечает в вере. Но я хочу подчеркнуть, что лучшая реформатская традиция дана в порядке Б.

 

«Из традиции и суеверия»

Наш вывод:  прежде всего, мы ничего не можем делать в вопросе литургии, исходя из традиции или суеверия. Мы все знаем эти слова. Они возводятся к началу вопросов, заданных у купели для крещения. Чтобы избежать опасности действовать «из традиции или суеверия», установлено, что мы должны использовать таинство крещения с той целью, с которой для нас и наших детей оно было установлено Божьим заветом.

Что касается литургии Божьего завета, то действие «из традиции» также является неверным, а согласно традиции – верным! В отрывке из Писания, в котором говорится о том, что Иисус проповедовал в синагоге Назарета, сказано, что Господь «вошел, по обыкновению Своему, в день субботний в синагогу» (Лук. 4:16). Это был хороший обычай! Поэтому давайте продолжать эту добрую традицию как библейский обычай: регулярно посещать церковь Божью, особенно в «день покоя». В этом случае мы даже можем говорить об «апостольской традиции». Это не имеет ничего общего ни с римско-католическим уравниванием Писания и традиции, ни с римско-католической «апостольской преемственностью»,  но это продолжение того, что уже в апостольскую эпоху рассматривалось как литургия Божьего завета.

Это не означает, что литургия Божьего завета уже никак больше не может быть усовершенствована. Напротив, дискуссии о богослужении, а также о его обычаях и традициях, всегда необходимы. Нам не следует задаваться целью  приумножать формы литургии, но мы должны стремиться к тому, чтобы в своей литургии оставаться  верными Божьему завету. Не пределы, а глубина должна быть нашей целью. Мы можем также сказать, давайте стремиться к глубине, а не к широте нашей литургии. К. Шильдер сказал однажды: «Именно из-за традиции не существует никаких форм литургии». А также: «Слово жизни требует живых слов». Безжизненные формы могут привести к ситуации, когда общине смертельно надоедают проповеди, или, как минимум, они их утомляют. Но Господь хочет, чтобы Его паства была живой. Он хочет видеть живой народ Своего завета, который научен живой проповедью Его Слова!

Карел Дедденс

Карел Дедденс родился в 1924 г. В 1951 г. стал служителем Слова, пастором реформатской церкви в г.Хоэк (Нидерланды). В 1956 г. он принял приглашение церкви в Леердаме, а в 1961 г. – Амерсфоорта. Затем он уехал как миссионер на Куракао (Антильские острова), к чему был призван церковью в Рийсбурге, и оставался там до 1970 г. После служения пастором в самом Рийсбурге, он в 1974 г. принял приглашение общины в Гронингене и прослужил там 10 лет.

Канадские Реформатские церкви пригласили его на должность профессора диаконологии и экклезиологии  в теологическом колледже в Гамильтоне, штат Онтарио. В 1990 г. он ушел на пенсию и вернулся в Нидерланды.

Плодовитый автор, доктор Дедденс пространно писал на голландском и английском.

 

Главные работы

Where Everything Points to Him. Neerlandia: Inheritance Publications, 1993.

Fulfil your Ministry. Winnipeg: Premier, 1990.

Decently and in Good Order: the Church Order of the Canadian and American Reformed Churches as Revised by the General Synods Cloverdale 1983 and Burlington-West 1986. With G. Van Rongen. Winnipeg: Premier, 1986.

Annus liturgicus?: een onderzoek naar de betekenis van Cyrillus van Jeruzalem voor de ontwikkeling van het "kerkelijk jaar." Th.D. diss. Goes: Oosterbaan & LeCointre, 1975.

 

 

http://spindleworks.com/library/deddens/bio.htm

http://www.canrc.org/college/deddens.html

Евангельская Реформатская Семинария Украины

  • Лекции квалифицированных зарубежных преподавателей;
  • Требования, которые соответствуют западным семинарским стандартам;
  • Адаптированность лекционных и печатных материалов к нашей культуре;
  • Реалистичный учебный график;
  • Тесное сотрудничество между студентами и местными преподавателями.

Этот материал еще не обсуждался.

Добавьте Ваш комментарий
400 символов максимум
Защита от спама. Введите сумму чисел: 2 плюс 9 =